1. Имя: Анна Вильхельмина Бер – полное имя, данное при рождении, не используется со дня смерти.
Среди вампиров известна как Хельмина Бер, среди людей – Анна Мортон.
2. Возраст: 24/412
3. Клан: Артифис
4. Профессия в мире людей: -
5. Должность, статус в мире вампиров: советник Принца по научным вопросам, ученый
6. Внешность:
[indent] Среднего роста, стройная, в последние лет 20, правда, скорее тощая на грани измождения. Порывистая и резкая в движениях и жестах. С голосом сухим и глубоким, несколько низковатым для столь худощавой дамы.
[indent] Хельмина едина в трёх лицах. Ее вампирья ипостась, хранит следы неудачного эксперимента с излучением – платиновые её волосы коротки, тонки и безжизненно сухи, по обыкновению, торчат в разные стороны (но уже тому 7 лет как больше не редки, а ведь могла облысеть совсем!); Хельмина бледна нездоровой бледностью, тонкие губы – и вовсе отдают синевой. Её глаза также светлы, как лежалый голубоватый лёд, Хельмина часто и густо зачерняет веки, от чего глаза кажутся ярче. От природы тёмные, в противовес волосам, брови и ресницы контрастируют, нарушая облик бледной немощи.
[indent] Хельмина обычно носит робу-халат из чёрной парусины, пропитанной каучуком, прямой, с узкими рукавами и совершенно без пышных нижних юбок, зато с большим воротником, прикрывающим шею, и в этом рабочем лабораторном халате со следами и разводами сомнительного происхождения может заявиться куда угодно. На левой её руке перчатка, срывающая поджившую, но неизменно красноватую и всю в рубцах до локтя, последствиях ожоговых язв, руку - еще одно феноменальное для вампира последствие неудачного эксперимента. Хоть за одеждой она в этом облике не следит, но духами не брезгует. За ней тянется шлейф ментола или мяты с примесью хвойных масел, полыни и аира – холод и горечь.

Хельмина

http://s8.uploads.ru/vUBLd.jpg

[indent] Человеческая легенда. Миссис Анна Мортон, прочтенная вдова фабриканта и промышленника, известная меценатка, спонсирующая научные изыскания. При помощи умело нанесенного грима Хельмина затемняет кожу на несколько тонов, накладки, помещаемые в ноздри, меняют форму носа, а игры с преломлением света делают глаза карими, пышный черноволосый парик по обыкновению укладывается в высокие прически и довершает картину. Из одежды миссис Мортон предпочитает яркие чистые краски и тёмные оттенки, никаких пастельных тонов, ни в коем случае; из отделки – никаких кружев и рюш, но вот плиссировка, вышивка и игра фактурой тканей – приветствуются.
[indent] Для скрытия вампирской своей природы она дышит (о, это уже снова входит в привычку, так часто ей приходится имитировать дыхание!), мажется животным жиром с ароматическими отдушками (амбра, древесные нотки и корица, временами жжёный сахар – тяжелый, сладковатый и тёплый аромат), чтобы замаскировать отсутствие запаха тела.

Анна Мортон

http://s4.uploads.ru/9Ylb3.jpg

[indent] Третий облик – рабочий, для сомнительных предприятий. C металлической маской, открывающей лишь нижнюю часть лица. Губы густо подведены тёмным кармином, выступая за естественный контур, чтобы визуально изменить их форму и увеличить объем. Тёмных тонов, немаркий атласный укороченный плащ с пелеринкой и капюшоном скрадывает фигуру, не мешая передвижениям. Штаны, вопиющее нарушение приличий, также призваны облегчить перемещение. Высокие сапоги из мягкой кожи позволяют ступать бесшумно, а окованные металлом носы – ударять достаточно ощутимо даже без применения вампирской силы. Металлические наручи и кожаные рукавицы надежно скрывают руки до локтя. И в этом облике Хельмина намеренно избавляется от малейшего следа запаха – чтобы стать ещё более неуловимой.

Нет здесь никого, Вам показалось

http://s7.uploads.ru/IpsV9.jpg

[indent] Мало кто догадывается, что все три облика принадлежат одной вампирше. Каждой маской Хельмина дорожит, отдав долгие часы продумыванию деталей, ведь от этого зависит в первую очередь её безопасность, а во вторую – сохранность тайн, её и не только.

7. Биография.

Смертная жизнь и обращение

[indent] Родилась в Кракове 1 июня 1458 в семье одного из кураторов библиотеки Яггелонского Университета. Младшая и любимая дочь, ей многое дозволялось, в том числе и доступ к манускриптам. Балованное книжное дитя к 14 годам читало, писало на польском, немецком и латыни, ловко щелкало дроби в уме и знало небесные светила по именам и положению на небосводе. А ещё не боялось крови, вони и криков лекарского факультета.
[indent] Юная Анна Бер мечтала прочитать всю библиотеку, вверенную заботам её отца, но отчётливо понимала, что на это человеческой жизни может не хватить, она повадилась тихо-тихо прокрадываться в здание по ночам и с прикрытой свечкой замирать над очередным фолиантом в ночи. Однажды её одиночество было разбито вторжением ночного гостя. Только много-много позже Хельмина задастся вопросом, почему с ней заговорили, а не проигнорировали или закусили ею. Оказывается, быть прелестным белокурым ангелом, хмурящимся над мудрёной формулировкой очередного трактата, спасительно. Вызвать удивление и любопытство ночного хищника – залог долгой жизни и ещё более долгой не-жизни. Анна призналась в глупом своём желании прочесть все здешние книги, и ещё более глупом, заветном – посмотреть, что будет с библиотекой, наукой и миром через век или два. Они тогда проболтали всю ночь, о рукописи, за которой он пришёл, гость вспомнил ближе к рассвету и рассветом же исчез, пообещав, правда, если спустя десяток лет цели и мечты Анны не изменятся, осуществить их.
[indent] Когда Анне сравнялось 24, она умерла. Потому что, несмотря на то, что успела завести семью и обрасти сеткой привязанностей, часто в задумчивости воображала мир вокруг себя через долгие-долгие десятилетия, пытаясь предугадать изменения, которые неизбежно принесёт грядущее. И потому что ночной её гость выполнил своё обещание. Анна умерла, но появилась Хельмина, именно такое сокращение её имени предпочитал Ральд (так именовался сам ночной гость, тяга к странным сокращениям тут налицо).

Неразрешимое противоречие, неразгаданная загадка
[indent] За обращение Хельмина равно была ему благодарна и возненавидела его. Исполнение желания не обошлось без изъяна. За вечность познания (несколько сотен лет двадцатичетырехлетней женщине казались тогда именно вечностью) потребовалось заплатить жизнью, отказом от родных и близких, от человеческой сущности, от дня, наконец. И да, она бы отказалась по доброй своей воле, вот только Ральд ни о чём не предупреждал, не объяснил до. И за это утаивание, за свою неосведомленность Хельмина и ненавидела, ведь он как никто ведал, что знать для неё, идти вперёд с отрытыми глазами – важно и необходимо.
[indent] И всё же, Ральд её не бросил сразу после обращения, как часто бывает, он учил её скрываться, выбирать пищу, стоять за себя, проникать, где не ждут, развивать себя. И всё же, Хельмина не покинула Ральда, едва выучившись минимуму вампирьего существования. У Ральда была цель, он что-то искал. Не говоря Хельмине ни слова объяснения. Они путешествовали по востоку Европы, забираясь и за Карпаты; по Малой Азии, по землям османов; забираясь по степям дальше на восток до самого Самарканда, Хельмина проникала в обсерватории и медресе в поисках местных, восточных, научных трактатов, что же искал Ральд, она перестала спрашивать после первого десятилетия вместе. Он словно знал наперёд, какими будут её силы, и вовсю использовал способности ученицы. Она пыталась найти систему – в их передвижениях, его стремлениях, украденных безделушках и реликвиях. Ответ не находился, это бесило. Возможно, Ральд был безумен. Вероятно, Хельмина чего-то не понимала. Эту загадку, это противоречие, она решала около века. Именно на столько хватило её благодарности, её терпения, её привязанности, её неприязни к обратившему.
[indent] Хельмина безумно устала. Слепо следовать. Не-жить не своей не-жизнью. Ральд уходил дальше на восток, она, в противоречии, на запад. Подходил к концу 16 век.

Vive la France и будь она проклята!
[indent] Побывав дома, в Кракове, Хельмина поняла, что дома больше нет. Испытала очередной мимолётный приступ благодарности к Ральду – занятая его поручениями, она не видела умирания своих знакомых и близких. Отряхнув прах мистичного востока и чужих стремлений, она искала опору, цель и себя.
[indent] Проколесив несколько десятков лет по Европе, осела во Франции.
[indent] Её звали Вивьен Бранше, и она могла стать опорой и даже, возможно, домом. Дочь аптекаря, умная, смелая девочка. Её Вьеннэ (тяга к нестандартным обращением явно передалась Хельмине). Та, что могла бы стать её обращённой. Но, увы, вампирские амулеты не защитят от людских дрязг. Ввязавшись в грязную историю с гробокопателем и имитацией эпидемии в порту, храбрая, глупая, отчаянно любившая провокации Вьеннэ погибла. Хельмина сотню раз кляла себя (и продолжает клясть) – за то, что её не было рядом; за то, что не обратила раньше – всё казалось, что времени полно, хотелось всё-всё объяснить заранее, чтобы было не как у неё самой. От Вьеннэ остались сожаления и любовь к провокационным методам разрешения конфликтов, словно рискуя сама, Хельмина ненадолго позволяет себе помечтать, что её несостоявшаяся ученица всё ещё рядом и жива, ну ли хотя бы не-мертва.
[indent] И только Великая Французская революция изгнала Хельмину из страны. Выбираться ей пришлось спешно, потеряв изрядную часть нажитого за полтора века благосостояния и имущества. Будучи увлеченной прогрессом, Хельмина, как обычно, не замечала опасных настроений людей до самого крайнего момента. «Чёртовы французы с их сраным гуманизмом устроили первостатейную резню и погромы во имя того самого гуманизма, равенства и переделёжки благ», - потом будет говорить она. Быстро поняв, что переделёжка вскорости не закончится, затянувшись на годы, а то и десятилетия, в которые меньше всего будет интереса к хельмининым драгоценным точным наукам, она направилась в Британию.

Туманный остров туманных надежд и перспектив
[indent] Привычно обосновалась в столице, поближе к Лондонскому Королевскому обществу, каковое казалось ей перспективным и передовым центром человеческой науки на ближайший век, а то и больше.
[indent] Здесь, в Англии, впервые она задумается над присоединением к вампирскому обществу, то ли обжёгшись с Францией, то ли, наконец, поняв, что одиночное влияние на что-либо незначительно. Присоединится к клану иллюзионистов, руководствуясь сходством эффектов способностей и наибольшей концентрацией чудных изобретателей, полусумасшедших учёных, с которыми сведёт знакомство, и всё чаще будет выступать от их имени перед верхушкой вампирского сообщества.
[indent] Хельмина обнаружила прискорбную стесненность в финансах (Франция стоила ей слишком многого), а вложения её, как правило, носят долгоперспективный характер. И хотя за несколько десятков лет в Британии ей удалось заложить основу будущего своего состояния, но все интересные с её точки зрения прожекты от науки она спонсировать из своего кошелька не могла. И что? Правильно, нужно найти кошелёк потуже.
[indent] Сочетающая взбалмошность и прагматичность, попеременно врубая то занудную немку, то гонористую полячку, Хельмина выбилась в советники, в том числе и по науке, добравшись до самых влиятельных ушей и вампирьей казны, обладая достаточной наглостью и достаточным умом для анализа применений нынешних бесполезных, казалось бы, изобретений и их последствий. Руководствуясь принципом: будь очень полезна, чтобы тебя ценили, и раздражай, чтобы тебя заметили и не забывали, Хельмина уже не первое десятилетие представляет интересы ультратехнологичных членов вампирьего сообщества и ратует за адаптацию людской науки и даже управление ею.
[indent] Ведь она прекрасно знает на собственной шкуре, как опасны могут быть и куда завести бесконтрольные исследования, два десятка лет назад, экспериментируя с гранями своего дара, изучая излучение, Хельмина чуть не погубила сама себя, отделавшись тяжелейшими ожогами левой руки (основной рабочей руки, которые не вполне зажили до сих пор), выпадением некогда предмета её законной гордости – длинных пышных платиновых волос и жуткой болью, а, в последствии, и нескольколетней слабостью. Два года усиленного питания (когда за ночь Хельмине требовалось осушить несколько человек) помогли вампирьему организму преодолеть и пережить то, что сгубило бы человека. Память о месяцах боли (горькая и сладостная память о позабытой остроте жизни) и годах слабости, о мучительном переучивании в правшу (о эти ужасные каракули, что выходили из под пера в правой руке вместо привычного летящего почерка руки левой!) заставляет Хельмину с большей осторожностью и цепкостью просчитывать последствия научных изысканий – как своих, так и чужих.
[indent] Семь лет назад, едва оправясь от самых тяжких последствий неудачного эксперимента, Хельмина вернулась к своей деятельности и снова стала вращаться в прогрессивных кругах лондонского людского общества. Мистер Мортон, Арчибальд, показался ей слишком сообразительным и прагматичным для просто еды, но недостаточно мозговитым и перспективным для обращения. Сияющая фарфоровой почти прозрачностью и заполошной, почти чахоточной, лихорадочностью, Анна, смертная её маска, легко очаровала владельца сети фабрик. Трогательный двойной вензель А, пышное торжество, умопомрачительное платье (нет бы вложиться в улучшение оборудования своих же фабрик или хотя бы в её, хельминины, интересы!) – ох, как же давно она не участвовала в свадьбах в роли главного действующего лица. Море очарования (смешанное с изрядной долей тщательно скрываемого стыда – что она делает? Неужто нет более интеллектуального подхода к увеличению своего благосостояния? Разумеется, есть, и не один, но этот путь – самый быстрый и почти не требует усилий), и нужные ей подписи легли на нужные бумаги. А мистер Мортон очень быстро закончился (в тот год Хельмина, едва обретя более-менее товарный не скелетный вид, восполняя утраченное в губительном излучении, поглощала энергию с той же жадностью, как ранее кровь своих жертв, изрядно напоминая себе самку паука или богомола, разве что голову не откусывала партнёрам из числа людей), оставив её весьма состоятельной вдовой.
[indent] К слову, к нынешнему дню всё её состояние уже вложено в инвестиционные прожекты, практически не оставляя свободных средств, поэтому в общевампирью казну Хельмина впивается как самая упыристая упырица на свете.

8. Сверхъестественные способности: обычные для вампира.
Личная способность – управление светом. Тщательно скрывает от большинства возможность продолжительное время пребывать на солнце.
9. Способности древнего: -

Отредактировано Хельмина Бер (2017-04-27 12:36:48)