http://forumfiles.ru/files/0017/94/c8/17306.css
http://forumfiles.ru/files/0017/94/c8/63044.css

Лондон 1870

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Лондон 1870 » Минувшее » Кабан по французски


Кабан по французски

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

ЛЕВИ

12 июля 1318 года. Париж.
[indent] Июль в этом году выдался жарким. На небе не было ни облачка, солнце беспощадно заливало Париж ярким светом, обрушивало на него духоту. Даже люди старались днём укрыться в домах за ставнями, а что уж говорить о вампирах!
Но в подземных галереях это не имело никакого значения. Там всегда было прохладно и темно. Казалось бы, любой вампир, который знал места входов в заброшенные каменоломни, простирающиеся на много льё под Парижем, мог днём найти в них покой и безопасность. Казалось бы… но подземелья таили в себе немало угроз. Самая очевидная  – вампир мог заблудиться, не найти дорогу к людям и со временем умереть от голода. Но говорили, что встречается тут и кое-что похуже.
[indent] Жерар де Вели давно собирался выяснить всё сам. И не просто выяснить, но составить карту, которая могла бы впоследствии послужить другим вампирам. Но всё как-то то наваливались другие дела, то не было подходящего товарища.
[indent] Сейчас наконец время пришло. Жерар стоял перед невысоким лазом, скрытым в подвале одного из домов на левом берегу Сены. Человек, заглянув в лаз, решил бы, то там ничего не видно, но зрение вампира позволяло понять, что ход, расширяясь, ведёт вниз. Внизу начинались катакомбы.
[indent] Жерар последний раз проверил свою экипировку. Прочная, не стесняющая движений одежда. Кожаные перчатки. Меч на поясе. Нож. Короткий факел – на всякий случай, вдруг придётся выдавать себя за людей. Поясная сумка, где лежат верёвка, бумага для записей и ещё кое-какие мелочи.
[indent] Хорошо.
[indent] Вампир оглянулся на своего спутника. Винсент Ромул, по происхождению англичанин, ныне член вампирского клана Калис в Париже. Из тех, кто в бою рядом с тобой не струсит, но на дружеской попойке непременно будет тебя вышучивать.
[indent] – Пойдём, – не то предложил, не то скомандовал Франсуа и первым двинулся вниз.

ВИН
[indent] Винсенте Романо был молод и глуп - по его личной оценке, если вспоминать эти времена из 1870 годов.
[indent] Ему 120 лет, он еще не совершил множества ошибок и не до конца осознал какие последствия может за них понести. Был никем, звали его никак. И в Калис попал только из-за того, что наставник решал куда они пойдут и что будут делать. Стал бы англичанин удостаиваться чести лично приносить присягу главе, вопрос спорный, ответ на который судьба так и не дала повода услышать. Одно известно, что в глазах новичка мудрость в управлении демонстрировала Бланш Лефевр куда более завидную, чем беспринципный ''отец''. Последний не стремился к высотам. Ему нравились удовольствия и сомнительного рода взгляды на жизнь, часто сверх меры замешанные на крови и игрищах.
[indent] Винсент сидел над выступом, накрывающим вход в ту часть пещеры, куда заглядывал его друг.
[indent] Жерар пользовался уважением в его глазах, как и многие в клане. В нем был самостоятельный толк. Он хорошо разбирался в искусстве, ценил тонкости истории и много внимания уделял деталям, которым сам Винсент не предавал значения. Например, Ромулу было не принципиально какой чепец стоит надеть согласно последней моде. Поэтому это знакомство молодой вампир ценил. Несомненно выгодно общаться с непохожими носителями полезной информации. Это расширяет кругозор и в итоге делает тебя сильнее. В том был весь Винсент. Он подстраиваться под каждого, стараясь перенять от того навыки и умения. А вдруг пригодятся в жизни?
[indent] Вампир сидел сверху и ждал, пока инициатор прогулки примет решение.
[indent] «Пойдем» коснулось его ушей. Винсент поспешно спрыгнул вниз, неожиданно садясь на плечи Вели и на половину на нем въезжая в новый коридор. Низкий свод стал помехой авантюре. Цепляясь за каменную породу руками, шутник повис на стене и поспешно снял ноги с не насиженного места, стараясь спутника из под себя вытолкнуть вперед, придавая тому легкий пинок в спину.

ВЕЛИ
[indent] Получив толчок в спину, Жерар невольно шатнулся вперёд, но через пару шагов выправился.
[indent] – Не кидайся мне на шею, дурашка! – намеренно манерным голосом бросил он через плечо. – Сдержи свою страсть – ты не в моём вкусе!
[indent] Жерар отлично знал, что его товарищ крутит любовь исключительно с женщинами, и именно поэтому прикалывался.
[indent] Спустившись вниз,  оба вампира оказались в каменном коридоре. Потолок тоже был каменным и притом неровным: то повыше, то пониже. А пол оказался глиняным, но, впрочем, по нынешней сухой погоде и глина была твёрдой, как камень.
[indent] Коридор шёл влево и вправо, но сразу было видно, что левый отросток кончается тупиком.  Поэтому  Жерар пошёл вправо.
Над головой шмыгали потревоженные летучие мыши.
[indent] Шагов через двести коридор преградила железная решётка, запертая на замок.
[indent] – Интересно… – протянул Жерар, оглядывая конструкцию. – Это нас защищают или от нас защищаются?

ВИН
[indent] Ромул тихо выругался, сплевывая. Он упустил тот факт, по поводу которого в те годы был крайне нетерпимым вампиром. И куда бы не шли на тему ''любви'' взгляды человечества, у не-до-принца они двигались всегда своим путем. Не раз приходилось спорить с Жераром: что же имеет право творить природа в вопросах ориентации, раздувая баталии до философских масштабов смысла жизни и всего бытия всех существ вместе взятых. Особенно вызывали улыбку рассуждения на тему «мы же так все вымрем»! Для вампиров это было очень ''актуально''.. И тогда Ромул пояснял, что беспокоится за питание его сородичей. Если нечего будет жрать, то и кровопийцы на крови животных иссохнут, поэтому требуется соблюдать разумное соотношение в количестве еды и потребителей, избегая лишнего сокращения поголовья людей, где войны и болезни без того являются хорошим подспорьем в этом ужасном деле. А если допустить чрезмерное разрастания популяции вампиров над поголовьем людей, это в свою очередь приведет к новой катастрофе как для первых, так и для вторых. Потому просто необходимо во все времена нормальным, здоровым мужикам обращать внимание на женщин, а не придаваться содомии, отлынивая от важной миссии, такая как — кормление нечисти. Остальные аргументы вроде «для удовольствия» и «я женщин тоже люблю» не убеждали смягчится недовольного вампира. Ему откровенно было противно представлять достойного господина как Вели в объятиях.. не менее достойного кого-то другого, включая даже самого себя. Все достоинство теряли господа! В общем, после такой шуточки в катакомбах, Винсу очень захотелось сбегать и помыться в ближайшей реке.
[indent] Подходя к решетке, он еще продолжал что-то недовольно бухтеть под нос, пока не ответил:
[indent] -Они нас провоцируют и интригуют. - С этими словами легко выгнул прутья в стороны и пролез дальше в коридор. Осмотрелся. -Метки на стенах надо оставлять. Потом не вернемся. Мел есть?
[indent] Не дожидаясь, покопался в поясной сумке, выудил завалявшийся кусочек уголька.
Поправил шоссы (видимо сработал инстинкт самосохранения собственной ''невинности'' рядом с французом). Фраза вроде «ты не в моем вкусе» редко долетала до осознанности Ромула. Его частенько пытались спутать с женщиной из-за миловидных черт, а потому уже заранее рассчитывал на подобное внимание.
[indent] Вампир размашисто расписался на стене. И возможно это было что-то вроде «здесь был Винсент».

ВЕЛИ
[indent] – Мел есть, – отозвался Жерар и полез в сумку за мелом, а заодно за бумагой и пером. Мысль ставить метки на стенах ему и самому приходила в голову, но куда больше Жерару нравилась мысль о карте, которую можно составлять и заодно отмечать на ней пройденный путь.
[indent] Пока Винсент писал углём на стене, Франсуа проколол пером кожу и своей кровью сделал на бумаге первые пометки. Закончив, поднял глаза на надпись, которую оставил на каменной стенке его товарищ.
[indent] – Твоё имя по-французски только произносится «Венсан», а пишется «Винсент», с буквой «т» на конце, – указал он. И не удержался от ехидства: – Учись, учись. А то вот станешь властелином мира, а писать будешь с ошибками – засмеют же!
[indent] Не дожидаясь, пока Винсент ответит, протянул ему кусок мела:
[indent] – Держи. Давай ты будешь делать отметки на стенах, а я буду рисовать карту. Отметки могут случайно стереться, а карта потеряться – но что-то одно у нас в любом случае останется.
[indent] После решётки коридор какое-то время шёл вперед, а потом вывел в подземный зал неправильной формы. Потолок поддерживали несколько грубых колонн. Из зала было несколько выходов на разные стороны. Жерар подумал, что, возможно, именно здесь когда-то добывали камень и именно отсюда разбегались ходы в разные забои.
[indent] Сделав отметки на карте и на стене, вампиры зашли в ближайший левый коридор.
[indent] Вскоре перед ними предстал ещё один зал – на этот раз поменьше и какой-то более ухоженный. Пол и потолок здесь были ровнее, стены – прямее, выходящих коридоров всего два. Посреди зала громоздилась каменная глыба со срезанной поверхностью, напоминающая жертвенный алтарь. Судя по засохшим потёкам крови на поверхности камня, жертвы тут явно приносили. А если взглянуть на перевёрнутое распятие на одной из стен, сразу становилось понятно, кому именно.
[indent] На полу остались огарки чёрных свечей.

ВИН
[indent] Указав стрелочкой направление, англичанин поспешил за поучающим его другом. Вели старше, Вели может. Винсент закатил глаза, скривив физиономию, передразнивая умника.
[indent] -Хочу я посмотреть на того, кто будет смеяться над властелином МИРА.. Но допустим. В таком случаи я заведу целый штат помощников, которые в этом вопросе будут разбираться лучше меня. Претендовать на совершенство во всем — сомнительная перспектива.
[indent] А ближайшие перспективы получения пусть маленького (относительно масштабов мира), но все же трона грозили как раз не Ромулу. Вели мог наследовать  клан и погрузится в кутерьму дел и ответственностей, до сего момента не обременявших молодых вампиров. Стоило озаботится о добрых отношениях с сильными мира сего. Знакомства среди глав —  нужные позиции, которые Винсент не хотел упускать. Он смягчился, улыбнулся и подобрел. Ладно, пусть у них разные взгляды и предпочтения, в целом нет причин по-настоящему ссорится.
[indent] Англичанин нагнал спутника и вместе с ним вышел в зал жертвоприношений.
[indent] -Символ апостола Петра, - радостно сказал, посматривая на перевернутое распятие. - Ныне символ папы римского. Но здесь его использовали не католики и предавали знаку иное значение, - подошел к стене и потрогал пальцами состав, которым нарисовали крест. -Сажа.
[indent]Обратил внимание на жертвенник. Никакого уважения или брезгливости к подобным увлечениям не испытывал. Ни страха, ни трепета, любопытство ощущал Ромул. Сакрального не находил - только черные игрища. Вампирью природу в любом случаи считал куда более сатанинской, чем все эти ритуальчики и воззвания к Люциферу.
[indent] С легкостью и непринужденностью запрыгнул на алтарь, постучал по камню.
[indent] -Смертные развлекались. Они.. - Дальше должна была последовать история из прошлого, но Ромул не договорил, уловив тонким слухом странный, неестественный шорох, шелест, шепот — звук или воздух вблизи себя, ставший почти материальным, но при этом все еще остававшимся прозрачным. Вампир медленно повернулся, теряя настроение, насторожился. Напрягся как струна, в любой момент готовый сорваться, бежать или действовать.

ВЕЛИ
[indent] Если Винсент осматривал помещение с весёлым любопытством, то Жерар, напротив, оглядывался вокруг с отвращением. Вера в Господа и почитание Его были для Жерара де Вели чем-то важным, священным; он понимал, что, как нежить, лишён Господней благодати, но от этого христианские ценности не перестали быть его внутренним мерилом вещей и ситуаций.
[indent] В конце концов, когда-то он был крестоносцем!
[indent] – Сволочи, – негромко, но  чувством выразился он, – подонки. Эти дьяволопоклонники хуже еретиков! Те хоть неправильно, но верят в Бога, а эти… богоотступники вообще!..
[indent] Тем временем Винсент начал было что-то говорить, но вдруг оборвал фразу, замер, как гончий пёс на охоте. Жерар тоже замолчал и прислушался.
[indent] Тишина подземного зала вдруг взорвалась рёвом и свистом. Жерар так и не понял, откуда в зале появился некто новый – создавалось впечатление, что прямо из воздуха. Француз затруднился бы описать, кто это: пожалуй, больше всего ЭТО походило на стоящего на задних лапах кабана с рогами и длинным хвостом… вот только слова «кабан с рогами» никак не передавали мерзотности облика. Нет, никак нельзя было обрисовать в коротких словах грязную шерсть, в которой кишели могильные черви, или голый, непристойно розовый длинный хвост с роговым наконечником.
[indent] Да и времени на описания, если честно, не было. От первого удара хвостом Жерар сумел увернуться, одновременно выхватывая меч, второй сумел отбить, а вот от третьего снова пришлось уворачиваться и отпрыгивать – хвост хлестал чаще, чем француз успевал двигать клинок.
[indent] За сотню с лишним лет существования вампиром Жерар привык к тому, что он ловок и быстр. Но сейчас он неожиданно столкнулся с противником, который был ещё быстрее.
[indent] Снова вскидывая клинок, вампир заметил, что в том месте, где меч столкнулся с наконечником хвоста, в металле осталась ощутимая выщербина. В металле! Руку заденет – руке конец, пронеслось в голове у вампира.

ВИН
[indent] По мере того, как трансформировался облик быка из воздуха в его итоговые очертания, преображалось и лицо Винсента. Из веселого, затем настороженного, он превратился в испуганного, ужасающегося. И в такт, быстро как мог, согласно первому взмаху хвоста, оттолкнулся ногами от алтаря и взлетел под самый потолок на одну из колон, подпирающую свод. С этой позиции все виделось как на ладони и временно можно было расслабиться.
[indent] То что делал внизу собрат выглядело героически и вместе с тем опасно. Жерар скорее поспешно отбивался, чем активно наступал.
[indent] Смертоносный хвост царапал стены, оставляя в них глубокие выщербины, разбивал в прах колоны, доставляя массу неприятностей от летящих в разные стороны камней. Нужно было что-то делать.. пока свод пещеры не обрушился, погребая под собой горе-путешественников.
[indent] Винсент напряженно следил за монстром, стараясь угадать его следующий ход, предсказывая наперед. Его взгляд метался так, как редко бывало - настолько был быстр бык! И наконец, решившись, он выпустил временное убежище из рук, оттолкнулся от камня и свалился на противное, вонючее исчадие ада. Липкая шерсть, мухи, черви, слизь — все ''радости'' того света с его темной  стороны облепили вампира.  Он вцепился в шкуру высоко на холке и на мгновения скривился от подступающей дурноты. Воняло так, что даже мертвое нутро смельчака способно было вывернуться.
[indent] Пока кабан не осознал степени своей опасности, требовалось терпеть и делать то.. что требовалось. Винсент сцепил зубы и принялся взбираться чуть выше, преодолевая небольшое расстояние от холки к рогам быка. Трясло безбожно. Силу рук хотелось укрепить цепкостью пальцев на ногах, но обувь мешала. Пришлось обнимать вонючего коленями, как буйного жеребца в период прерванной случки. А хватаясь за правый рог вампир почти соскользнул, испачкав руки до этого в дерьме на шкуре. Его завертело словно придаток к волчку, ноги потеряли опору.. и двумя руками болтаясь на одном роге, Ромул носился под сводом, чудом пока не цепляя собой стены и оставшиеся колоны.

ВЕЛИ
[indent] Чёрт его знает, что задумал Винсент, кидаясь с колонны на загривок этой рогатой громадине, но пока тварь как бешеная мечется по пещере, это ему явно не удастся. А мечется тварь за Жераром. А Жерар, в свою очередь, не может перестать уворачиваться и прыгать из стороны в сторону, потому что иначе его прихлопнут. Надо что-то придумать – и быстро!
[indent] Надо остановить противника или хотя бы замедлить. В сумке лежит верёвка, но толку с неё? Этот гад силен и порвёт верёвку одним движением, к тому же обмотать ею ноги противника, если всё время находишься к нему лицом, невозможно. Если хотя бы забежать ему за спину… но он слишком ловок и не подпустит…
[indent] Отбивая очередной удар, Жерар свободной рукой расстегнул ремень и во время следующего финта рванул с себя перевязь с ножнами. Чуть не попал под наконечник хвоста, вписался плечом в колонну и понял, что ещё немного – и тварь зажмёт его в угол. Пришлось падать на пол и уходить в перекат. Рогатая гадина быстро сориентировалась и попробовала достать его копытом. Уворачиваясь от копыта, вампир пропустил удар хвостом, но, к счастью, тот пришёлся по касательной и всего лишь рассёк на спине одежду и кожу.
[indent] У Винсента, кажется, тоже дела обстояли не лучшим образом: он чуть не сорвался с противника. Удержался, правда, но кто знает, надолго ли его хватит?
[indent] Наконец-то выровнявшись и вскинув клинок, Жерар левой рукой метнул перевязь так, чтобы захлестнуть ноги твари. Ножны очень удачно сыграли роль грузила. Тварь споткнулась и замедлилась. Три крепких ремня на какое-то время спутали мохнатые ноги; оставалось надеяться, что ремни выдержат и дадут вампирам хотя бы несколько таких необходимых сейчас мгновений!
[indent] Жерар, не замедляясь, снова принял на свой меч удар рогового хвоста. Теперь ему надо было изо всех сил отвлекать внимание твари от того, что делается у неё на загривке.
[indent] Рубашка на спине стала мокрой от крови.

ВИН
[indent] Что-то случилось и мир, внезапно, покатился не по накатанной, но вопреки привычному опрокинулся вперед, затем взвился вверх, а потом наступила пауза.. — оценить помощь Жерара, без которой Винсент не справился бы, второй — увы — не мог, он просто ее не увидел ввиду своего незавидного положения. Все происходящее казалось отчаянному вампиру случайностью или подарком судьбы, о происхождении которого рассуждать было некогда. Требовалось действовать без промедлений, не думая о последствиях и не рассуждая насколько они губительными могут быть для него,.. для Вели.
[indent] Кабан затупил уставившись в пол, затем встряхнул головой, но этого хватило, чтобы ''вошь'' на голове по костяному отростку съехала вниз до самой макушки, цепко хватаясь за драные космы. К новой встряске Винсент был готов. И когда она началась, держался за лобешник быка прочно, кляня в сердцах преисподнюю. Плевался грязью, червями и собственной слюной, но отступать не имел права. Выхватил рукой нож, замахнулся и с криком, вкладывая в удар всю силу, на которую был способен, всадил лезвие в бычий глаз. Инерция подхватила вампира, утягивая за собой. Рука соскользнула с рукояти ножа.. Романо перекувырнулся в воздухе и рухнул о пол пещеры, падая на спину. Затрещали кости, зашумело в голове, на мгновение сознание бессмертного померкло и погрузилось в темноту..
[indent] А тварь взревела и частично провалилась в прозрачный воздух, исчезая так, как и появилась, частично обвалилась зловонной кучей, засыпая собой временно раненного вампира.
[indent] Старая пыль на полу, разбуженная беготней, окончательно всклубилась, превращая место битвы в плохо различимое месиво теней и движений.

ВИЛИ
[indent] Рогатая тварь взревела и распалась. От громкого рёва заложило уши, зловоние лопнувшей гадины ранило обоняние, но страшнее всего для Жерара оказался короткий, резкий порыв ветра, возникший в тот момент, когда тварь проваливалась обратно в никуда.
[indent] Этот ветер ощущался как удар, идущий во все стороны одновременно. Француза отбросило и приложило раненой спиной об стенку. Сползая вниз по стене, сквозь месиво поднявшейся пыли де Вели внезапно с ужасом увидел, что тот же порыв ветра сбил и так уже изрядно покосившуюся колонну – одну из тех, которые поддерживали потолочную плиту. Каменная плита опасно накренилась, вниз посыпался водопад камней и песка…
[indent] Только что Жерар думал, что он устал, вымотался и не сможет даже рукой пошевелить. Ха. Оказалось, что сил вполне достаточно для того, чтобы взметнуться на ноги, подскочить к тому месту, где упал Винсент, схватить товарища за что придётся и кинуться к ближайшему выходу. За его спиной с грохотом рушился потолок, падали колонны, летели камни. За мгновение до того, как выскочить в спасительный коридор, Жерар почувствовал, что его чем-то задело. Он упал, в падении стараясь закинуть Винсента вперёд, в проём – глаза застилало мелькание песка и пыли – Жерар приземлился на четвереньки, поскакал вперёд на карачках – очень неудачно наткнулся на тело друга, упавшее как раз в начале коридора – с нечленораздельным ругательством перевалился через него, ухватил за одежду и потащил за собой, спасаясь от осыпи.
[indent] Примерно через минуту до него дошло, что в коридоре можно, вообще-то, подняться на ноги. А также – что грохота больше не слышно, и, значит, обвал закончился.
[indent] Жерар быстро осмотрел Винсента. Его собрату поломало кости в нескольких местах, но в целом ничего фатального. Скоро придёт в себя.
[indent] Вампир обессилено растянулся на полу рядом с товарищем. Приключение – интереснее не придумаешь. Для начала, Жерар выскочил совсем не в тот коридор, из которого они пришли, а в другой, неизвестный. Теперь рухнувший свод пещеры закрыл им знакомый выход из катакомб; придётся искать новый, если он вообще тут есть. Далее, Винсент, видимо, потерял нож, а Жерар потерял перевязь с ножнами. Последнее, впрочем, не имело особого значения, так как меча он лишился тоже. Меч пришлось бросить, когда он бежал из-под обвала. Жалко было до боли, но тут ведь – либо меч, либо товарищ, то и другое в руках не удержишь...

ВИН
[indent] Ломка тела и сознания, когда бессмертное поврежденное тело пытается вновь стать целостным - страшная штука. Повторять такие ощущения никогда не хотелось, но иногда приходилось. Вот и сейчас, как только в глазах вампира  блеснула осознанность, его скрутила боль. И в этой агонии он пытался бежать, а точнее энергично ползти, потому что не знал наверняка, что монстр развоплотился. Образ страшной угрозы жил в памяти, подстегивал спешить в абстрактное безопасное место.
[indent] -Вели! - не в тему громко закричал. -Вели! - И когда увидел приятеля совсем близко, вымучено улыбнулся. Если Жерар жив и держится на ногах, не убегает и не отбивается, значит все не настолько плохо, как можно опасаться. -Где мы? Рогатый дьявол сдох? - выдавил, продолжая терзаться болью, но сквозь слезы улыбаться. Однажды ломка закончится и прежнее тело станет подвластно вампиру как и раньше.

ВЕЛИ
[indent] Жерар лежал на полу плашмя, и было ему хорошо. Никто прямо сейчас не нападал. Потолок сверху не падал. Вокруг была полная темнота. И тишина – почти полная, если не считать шелеста крыльев снующих туда-сюда летучих мышей…
[indent] Безопасность. Покой.
[indent] Спина, правда, горела болью, но Жерару досталось куда меньше, чем Винсенту. Его рана заживёт скорее и проще. А некоторая боль даже приятна. Как гласит поговорка, если ты способен чувствовать боль – значит, ты ещё не умер…
[indent] Жерар де Вели лежал и слушал звуки подземелья. Когда один из двоих спит или в отключке, другому нужно оставаться на страже – мало ли что случится вдруг? Ни в коем случае нельзя спать… Но, впрочем, Жерар спать и не хотелось. Он просто лежал и слушал.
[indent] Винсент резко дернулся, куда-то пополз, закричал.
[indent] – Здесь я, – Жерар быстро встал на колени и наклонился к товарищу. Тот увидел его и улыбнулся, хотя в глазах у него дрожала боль.
[indent] – Где мы? Рогатый дьявол сдох?
[indent] – Ну… вроде да. Он исчез куда-то… туда, откуда пришёл. – Француз замолк на мгновение, а потом восхищённо и даже с оттенком зависти добавил: – А здорово ты его!
[indent] Сам Жерар так не смог бы, и он это понимал. Причём дело тут было даже не в ловкости и не в быстроте реакции. Ловкость у обоих вампиров была примерно одинаковая. Но Жерару и в голову бы не пришло прыгать на «дьявола» сверху. Он попросту так не мыслил. Все навыки боя, которыми он владел, предполагали встречать противника лицом к лицу – ведь Жерара де Леви с детства готовили в рыцари. В отличие от Винсента Ромула, сына корабельщика, чьё детство прошло в порту…

ВИН
[indent] С трудом верилось, что отвратительный монстр исчез. Но глаза приятеля не лгали, когда неподдельно лучились радостью и восторгом.
[indent] -Он бы убил нас..  - кивнул головой вампир, если бы мог. Случившееся ему виделось как «я сделал то что должен был сделать». Поблагодарить Жерара за помощь не догадался, потому что не видел, ввиду обстоятельств, большей части этой помощи, но отметил — Ты удачно отвлек. Тварь могла обратить внимание на потолок и тогда бы моя затея не сработала.
[indent] Прошли минуты, пока тело вампира восстанавливалось. Царствующая боль по всему телу улеглась, отдавая место покою. Дыхание замедлилось и выровнялось, вампира перестало крутить и выворачивать. Он расслабился и затих, блаженно от осознания того что выжил, уставившись глазами в верх. Теперь он замечал окружающий мир. Это действительно был холодный коридор, темный и гулкий. Над сводом шелестели мыши - дальние сородичи вампиров. Такие своеобразные и в общем-то опасные для человекоподобных упырей, когда проголодаются. Не сразу, но новая улыбка коснулась губ Винсента.
[indent] -У меня есть еще одна хорошая новость, даже две. Мы не останемся голодными. И с помощью наших крылатых собратьев поищем выход. - а затем усмехнулся - Главное самим не стать для них добычей.
[indent] Руки ощупали восстановленное тело, прошлись по грязной, убитой слизью и вонью одежде. С неподдельным отвращением Ромул сорвал у горловины фибулу, стянул верхнюю коту. Вытер ее же подкладкой короткие черные волосы. Вот уж действительно от чего по-настоящему хотелось отмыться! Принялся за очистку сумки, оставшегося оружия на поясе, а в конце стянул верхние шоссы, оставаясь по сути в нижнем белье.
[indent] -Мразь. - выругался в адрес беса. До того противно вонял кабан и таскал на себе нечистоты. Винсенту совершенно все равно было как он выглядет здесь и сейчас неполноценно одетый. Из пещеры еще требуется выбраться живыми.
[indent] – А потом в том зале рухнули колонны и потолок, и всё завалило. Мы сейчас в коридоре, противоположном тому, которым мы пришли, – закончил ответ Жерар. – Впереди неизвестность.

ВЕЛИ
[indent] Вот что Франсуа всегда удивляло в Винсенте, так это непредсказуемость его мышления. На самые обычные факты англичанин умудрялся смотреть под каким-то очень странным углом.
[indent] Вот, например: известно, что летучие мыши, хотя и безвредны для людей, представляют некоторую опасность для вампиров. Известно также, что вампиры могут питаться кровью животных, в том числе летучих мышей, – это, правда, не очень питательная диета, но лучше, чем ничего. Таким образом, если запереть вампира и большую стаю летучих мышей в одном помещении, то можно делать ставки: кто кого сожрёт, когда проголодается? Шансы примерно равные. Если окажется, что сейчас все выходы из пещеры завалены, Винсент и Жерар рискуют оказаться именно в таком положении… Так почему ж молодой вампир считает, что эта новость – хорошая??
Но вслух Жерар, покачав головой, сказал о другом:
[indent] – Не хочу показаться пессимистом, но мы с тобой пролезем не во всякую щель, доступную для летучих мышей. Они-то маленькие. – А потом вдруг засмеялся. – Ладно, в крайнем случае частично разберём завал и прокопаем себе путь сквозь песок и глину. Другой вопрос, что времени на это может уйти примерно с месяц… И весь этот месяц придётся есть только летучих мышей и общаться только друг с другом… М-да. Если не от первого, то от второго я точно рехнусь.
[indent] Увидев, как его товарищ начал скидывать испорченную одежду, Жерар достал перо, бумагу и склонился над картой. Склониться было прямо-таки необходимо, чтобы Винсент не увидел, как француз прячет блеск в глазах и покусывает губы, не позволяя себе выдать ни одной ехидной реплики. Потому что очень, очень хотелось сказать что-нибудь типа «Ах, зачем раздеваться так быстро, ты всё равно меня не соблазнишь!» или, например, «А признайся, прыгать на меня было гораздо приятнее, чем на того дьявола…» Но Жерар справился с собой. Правда, не раньше, чем разобрался с картой, потом оттер о каменную стену выпачкавшиеся в грязи и слизи перчатки, потом поправил одежду, чтобы порванное сюрко не парусилось, потом покрепче затянул поясной ремень.

ВИН
[indent] Винсенте сделал утверждающий жест, говоривший о том, что  «да, именно раскопаем, расшатаем, разгребем..».. Ну либо застрянем здесь надолго - это додумал. А на остальное не отреагировал. Сложившаяся ситуация не провоцировала в нем несерьезного отношения, чтобы находить в себе силы для ехидства на тему вечного общения только с одним вампиром. Он рассуждал иначе. В случаи изоляции один собеседник лучше чем никакого. И Вели в его глазах на сегодня стал невероятно ценен со всеми его странностями и недостатками. Вдвоем выбраться проще, чем в одиночку. Никогда Ромул не был в изоляции, но отчего-то понимал, что это тяжело. Не хотелось такое пережить.
[indent] Ни вампиры, ни мыши сейчас голодны не были. К тому же вторые находились в состоянии покоя и не стремились наружу. Следуя за французом, Винсент говорил:
[indent] -Летучие мыши делятся пищей с теми, кто по каким-то причинам не вылетел на охоту. Они приносят кровь и отхаркивают ее сородичу.. -  вспомнил как один из интересных фактов. - Если мы далеко уйдем и там мышей не окажется, то не сможем проследить их полет к выходу,.. если выход не завалило окончательно. Не стоит уходить далеко.
[indent] Сам он остановился у развилки и присел на камень.

0

2

ВЕЛИ
[indent] Вообще-то нам лучше бы не разделяться, – сказал Жерар. – Поодиночке мы уязвимее.
[indent] Но Винсент уже сел на камень и, судя по всему, вставать не собирался. Вели кинул на него взгляд: англичанин выглядел необычно серьёзным. Что это с ним? Может, всё ещё больно, он не восстановился после переломов? Но двигается вроде нормально. А может, ему просто хочется побыть сейчас одному? Иногда это нужно. Что ж…
[indent] – Впрочем, ладно. Схожу в верхний коридор ненадолго. Посмотрю, есть ли там летучие мыши. А ты понаблюдаешь за мышами здесь… Я постараюсь отдалиться не дальше, чем на расстояние окрика. Если что-то тут случится – дай знать. И я, если что, тоже крикну.
[indent] Жерар шёл по коридору медленно, прислушиваясь. Но было тихо. Сначала… Шагов через сто ухо вампира различило новый звук: где-то капала вода.
[indent] Коридор снова раздвоился. Жерар выбрал тот, откуда доносился размеренный шелест капель; но прежде чем углубиться в него, нацарапал на стене стрелочку. На всякий случай.
[indent] Капала вода. Над головой порхнула летучая мышь, но это пока ни о чём не говорило. Мышка могла просто лететь на водопой.
Под ногой что-то хрустнуло. Жерар нагнулся и поднял осколок человеческого ребра. Кость старая, – отметил вампир, – даже запаха тлена не чувствуется…
[indent] Он пошёл дальше.

ВИН
[indent] Винсент остался один. Ему не давала покоя встреча с кабаном. Нечто немыслимое, такое, о чем не каждый древний миф или легенда рассказывает.. В вампиров он уже верил, про ведьм слышал, об оборотнях догадывался, но что-то еще, не похожее на человека и гораздо более сильное чем вампир — это новое!
[indent] Винсент был победителем в душе.. в том смысле, что всегда думал о том как достичь и получить, не отступал, до последнего находил варианты и пути, а до этого в серьез озадачивался, если встречал не познанное. Требовалось время для осознания и поиска точек воздействия.
[indent] Религиозные книги о загробном мире не сулили ничего хорошего упырям. До своего обращения сын корабельщика был примерным католиком. После осознал, что в этом больше  нет никакого смысла. Вампиры — не божьи творения.. (К 600 годам это мнение претерпит существенные изменения, но в 120 виделось именно таким). Посещали грустные мысли: кабан - собрат вампиров, ведь гласят священники <<вампиры - исчадие ада>>. Печально, что кровососом его сделали не по своей воле. Такую судьбу сам бы не выбрал.. тогда ему так казалось.
[indent] Ну и родственнички.. в преисподней!
[indent] Ромул посмотрел на потолок свода, где развесились гирлянды мышей. Подумал, зацепился за стену и, легкий на подъем, пластичный и верткий принялся взбираться к ним. Небольшие выщербины, уступы, неровности — все помогало в восхождении. Но главным козырем оставались способности вампира. Тот плюс в обмен на потерянный рай. Оказавшись на самом верху, неведомым человеку способом держась на самом потолке всеми четырьмя конечностями, человекоподобный вампир зацепился ногами за выступающую горную породу и повис вниз головой рядом с крылатыми кровососами.
[indent] -Привет, - сказал больше развеивая тишину пещеры, нежели в серьез обращаясь к мышам. -Как поживаете?
[indent] Зверьки ничего не изменили в поведении. Только несколько ближних посмотрело на Ромула красными глазками-бусинками. Эта ''мышь'' была им не знакома.

ВЕЛИ
[indent] Коридор, по которому шёл Жерар, начал сужаться. Вампир почти задевал плечами стены.
[indent] Он уже подумал, не пришло ли время возвращаться, но тут коридор закончился проёмом и вывел в небольшую каменную пещеру. Именно пещеру, не зал – стены тут были грубыми, необработанными, пол… каким был пол, понять оказалось сложно, так как он был весь покрыт каменной крошкой. Сверху спускались каменные наросты, и с одного из них по капельке падала вниз вода.
Жерар подошёл ближе. Капли, падающие вниз, за многие годы выдолбили в камне углубление – вроде неровной каменной чаши размером с лошадиную голову. Переливаясь через край этой чаши, вода тонкой струйкой сочилась вниз и пропадала среди покрывающих пол камней.
[indent] Впрочем, как заметил Жерар де Вели, на полу были не только камни. Там были также кости. Рёбра, отдельные позвонки, бедренная кость, проломленный череп… как показалось вампиру, тут были останки только одного человека. Вряд ли больше. И судя по тому, что валялись кости в разных местах, в этой пещере явно бывал кто-то, способный всё разбросать и перемешать. И это явно не летучие мышки – им такое не под силу. Возможно, крысы? Или тут есть и другие… живые существа?
[indent] А ещё интересно то, что рядом с костями Жерар не видел ни единого кусочка выделанной кожи, ни одной металлической пряжки. То ли покойный был нищим простолюдином, вся одёжка которого давно перегнила, то ли кто-то его обобрал…
[indent] Из пещеры было ещё несколько ходов, как на подбор низеньких и узких. Один из них вообще напоминал скорее нору, чем проход. Любопытно было бы взглянуть, куда они ведут, но… Жерар и так уже ушёл достаточно далеко. Если пойти дальше, можно не услышать, если Винсент подаст сигнал.
[indent] Кстати, Винсенту вода понравилась бы, – подумал вампир, вспоминая, как его товарищ отчищался. – Наверняка, если б он сейчас умылся, почувствовал бы себя лучше. Надо ему сказать.
[indent] И пошёл назад.

ВИН
[indent] Тоска.. мыши — не люди, говорить не умеют.
[indent] Вампир отвернулся, сплетая руки на груди.
[indent] Вели как ушел. Так и пропал.
[indent] -Когда на охоту? - спросил пустоту, подразумевая, что крылатым пора дорогу показать.
[indent] И тут с той стороны, где только что обвалился зал, родилось утробное клокотание.
[indent] Винсент отцепился, спрыгнул на пол, насторожился. Перед его глазами в полной темноте, доступной на обозрение ночному жителю, незыблемо покоился обвал горной породы. За ним оставался алтарь и место могилы монстра. Сквозь щели между камней просочилась вонь - дело дрянь!
[indent] Не дожидаясь продолжения Ромул поспешил найти товарища. На развилке заметил стрелку, повернул куда надо. Кричать не хотелось, чтобы лишний раз не давать повода зверюге охотится. Кто знает как у него устроена система поиска в голове?
[indent] За очередным изгибом коридора, где только-только начиналось сужение, оба вампира столкнулись.
[indent] -Вели, - схватил за плечи сородича Винсент, - Пора убираться.. Там опять несет как из выгребной ямы. И звук.. кабан не умер окончательно.

ВЕЛИ
[indent] Жерар понял сразу, быстро повернулся назад, завёл товарища в пещеру. Оглянулся на проём:
[indent] – Здесь ход маленький, он, наверно, сюда не пролезет…
[indent] Но сам же и понимал, что даже если рогатая тварь не пролезет в пещеру, это всё равно не решит проблему. Не могут же они с Винсентом сидеть в этой пещерке вечно! С другой стороны,  Жерар не представлял себе, как можно победить тварь, которая, будучи смертельно ранена, исчезает и потом возвращается обратно. Наверное, если бы он по-прежнему был человеком, он попробовал бы перекрестить рогатого демона и прочесть молитву. Но сейчас об этом даже думать не следовало.
[indent] – Винсент, ты что-нибудь знаешь об этих… ну, поклонниках Люцифера? И тварях, которых они вызывают?
Под потолком пещеры заметались встревоженные летучие мыши. Раньше, сколько помнил Жерар, они спокойно висели и спали. А сейчас что-то их всполошило. Но что? Или кто?
[indent] – А может, он всё-таки пролезет... – пробормотал де Вели вполголоса, непонятно к кому обращаясь и снова поглядывая на вход в пещеру.
[indent] Летучие мыши, как он заметил, в ту сторону не летели. Они стремились к ходам и лазам в противоположной стене. Похоже, что и вампирам надо было туда. Правда, непонятно было, который из проходов окажется лучше – мышки явно не делали между ними разницы.

ВИН
[indent] Сложно оценить пролезет или не пролезет сюда монстр. Казалось бы и по сужающемуся коридору не пройдет, да и сквозь обвал не выберется. Но тем не менее.. Винсент спиной ощущал опасность; незримый взгляд холодил мертвую кожу.
[indent] Увидев воду, скопившуюся в углублении камня, куда она мерно собиралась каплями, вампир не преминул воспользоваться случаем. Быстро умылся, стер грязь с рук и шеи.
[indent] -Я не любитель дьявола, но читал.. Много читал. - он читал обо всем. О иных культурах, религиях, об экономике и праве, об управлении и поэзии — все, что находил читал. - Люцефер — архангел света. Самый красивый и самый талантливый из всех слуг Божьих, падший из-за гордыни. Главное, что он проповедует — это якобы свободу и знание. На том и подкупил Еву, обещая прозрение с дерева познания добра и зла. Со второго дерева вечной жизнь обещал бессмертие.. но с него люди не вкусили. Этот плод достался — он усмехнулся — видимо вампирам. По одной из трактовок Люцефер не захотел служить людям, позавидовал им. О том говорит, к примеру Сура 7 «Почему я должен служить им? Они сделаны из пыли, я же из огня».
[indent] Жертвоприношение — один из актов провозглашения свободы. Считается что жизнь способен дать только Бог, а значит и забрать. Любой другой такого права не имеет. Совершая эту обрядовую сторону, поклонники падшего ангела как бы подтверждают божественную принадлежность, мол нам дано делать то, что и Богу. Так же священные книги гласят, что Бог вложил жизнь в кровь человека, поэтому на ней творится много заклятий, зла и... - он посмотрел на Вели и не договорил, несомненно думая в этот момент о природе вампиров. - Кровь носит сакральное значение.  Ну например цитаты: Только будь твёрд в том, чтобы не есть кровь, потому что кровь — это душа и ты не должен есть вместе с мясом душу.. Я обращу своё лицо против того, кто будет есть кровь, и истреблю его из его народа.. где бы вы ни жили, не ешьте никакой крови, будь то кровь домашней птицы или кровь животного.. - много об этом можно говорить и вспоминать. Суть в том, что Люцефер призывает делать то, что запрещает делать Бог. И мотивирует это свободой, властью. Ну а, на самом деле, как считают духовники и пишут священные книги, уподобится Богу не возможно, но можно жалко подражать. Греха без последствий не бывает. Поэтому приходят в наш мир демоны, призываемые такими вот заблуждениями людей.
[indent] Вообще изгнать демона может только Бог. Я не слышал, чтобы это можно было сделать своими силами. Потому что и Люцефер, и его слуги ада — существа более высшего порядка чем человек, сильнее во всех отношениях. Они отступают только перед божественным светом. В этом смысле я не удивлен, что от удара ножом кабан не развоплотился окончательно. Как бы во мне и моем ноже нет ничего святого. Если так пойдет, я бы предложил бежать, нежели разбираться с монстром. Как бы не в нашей власти - есть ощущение - его изгнать.

ВЕЛИ
[indent] Да уж, с Винсенте не соскучишься. Имя он своё по-французски правильно написать не может, а без подготовки выдать достойное богослова рассуждение с цитатами из Ветхого Завета и даже Корана – да запросто!
[indent] Вот они, последствия беспорядочного образования.
[indent] Впрочем, желания прикалываться над товарищем по этому поводу Жерар де Вели сейчас не ощущал. Напротив, его даже как-то кольнула совесть. Винсент, выходец из низов, имея вампира-наставника, способного научить разве что тридцати трём способам получения  удовольствия в постели, упорно занимался развитием своего ума и в некоторых науках теперь разбирался не хуже Жерара, с которым судьба обошлась куда более милостиво.  Надо бы ему помочь при случае, как-нибудь ненавязчиво, чтобы не обиделся, – подумал  француз. – Объяснить про тривиум и квадривиум, про последовательное изучение дисциплин и систематическое чтение. По грамматике погонять, если он согласится… И ещё я попрошу Бланш, чтобы пустила его к книгам тамплиеров.
[indent] Мысль отложилась в голове и временно исчезла, уступив место другим, более актуальным сейчас размышлениям. Жерар не на шутку беспокоило поведение летучих мышей. Чего они испугались?
[indent] Потом где-то в глубине узкого коридора, которым вампиры пришли сюда, послышался приглушённый рёв. Приглушённый – но вполне узнаваемый. Затем Жерар почувствовал запах гниющей плоти и выгребной ямы, и тут уж последние сомнения отпали.
[indent] – Думаю, ты прав: надо отступить, а не кидаться на демона, – согласился Жерар. – Уходим.
[indent] Из проходов, через которые покидали пещеру летучие мыши, француз выбрал самый широкий – не хватало ещё застрять между камнями. Но даже в этом, широком, проходе они с Винсентом не смогли бы встать рядом. Тут можно было двигаться только друг за другом.
[indent] На неровном полу снова стали встречаться старые человеческие кости. Их было много. Похоже, теперь из них можно было составить больше одного скелета.
[indent] – То, что ты сказал, это всё верно, – проговорил Жерар на ходу. – Но я вот пытаюсь понять, что вообще делает здесь этот демон и чем мы с тобой ему не понравились. Если следовать логике, он не должен считать вампиров врагами.  А он на нас напал. Как ты думаешь, почему? Может, потому, что ты попрыгал на алтаре, а он алтарь защищает? Или это потому, что я помянул там Господа?

ВИН
[indent] Встреча с кабаном и его вторым возвращением очень ярко повлияли на Винсента. Он по-прежнему не подшучивал над Вели, как ранее и не был способен рассуждать о чем-то еще, кроме сложившийся проблемы. Скажем, подумать что-то в стиле: «Надо бы ему помочь при случае..» точно не мог. Серьезно воспринимал ситуацию, в которой при встречи с монстром отчетливо прослеживалась мысль «а следующий случай может и не наступить». Черта Ромула - вещи, касаемые жизни и будущего воспринимать серьезно.
[indent] Не мрачный, но сосредоточенный, спешный и энергичный, как та натянутая пружина, готовая в любой момент выстрелить в сторону опасности, молодой вампир наступал Жерару на пятки, пробираясь за ним по узкому проходу, едва не касаясь его, и чуть было не подталкивая в спину, но вовремя сдерживаясь.. Хотелось двигаться быстрее-быстрее, точно в том была истинная необходимость. А Вели отчего-то не торопился должным образом, который казался Ромулу должным. Сей своей аурой, а так же бессмертным телом незримо ''давил'' на Вели. Еще чуть-чуть и казалось, с его уст слетит слово «скорее»..
[indent] -Я читал труды о том, что в преисподней не существует понятия «свои». Есть понятие — Я, мое. Каждый ищет своей выгоды и вечно терзается в агонии, восполняя бездонное желание получать-получать. И объединяются черти только под жестким кнутом или же в хитрости, стараясь за счет своих же собратьев чего-то достичь. В этом смысле без разницы кого убивать озверевшему монстру, сотня-другая чертей - не проблема, и вампиры тоже. Его терзает боль, он сам весь как боль, состоит из боли, которая жаждет отмщения и выхода наружу любой ценой.
[indent] Говоря все это, Винсент впервые ощутил острое отличие многих упырей от описанных им самим же на основании книг приспешников дьявола. Не людей, поклоняющихся сатане, а именно сверхъестественных существ ада. И эта разность заставила его впервые усомниться в своей абсолютной греховности и классической версии мифологии, когда считается, что вампиры — это нечисть и порождение тьмы, они созданы только для того, чтобы убивать хороших людей. Скажем вот, нападет кабан еще раз, несомненно Ромул будет защищать Вели, и быть может тот его тоже. Но ради чего? И тут, конечно, не доброжелательная среда упырей дала о себе знать — ради того, что вдвоем выжить проще, чем по одиночки, а не ради каких-то человечных и теплых чувств. Шкурный интерес несомненно присутствовал.
[indent] Ромул тихо ''вздохнул''. Досадно, он не такой добрый и пушистый.. склонен думать о своих целях и планах превыше всего. А если Жерар погибнет спасая его жизнь, будет ни сильно против, равно как и если приятель выживет, выбираясь из заварушки вместе с ним. Не устраивал вариант, когда он сам — Ромул - героически гибнет за наследника клана Калис. Черт! Совсем не добрый и совсем не пушистый. Не святой. Дабы сгладить чувство родившийся вины за свою явно греховную природу сказал:
[indent] -Вперед иди. Не надо меняться. Я с кабаном уже был на ножах, нам есть что друг другу сказать, если догонит. - и действительно в какой-то момент показалось было, что Жерар захотел пропустить торопыгу вперед. Но нет, исключено. Винсент первый встретить кабана.

ВЕЛИ
[indent] – Охотно верю, что демонам без разницы, кого убивать, – согласился Жерар. – Но я о другом: ты ведь сам сказал, что демонами руководит стремление к выгоде. Какую выгоду он получит, если прибьёт нас? Какой ему интерес за нами гоняться? Чего демоны вообще хотят? – вампир попытался вспомнить все легенды, которые когда-либо слышал или читал. – Демоны охотятся за человеческими душами. Но это не к нам. Ещё… ещё бывают инкубы и суккубы. Они хотят плотских отношений.  Но что-то это на нашу тварь не похоже…
[indent] Жерар рассуждал следующим образом: если демона не удаётся убить, если его не получится изгнать, то что с ним можно сделать? Может быть, если дать ему то, что он хочет, он уйдёт. Правда, если он хочет именно убить двух вампиров и это его единственная цель, то такой вариант… хм… не вариант.
[indent] Ещё в сказках, которые рассказывали Жерару де Вели в далёком детстве, говорилось, что чёрта можно обмануть. Но вампир пока не представлял, как можно обмануть существо, которое сходу атакует, а не вступает в переговоры.
[indent] Винсент шёл почти вплотную к спине Жерара, будто подгоняя, и это немного действовало на нервы. Вели даже подумал, не попустить ли его перед собой, но Винсент, уловив движение товарища, отказался: «Впереди иди. Не надо меняться». Так что француз остался в авангарде, продолжая идти с прежней скоростью и внимательно просматривая коридор. Он не исключал, что впереди могут поджидать опасности. Кто знает, откуда взялись под ногами кости и черепа!
[indent] Они шли так минут десять, и вдруг Жерар остановился. Пол того коридора, по которому они шли, видимо, когда-то обрушился, и теперь вместо пола зияла громадная яма. На её дне виднелись большие и острые каменные глыбы, усеянные человеческими костями. Упадёшь – непременно что-нибудь себе сломаешь.
[indent] Винсент, не ожидавший остановки, наткнулся на Жерара, но, надо отдать ему должное, не настолько сильно, чтобы сбить товарища с ног.
[indent] – Тут провал, – сказал Вели коротко. – Большой, не перепрыгнуть. Надо лезть по стене.

ВИН
[indent] Винсенту показалось, что он уже дал ответ на вопрос, который повторно задавал Вели. Ну как ответ.. — свое предположение. Поэтому он повторил развернуто:
[indent] -Думать о выгоде, о личном интересе можно только в состоянии холодного ума и достаточного спокойствия. Скажем когда терзает внутренняя боль, она рвется наружу и человек не может оценить ситуацию, остановить себя, порой совершая очень невыгодные для себя действия, подставляясь, причиняя себе вред. Его разум в агонии. Демон состоит из боли. Быть может он зародился на месте жертвенника из агонии жертв, из их мук. Этой твари не ведомы высокие формы мысли. Он весь как инстинкт.
[indent] Уставившись взглядом в яму с иглами на дне, мрачно добавил:
[indent] -Все эти места — словно логово людоеда, один сплошной жертвенник. Тут не только кабан родится, тут таких как он впору бы разводить табунами. Знаешь, - он посмотрел на Жерара — исходя из моей логики, попадая ему в глаз я приношу ему то, чего он так желает — усмиряю его боль.. на время. Он хочет быть уничтоженным, лишь бы только не мучиться.
[indent] Через стенку, так через стенку. Ромул осмотрелся и медленно принялся взбираться по неровной стене.

0

3

ВЕЛИ
[indent] – Я не уверен, что демонов постоянно терзает настолько сильная боль, что они не могут быть рассудительными, – усомнился Жерар. – Как же тогда они торгуются за человеческие души? А если не торгуются, то откуда все легенды об этом? С другой стороны, демоны могут быть разные… кажется, есть даже классификация демонов, но я её не знаю.
[indent] Сейчас Жерар остро жалел, что мало изучал теологию. А ведь в библиотеке тамплиеров ему попадались трактаты Михаила Пселла о демонах, да и в «Этимологиях» Исидора Севильского тоже о демонах рассказывалось… Но тогда Вели было не интересно. Кто ж знал, что всё так обернётся?
[indent] – Может быть, мы встретили как раз одержимого болью демона, как ты говоришь, – допустил он. – Может быть, он и хочет быть уничтоженным…
[indent] Только вот как его уничтожить? – этого вопроса Жерар не задал, потому что он подразумевался сам собой. Но никаких здравых идей пока не было. Надо было продолжать думать… и продолжать убегать – убегать, пока они с Винсентом не придумают другого выхода из положения.
[indent] А значит, надо перебираться через провал, цепляясь руками и ногами за стену.
[indent] Стена только на первый взгляд казалась монолитно каменной – она состояла из камней разного размера, между которыми набилась старая глина. Камни крошились, выпадали из стены. Человек вряд ли смог бы пролезть здесь; вампиров выручали только свойственная им ловкость и умение видеть в полной темноте. Наметить для себя путь – найти точки опоры – дотянуться до ближайшей – проверить прочность камня – перенести свой вес – тянуться к следующей…  Иногда намеченный камень  на деле оказывался непрочным, и тогда приходилось, напрягая мышцы, быстро тянуться к следующему в надежде, что хоть тот не подведёт.
[indent] Жерар видел, как Винсент взялся за выступ, опробовал его, повис на одной руке – и тут часть стены резко пошла вниз. Рухнул большой глинный пласт. Англичанин вскинул свободную руку вверх, пытаясь зацепиться хоть за что-нибудь, но тщетно; Жерар дёрнулся вперед, чтобы помочь, но он был слишком далеко. Он не успел дотянуться вовремя…
[indent] Винсент упал, вслед за ним полетели камни и куски глины.

ВИН
[indent] Из ямы послышалась благая, средневековая ругань. Как только не крыл Ромул свою участь, понимая что переломал себе по новой тело, а значит опять придется переживать муки восстановления. Все бы ничего в бессмертии, если бы только не так болезненно давались смертельные  для человека ошибки. Камни, грязь засыпавшие вампира не так огорчали. После тесных объятий с кабаном разве что выгребная яма могла впечатлить любителя чистоты по-настоящему. И все же был один очень большой плюс, за который можно было вспомнить и возблагодарить Небеса. Вампир не упал на острые камни, способные пробить грудную клетку, а значит и развоплотить.
[indent] Потянулись минуты за который где-то на дне восстанавливался бессмертный, но пока еще не самостоятельный в передвижении вампир.

ВЕЛИ
[indent] Когда Винсент рухнул вниз, Жерар замер, чувствуя, что внутри всё сжимается. Долгое, невыносимо долгое мгновение он был раздираем между страхом, что товарищ погибнет, и надеждой, что всё обойдётся. И только когда до его слуха донеслась отборная ругань англичанина, Жерар расслабился и нашёл в себе силы лезть дальше.
[indent] Ему было стыдно: он чувствовал свою вину за то, что не мог оказаться рядом, не смог помочь, не уберёг… Разум твердил, что никакой вины тут нет, но чувство стыда не проходило.
[indent] Если бы Винсент погиб, Жерару было бы по-настоящему больно. Не потому, что шансы выжить в этих катакомбах в одиночку гораздо ниже, чем вдвоём. А потому, что если из мира исчезнет вот этот вот черноволосый вампир, любознательный, находчивый, ловкий, то весёлый и дерзкий, то серьёзный и мрачный, останется саднящее чувство потери – потери, которую невозможно восполнить, как не пытайся…
[indent] Под аккомпанемент ругани на разных языках (Жерар определил английский, французский и латынь) Вели добрался до противоположного края ямы, благо оставалось совсем немного. Он уже просчитал, что спускаться вниз смысла нет – конечно, можно было попробовать взвалить Винсента на спину и подняться вместе с ним, но это рискованно… в своей силе и в том, что он удержит другого вампира, Жерар не сомневался, но он не был уверен,  что камни, на которые придётся опираться, выдержат двойную ношу. Силу тяжести даже для вампиров никто не отменял.
[indent]Жерар вытащил из сумки верёвку и бросил свободный конец товарищу.
[indent] – Обвяжись там, – сказал он, вклинившись в паузу между двумя крепкими загибами. – Я тебя вытащу.
[indent] Это сейчас действительно было самым безопасным и быстрым способом обоим оказаться наверху. Ждать, когда Винсент полностью восстановится и вылезет сам, означало терять драгоценное время.

ВИН
[indent] Насколько точно попал конец веревки к несчастному, история умалчивает. Известно, что через продолжительное время с опозданием вампир все же промычал снизу "тяни". Привязываться не стал. Посчитал что это и долго и сложно. Вцепился действующими руками и крепкими, свойственными хищнику, зубами. А поднимаясь вдоль вертикальной стены, почувствовал острый запах навоза. Стоило поторопится!
[indent] Уже на самом верху, когда Жерар помогал подняться, Винсент, отпуская веревку, прохрипел:
[indent] -Я кое-что нашел..
[indent] На его плечах повисла еще одна потрепанная временем сума - случайная добыча из глубокой могилы с погибшего много ранее хозяина. Слой земли и пыли покрывал некогда хорошей выделки кожу. Возможно именно надеванием трофея и был занят англичанин, когда тянул внизу время.
[indent] -Давай поторопимся..
[indent] И пусть ходить было еще тяжело, тем не менее второй раз потрепанный недосмертью вампир заковылял вперед, отказавшись от заботливой поддержки француза. Смущал вопрос "куда они идут?". Наугад, в темноту; быть может глубоко вниз, до самой Преисподней, а может уже и поднимаются. Летучие мыши здесь не обитали.

ВЕЛИ
[indent] Когда Винсент отвёл его руки и похромал вперёд сам, Жерар почувствовал  сильное желание дать товарищу подзатыльник. Наотмашь. Обозвать идиотом и безмозглым бараном, схватить, перекинуть через плечо и унести, не слушая возражений. Даже с таким грузом Жерар мог бы двигаться как минимум втрое быстрее, чем Винсент сейчас!
[indent] И ведь англичанин не может не понимать и не знать, что враг уже близко! Он сам говорит «Давай поторопимся» – но при этом сам же их обоих задерживает!
[indent] Гордый он, видите ли. А если им обоим тут головы оторвут из-за этой гордости, что тогда?
[indent] Причиной, по которой Жерар не схватил Винсента и не утащил на себе, было вовсе не опасение, что англичанин обидится (если это позволит обоим уцелеть – пусть потом обижается хоть до конца времён), а внезапно пришедшая в голову мысль, что это ничем не поможет. Судя по скорости, с какой догоняла адская тварь, она настигнет их в любом случае.
[indent] Когда демон нас догонит, драка неизбежна, – лихорадочно размышлял Жерар. – И спрятаться от этого гада не получается. Но ещё немного времени есть. И лучше потратить его не на убегание, а подготовиться и встретить тварь на наших условиях – вот что! Использовать все преимущества, какие только у нас могут быть…
[indent] Меча у Жерара уже не осталось, но если примотать нож к древку факела, получится короткое копьё. Не идеальное – и это мягко говоря, – но всё-таки лучше, чем ничего. Ещё можно устроить в узком коридоре заграждение из камней, чтобы обеспечить себе укрытие, а демону затруднить передвижение. Камней тут много.
[indent] – Винсент, – окликнул он. – Мы не убежим так. Давай устроим демону ловушку и засаду. Я навалю баррикаду из камней, а ты… посмотри пока, есть ли что-то полезное в той сумке. И кстати. У тебя какое оружие осталось?

ВИН
[indent] Сделав несколько шагов вперед, вампир остановился и медленно обернулся, посмотрев на Жерара особенным взглядом.. таким, каким одаривал других не часто. Высшая степень одобрения и уважения к высказанной идеи - так можно было расшифровать блеск в его глазах и кривую улыбку, едва тронувшую губы.
[indent] -Прекрасная мысль! - Мысль, которая доставила Ромулу истинное удовольствие, не считая деталей того, что по догадкам вампиров уничтожить монстра они не могли, а значит в сущности готовиться стоило только к отсрочке гибели, либо к быстрому бегству во второе развоплощение недруга.
[indent] По привычке осторожный и расчетливый вампир осмотрелся вокруг, уже желая разработать план встречи, но почувствовал слабость, головокружение, увидел, как зрение ненадолго угасает. Он был не восстановлен, а значит первенство в прекрасной задумке придется отдать Вели.
[indent] Прислонившись к стене, переведя дух, Ромул сполз на холодную землю каменного коридора и пошарил в слепую рукой в суме.
[indent] -Нож.. ножи. Возьми у меня один за голенищем сапога.. правого.. Здесь есть камень. - он выудил небольшую отточенную табличку со странным изображением, которое не сразу смог разобрать. Многоликое чудовище с паучьими лапками застыло в распластанной позе. И незнакомая надпись на языке, которого Ромул на тот момент не знал - "בעל זבוב". - Икона, наверное. Есть свечи.. шесть. Кремень. Свиток? - внимательно посмотрел на содержимое в руках. - Да, свиток. На французском.. на транслите французского. Неразбериха, беллеберда, сумятица. Понять невозможно, можно только прочитать.
[indent] Все добытое из скромной находки предметы пришлось выложить на пол.
[indent] Ромул закрыл глаза, умолк, а затем сказал нечто для него важное:
[indent] - Вели, слушай.. Давай договоримся так, если на свет из нас выберется только один, то он исполнит просьбу другого. Мне надо, чтобы одна девушка кое-что узнала. Она живет в Париже, по улице Блан-Манто. Дом.. не знаю какой дом, знаю, что он с флюгелем в виде аиста. Скажи ей только эти слова - "После полуночи у таверны Балбадуй вампир с одной рукой".

ВЕЛИ
[indent] Коридор, в котором оказались вампиры, был высоким и узким; но Жерар решил  сделать его ещё уже, натаскав к стенам крупных камней. Вели полагал, что зажатый в узком проходе демон не сможет использовать  хлещущий хвост, – и можно будет насадить тварь на копьё.
[indent] Ещё француз планировал набрать камней покруглее размером с кулак или больше и накидать их в проходе.  Это должно было замедлить демона, а то и заставить его потерять равновесие: когда под ногами всё время что-то перекатывается, быстро двигаться и прыгать трудно.
[indent] –  А девушка одна в том доме? Я её ни с кем не спутаю? –  по-деловому поинтересовался Жерар, не тратя времени на уверения, что они безусловно выберутся оба – или на клятвы, что в случае чего он исполнит просьбу непременно.  –  Может, скажешь, как она выглядит или как её зовут?
[indent] Ворочая камни, он мимоходом задумался, о чём бы просить взамен Винсента.  Ничего по-настоящему важного в голову не приходило – наверно, потому, что его просто не было. Было несколько не доведённых до конца дел, но про них было бы слишком долго объяснять…  да и незачем.  Бланш найдёт для Жерара преемника или разберётся сама.  Вот разве что…
[indent] – Если я тут навернусь, возьми у меня дома все деньги, какие найдёшь, и отдай в странноприимный дом и лечебницу для неимущих при церкви Сен-Северен, – этим заведениям, существующим только за счёт пожертвований прихожан и регулярно испытывающим проблемы с финансами, Жерар помогал уже много лет, но старался держать это в тайне от других вампиров – не поймут и засмеют.  – А, и ещё. Скажи Бланш Лефевр, чтобы она пустила тебя в библиотеку тамплиеров. Передай, что я попросил. Ну и привет ей передай.
[indent] Привет – это было всё, что Жерар мог и хотел бы сказать с того света своей наставнице, которая любила его, заботилась о нём, готовила стать главой клана… которая убила его родителей и брата, а самого Жерара насильно лишила человеческой природы.
[indent] – А пока мы не навернулись, смастери мне копьё, ладно? – сказал Вели, заметив, что его товарищ уже закончил рассматривать содержимое сумки. Отвлёкся от камней и передал Винсенту факел и кусок верёвки.   
[indent] Свиток, свечи и прочее, извлечённое из сумки, Жерар пока не заинтересовали. То ли предметы какого-то дьявольского культа, то ли магия… вампир не знал, для чего они нужны, а потому не видел, чем они могут помочь прямо сейчас.

ВИН
[indent] С деньгами все было понятно, а вот с библиотекой Ромул озадачился. Его впустят в сокровищницу тамплиеров? И не столько щедрость поразила, сколько то, как Вели сумел догадаться что по-настоящему принесет удовольствие любознательному Ромулу. Последний не припоминал эпизода, чтобы открытым текстом говорил о подобном желании наследнику трона клана Калис. Да и близкими друзьями они не были, скорее случай нет-нет, да сводил, как сейчас.
[indent] -Тебе помирать нельзя. У тебя клан.
[indent] То, что ученик так отзывается о наставнике, как Жерар о Бланш Лафевр ничуть не удивляло. Большинство среди упырей ненавидило своих создателей или по-меньшей мере таило на них обиду. Было за что. Куда чаще обращение случалось по воле сильного, вынуждая смертного принимать дар помимо воли не осознав до конца степень цены за дар, и.. привилегий. И конечно же сопровождалось ненужными смертями и прихотями господина. Ну, скажем, зачем, действительно, было убивать семью Жерара? Достаточно обратить желанного человека, а расставание с близкими неминуемо придет с опозданием лет в 10-15, когда старение не станет отражаться на чертах лица молодого вампира. Для насыщения хватает и одного человека, а значит убийства сверх того скорее прихоть кровопийцы, чем оправданные действия.
[indent] -Ты сам обращал кого-то уже? - внезапно поинтересовался Ромул. Потянулся к находкам на полу, чтобы вновь сложить их в суму. -Нерина ее зовут. С кем живет не интересовался. Она смертная. - И это словно оправдывало отсутствие интереса у вампира к семье особы. Все что до обращения - все незначительно, все прах.. или быть может до боли потерянная жизнь, о которой легче не вспоминать и отворачиваться? Девушка будет жить недолго. Состарится и угаснет. Сроком жизни человечество нынче похвастаться не может.
[indent] Внимательно смотрел на задумку Жерар, пока наконец не осознал что тот решил сделать. Поспешно возразил:
[indent] -Не-нет! Это не сработает! Кабан разрушал колоны, оставлял шрамы на стенах, так неужели он не избавится от твоего ограничения из сложенных камней?! Вели, это самоубийство! Давай воспользуемся проверенным способом. Прыжок сверху, тогда как приманка мешается под ногами. Используем яму, она совсем рядом.. кстати, интересно как монстр ее преодолеет? - не на шутку задумался. - Быть может пока он на дне, спрыгнуть на него сверху! Не станет же он карабкаться по стенам. Не станет прыгать и.. - если только козырем у него не осталась новая магия, о которой вампиры еще не знали. Например, телепортация..
[indent] Жерар был быстр, как все вампиры при необходимости. Молнией носился, собирая камни, складывая их по своему замыслу не укрепляя чем-то особенным, не утяжеляя. И в будущем Ромула рисовалась жуткая картина, как всю эту конструкцию великан-кабан с легкостью рушит.

ВЕЛИ
[indent] – Полагаю, демону без разницы, клан у меня или не клан, – хмыкнул Жерар, не отрываясь от работы. Выслушал следующие слова Винсента, кивнул, – Нерина, хорошо, запомню. Редкое имя, ни с каким не спутаешь.
[indent] Вопрос про обращение он сначала хотел замять, сделав вид, что не расслышал или не обратил внимания. Неприятно было говорить об этом. Но совесть – совесть велела быть полностью честным с товарищем перед боем, который мог оказаться для обоих последним.
[indent] – Не обращал. Не хочу другим своей судьбы, – сказал Вели коротко.
[indent] До него уже доносился запах гнили и нечистот – видимо, демон приближался. Но ещё несколько минут есть… Жерар рассчитывал, что успеет закончить с коридором, но тут Винсент вылез со своей критикой. Вовремя, нечего сказать! Жерар усилием воли сдержал резкое слово и сосредоточился на том, что ему говорит товарищ, обдумывая плюсы и минусы его плана.
[indent] – Мне не нравится идея с ямой. Яма большая, у демона будет много пространства для манёвра, а острые камни для нас опаснее, чем для него. А уж прыгать в ту яму… чуть промахнёшься – и ты в лепешку! Возле алтаря было безопаснее, а тебя всё равно переломало. Поймать демона тут – лучше. Устроим тут вроде как штурмовой коридор, зажмём его между узкими стенами, а на выходе встретим копьём. Я помню, как он крушил колонны, но тут другое: даже когда демон обвалит стенку из камней, камни полетят всё равно вниз, ему под ноги, потому что больше им некуда. Камни забьют коридор, значит, они в любом случае его замедлят и помешают двигаться, а нам только того и надо, – Жерар подумал ещё немного и прикусил губу. – Хотя вообще-то твоя идея прыгнуть  сверху тоже неплохая. Можно это совместить. Прыгнуть оттуда, – он показал на потолок коридора и на удобное, с его точки зрения, место.   
[indent] Потом перевёл взгляд на Винсента.
[indent] –  Как ты – успеешь восстановиться?

ВИН
[indent] "Не хочу другим своей судьбы.." Чем плохая судьба? Не есть, не пить, как следствие не работать, не мерзнуть. Одни плюсы, никаких минусов, если вдуматься. Родственники и у смертных умирают. Спасти семью человечностью нельзя. А в остальном.. Ну, допустим не повезло с наставником. Такое бывает. Тяжело терпеть нездорового на голову старшего вампира. Еще мало свободы в жестком обществе упырей. И пожалуй все. Поэтому Ромул Вели не поверил, счел капризами довольного жизнью бессмертного человека.   
[indent] -Кроме вопросов вечной души, нам жаловаться не на что. Свою судьбу я бы пожелал многим. - А потому сам Винсент обращал новичков и полагал, что тем самым больше им помогает, чем причиняет вред.
[indent] План по поимке монстра вампиру очень не понравился. Не верилось в способность простых камней затормозить сильного противника, а преимущества ямы, которые товарищ забраковал, бросались в глаза. Но дальше дерзко судить не стал, решил подчиниться. Его учитель творил куда большие глупости, вынуждая совершать откровенные бессмыслицы. На фоне них любой план Вели казался оправданным для труда. А вот для продолжения жизни.. мысль о том, что их ждет явная гибель впервые по-серьезному закралась в голову вампира. Еще чувствуя слабость и боль, он не хуже товарища ощущал скорое приближение демона, которого до этого не тормозили ни узкие коридоры, ни низкие лазы, ни твердые колоны. Ромул закрыл глаза, примиряя на себя последние минуты жизни - отвратительное занятие! Не тот возраст для бессмертного, чтобы так просто соглашаться с гибелью! Молча вынул метательный нож из-за сапога, проверил остроту лезвия и.. "Смастери мне копьё" - требовалось древко. Он осмотрелся; факел для древка не показался полезным, куда удобнее нож метнуть. В чертогах камня не росли деревья, но присутствовали следы человека. На пути уже встречались подходящие предметы, а здесь так сразу ничего в глаза не бросалось.
[indent] -Возьми второй нож, он последний- подкинул вдоль пола клинковый с черной рукоятью. -Прыгай.   
[indent] Нашел в себе силы встать. Еще раз внимательно осмотрелся. Оценил свое положение как "плачевное" и по стратегическому положению, и по физическому ощущению.
[indent] -Копья здесь я не вижу. Если требуется отвлечь, давай сделаю это без него. А ты лезь на стену.. Все будет хорошо.

ВЕЛИ
[indent] Жерар посмотрел на Винсента с сомнением. Ему самому вариант с копьём казался более выигрышным, чем с метательным ножом. Но спорить не стал – вспомнил, что Винсент Ромула, в отличие от него самого, не готовили с раннего детства в рыцари и не учили семи рыцарским искусствам, в том числе умению драться копьём (что на коне, что в пешем строю). И боевого опыта с копьём у Винсента не было… Для него, наверно, нож и впрямь был лучше.
[indent] Когда у товарищей очень разный опыт и разная картина мира, это тяжело – не получается понять друг друга с полуслова, сложнее договориться о совместных слаженных действиях. Но есть у такой команды и преимущества: больше возможностей приспособиться к нестандартным обстоятельствам, больше вариантов тактики и стратегии.
[indent] Да и вообще, нельзя сказать, что Жерар был такой уж богатый выбор, кого звать с собой  в катакомбы. Большинство вампиров на такую авантюру не согласились бы – риска много, польза неочевидна. Винсент тоже не был чужд инстинкт самосохранения, и Жерар не строил иллюзий насчёт того, что англичанин не бросит и не предаст, если на другой чаше весов окажется его жизнь. Но такое поведение нормально для каждого вампира, да и для людей, в целом, тоже. А Винсент зато не струсит и не станет ныть. В этом на него можно было положиться.
[indent] Жерар подобрал нож и вернул его Винсенту рукоятью вперёд.
[indent] – Не надо, нож у меня есть. Один. Я спросил про оружие, просто чтобы понимать, на что мы оба можем рассчитывать. Пусть метательные ножи остаются у тебя – ты кидаешь лучше.
[indent] Судя по звукам, демон приближался. Времени оставалось мало. Жерар разулся, чтобы удобнее было лазить по стенам и потолку. Нож взял в зубы. Пополз вверх, цепляясь за камни, завис в том месте, которое наметил себе для того, чтобы прыгнуть на адскую тварь. Обернулся на товарища. М-да. Выглядел Винсент так, что любитель добивать раненых кинулся бы на него не задумываясь. И добил бы, если бы дошёл – для ближнего боя сейчас Винсент не годится.
[indent] А значит, Жерар должен сделать всё, чтобы демон до его товарища не дошёл.

ВИН
[indent] Итак, когда каждый оказался на своем месте, воцарилась тишина, глубокая, замогильная, такая, которую именуют звенящей. И острая вонь, терзающая ноздри даже слабых на обоняние вампиров, протягивала к ним зловонные лапы, оборачиваясь жуткими кошмарами в воображении. В сознание рождались голоса, шепот, шорох, и каждому из героев чудился свой собеседник. Из ниоткуда он обращался к каждому и говорил..
[indent] Ромул мотнул головой, стараясь сбросить наваждение. Он чуть опирался на большой валун, придерживая острый нож в руке, обхватив другой свою грудь, и был готов в любой момент увидеть огромного псевдо-кабана на той стороне ямы. Но время тянулось, а недруга не было, только острый запах помойной ямы нарастал, увеличиваясь, заполняя собой все пространство так, что смертный бы задохнулся.
[indent] Вампир устал вглядываться в черный тунель, когда неожиданно задал себе вопрос: почему не слышно демона, он обязан создавать звуки и вполне неплохие колебания земли. А между тем тишина продолжала главенствовать.
[indent] -Вели, - шепнул насторожившийся не на шутку Ромул. - Что-то не так.. - Он вскинул голову на потолок, где должен был висеть друг, но не обнаружил оного. Вампир исчез!
[indent] Перепуганный за себя, за напарника Вансент вскочил на ноги, подбежал к тому месту, где не так давно Жерар соорудил баррикады, заглянул в яму, позвал еще раз, громче! Ответа не услышал, и глубокая бездна, на краю которой стоял Ромул ответила неестественным холодом. У нее не было дна, на дне зияло черное небо и горели слепящие звезды, словно земной шар прошило насквозь тунелем. И тут вампир осознал, что полностью восстановлен, силен и здоров. Он было сделал шаг назад, но его с силой толкнули в спину, позволяя против воли упасть в объятия пустоты.

0

4

ВЕЛИ
[indent] А Жерар внезапно заметил, что в стене каменного коридора недалеко от того места, где он устроился, есть пролом куда-то… в другой коридор? в подземный зал? Странно, что вампиры не заметили его раньше. С другой стороны, пролом был у самого потолка и, возможно, был виден, только если залезть наверх.
[indent] В любом случае следовало посмотреть, что там, за проломом, и узнать, не грозит ли оттуда какая-нибудь опасность. Если придётся драться на два фронта, лучше знать об этом заранее.
[indent] Жерар перенёс свой вес на другие камни, сдвинулся, опёрся о край пролома и осторожно заглянул в дыру.
Там действительно оказался другой коридор, параллельный. А в том коридоре, на полу… Жерар не поверил своим глазам – на полу навзничь лежал Робер де Вели, его младший брат, погибший в 1211 году, но сейчас живой, хотя и раненый. Жерар видел у него кровь, видел, как тяжело в такт дыханию поднимается и опадает грудь под рубашкой.
[indent] И наступила тишина, тишина полная, головокружительная, тишина до звона в ушах. Жерар вцепился в камни так, что они начали крошиться под пальцами. Разум твердил, что Робер умер, умер давно, что его не может быть, не может… Но надежда невольно проникала в сердце: если здесь в катакомбах открываются врата в Преисподнюю, почему не истончиться грани между Раем и земным миром? Почему не вернуться одному хорошему человеку, которого ему, Жерару, так сильно не хватает, боль от потери которого он до сих пор не пережил?
[indent] Робер ранен, ему нужна помощь, как можно скорее. Но там, за спиной, Винсент Ромул, который не справится с демоном в одиночку - а демон вот-вот придёт.
[indent] Или Винсент справится?
[indent] Но Робер умер. Или жив?
[indent] Жерар замер, раздираемый страшным выбором.

ВИН
[indent] Он свободно падал, стремительно, барахтая руками и ногами, переворачиваясь через голову и стараясь за что-то зацепиться, но вокруг не было ничего.  Даже крик поглотил полный вакуум. Звезды выключили, ориентиры пропали, и Ромул потерялся, не понимая уже падает ли или остановился. Тишина. И голос, добрый, теплый сказал:
[indent] -Ты удивительный вампир. Уникальный. С тобой приятно находиться рядом. Ты восхищаешь. Красив и  силен. Многие хотят быть похожими на тебя.. - признавался голос со всей искренностью, в которой как не старайся, сложно было уловить фальшь, описывая те качества, которые по сути приятно было бы о себе слышать любому. -Когда мы впервые встретились, я сразу обратил на тебя внимание. Давай я создам для тебя империю, а ты ее возглавишь и станешь королем, лидером, великим. Ты сделаешь много хорошего, изменишь мир вампиров к лучшему. Многие тебя просто недооценили, но ты покажешь им! Мы же знаем, что они все не правы, а ты прав.
[indent] Ромаул лежал или парил на животе, лицом вниз, потом оказался на чем-то мягком, словно пух - его приняли объятья перины. Затем вокруг в полной темноте стали прорисовываться тени и первые лучи света проникали спонтанно в темный мир, создавая вокруг объемное пространство. Действительно вокруг рождались земля, затем вода, небо, трава, поднимались деревья, кустарники, распускались цветы и свежий ветер поцеловал поднятое с мягкой перины лицо вампира.
[indent] -А где мы впервые встретились? - спросил он, с интересом рассматривая впереди роскошные горы, точно исполины, рождающиеся из ниоткуда, на вершины которых глазурью лег слепящий снег.
[indent] Голос молчал.
[indent] -Давно это было, - наконец ответил. - Когда ты был еще маленьким человеком.. - И рассказал историю о том, как дарил малышу Вину сладости и уже тогда видел в нем огромный потенциал.
[indent] Ромул сел на траву, уже растущую под ним, скрестил ноги, довольный подставил лицо теплым лучам солнца. Пожалуй это то, чего больше всего не хватало в бытие упыря.
[indent] -Покажи мне мою империю, где она?
[indent] И правда, природа появилась, мир тоже, а вот следов цивилизации не было, так же как и людей, и иных.
[indent] -Мы будем ее строить там, в настоящем, в реальном мире. Там не будет солнца, но все остальное, что я показываю, будет принадлежать тебе. Только есть цена. Цена есть у всего, ты же знаешь.. Развоплоти Жерара де Вели.
[indent] Ромул нахмурился:
[indent] -Ты хочешь прах моего спутника?
[indent] Попроси Голос душу, все легенды об отсутствии таковой у нежити тут же бы рухнули. А тут всего лишь существование какого-то вампира. Просто подарок за власть и могущество!
[indent] -А чего так дешево?
[indent] Голос незримо удивился.
[indent] -Это же твой друг!
[indent] -Не друг, скажем так, случайный попутчик. Меня смущает что ты готов подарить такие большие обещания за одного вампира молодого возраста, который на сегодня мало что решает! Вот если бы ты хотел чтобы я истребил его клан, а лучше все кланы Парижа.. тогда все понятно.- какова цена, таков товар, закрались первые сомнение.
[indent] Но голос пояснил:
[indent] -Вели уже предал тебя. Это он столкнул тебя в яму.. Мне очень жаль.. Затем уполз посмотреть что интересного в соседнем коридоре. Смотри! - Ромул оказался на том же потолке за Жерар, который что-то рассматривал в небольшой лаз по ту сторону стены. -Стоит ли такой случайный попутчик жизни? Он хочет спасти жизнь другому, человеку!
[indent] Ромул промолчал, не возражая, сложно возразить на такое предательство. Выбирал, решал дилемму: большое будущее или очень человечный до других вампир. А голос вовремя добавил:
[indent] -Понимаешь, пройдут века и Вели станет проблемой. Он тот мостик между людьми и вампирами,  способный наладить до сих пор невиданный контакт доверия и отношений между этими двумя сторонами. Он способный,.. но который не станет этого делать. Напротив, предпочтет людей и предаст своих. Перейдет на сторону смертных и откроет все слабые стороны вампиров. Разразиться война. Вас истребят. А он будет считать, что помог людям наконец избавиться от "болезни", которая пожирала и пила кровь у тех, кого он так любит. Ведь он не пожелает никому своего теперешнего естества. Вели принесет в жертву твой народ ради своей идеи и любви к людям.
[indent] Что-что, а к людям Жерар и правда тяготел. Неудивительно, что подобное будущее вполне могло случиться.

ВЕЛИ
[indent] Этого не может быть, – думал Жерар, глядя сверху вниз на лежащего брата, – этого не может быть…
[indent] – Но это правда… – прошелестел ему в уши бесплотный голос.
[indent] Робер погиб сто лет назад…
[indent] – Для высших сил это не срок…
[indent] И он вернётся? Будет со мной? Снова?
[indent] – Да, если ты сможешь его защитить.
[indent] Я смогу. Я…
[indent] – Ромул хочет убить Робера.
[indent] Винсент? Проклятье, у него там демон…
[indent] – Демона нет. Здесь только вы втроём. И он хочет убить твоего брата…
[indent] Но почему?
[indent] – Ромул вампир. Он существует за счёт крови людей. Ему наплевать, сколько смертей отметят его путь – главное, чтобы он не умер сам. Страдания других ему безразличны. Жажда крови сводит его с ума. Сейчас он хочет крови, а Робер – единственный, у кого можно её взять. И Робер не может сопротивляться…  он умрёт, если ты не защитишь его! Ромул уже близко! Он сзади!
[indent] Жерар обернулся и сразу же встретился глазами с Винсентом.

ВИН
[indent] Непростая дилемма. Все можно преодолеть, со всем договориться, кроме того, кто недавно сам хотел тебя убить. И если верить убедительному Голосу, Вели именно эту цель и преследовал. На остальное у Ромула были аргументы и доводы, почему не стоит торопиться с убиванием товарища. Логика незримого мотиватора не во всем была верна.
[indent] -Зачем сразу убивать его? - мысленно возразил вампир, не отрывая прямого взгляда от глаз Вели. -Если дурак так талантлив, обладает особым даром, глупо разбазаривать такие ценные ресурсы. В империи нужны дельные умы, в одиночку империи не строят. Я не верю, что человечный злоумышленно решит предать вампиров. Не в характере.. Как известно из одного источника не течет плохая и хорошая вода одновременно. Вели не слывет репутацией великого интригана и хитреца!
[indent] -Время меняет любого, - вздохнул Голос. -Конечно не по злому умыслу предаст наследник клана, по глупости. Ты верно сказал - дурак. Сам не знает что творит..
[indent] -Дурак. - Великого ума титул приемыша главы никому не гарантирует. -Дурак в одном, умен в другом. Меня смущает возможность поспешно прирезать того, кто, как ты сам ранее сказал, "мостик между людьми и вампирами,  способный наладить до сих пор невиданный контакт доверия и отношений между этими двумя сторонами. Он способный,..". Мне как главе новой империи будут необходимы способные. Если все дело в его глупости, а не подлости, в отдельно взятом направлении, подобное можно исправить. И для этого время есть, империя не строится быстро! Я поговорю с ним, растолкую что к чему, покажу где он не прав, а где прав. Уверен, я смогу переубедить того, в ком в целом наличествует крупица здравого ума.
[indent] Голос немного разозлился. Несговорчивый попался вампир, скользкий, с какими-то аргументами.. Нет чтобы просто выполнить что сказали! Надо сделать, а не думать и анализировать!
[indent] -Слушай, - не унимался Ромул. - Правильные дела не делаются поспешно! Я всегда его успею прирезать, особенно когда ты меня предупредил! Давай для начала попробую скорректировать его путь. И только если станет ясно, что дурень не исправим - вдруг - тогда и прибегнем к крайней мере.
[indent] И тогда голос прогремел:
[indent] -Но как ты доверишь свою спину тому, кто уже однажды тебя столкнул в пропасть!!!
[indent] Никак. Тут - увы - ничего путного в голову не приходило, да и не было желания путное искать. Пожалуй то немногое, что не заслуживает каких-либо оправданий. Если Вели решился на преступление однажды, второй раз это будет сделать не сложнее первого.  [indent] И тогда Ромул сказал в слух:
[indent] -Ты столкнул меня в яму. Полагаешь из сложившейся ситуации можно выбраться в одиночку?
[indent] Голос "схватился за голову". Какие переговоры в тот момент, когда надо брать и бить в так удачно подставленное лицо недруга?!?!
[indent] -Отрывай ему голову! Отрывай! - буквально завопил подстрекатель, да так, что Винсент вспомнил давно забытую головную боль. Поморщился.

ВЕЛИ
[indent] – Убей Ромул! Успей первым! Защити своего брата! – понукал бесплотный голос.
[indent] Брат… брат для Жерар значил очень много. Робер был самым близким, самым родным ему человеком. В детстве Жерар играл с ним, потом – учил его сражаться, позже они общались уже на равных, как мужчина с мужчиной… Он был частью семьи Вели, частью жизни Жерара. Семью никто не заменит. Никто и ничто.
[indent] –Спаси Робера! Защити – и он снова будет с тобой!
[indent] А Винсент Ромул – просто приятель. Надёжный, весёлый, заслуживающий приязни и уважения, но по характеру совсем чужой… Тем не менее, он из клана Калис. И как член клана, вправе рассчитывать на его, Жерара, помощь и поддержку. Долг сюзерена – это свято; во всяком случае, всегда было свято для графа де Вели. К тому же именно Жерар позвал Винсента с собой в катакомбы и теперь отвечал за него, как за товарища по отряду. Товарища, никогда не предававшего и не подводившего…
[indent] Любовь к брату – против рыцарской чести и товарищеской дружбы.
[indent] – Убей его! Ударь первым!
[indent] А Жерар не мог заставить себя поднять руку. Он стоял и смотрел на Винсента. Видят Бог и все святые, если бы Вели заметил хоть одно угрожающее движение, он бы ударил. Но Винсент Ромул  не спешил атаковать. Вместо этого он заговорил:
[indent] – Ты столкнул меня в яму. Полагаешь, из сложившейся ситуации можно выбраться в одиночку?
[indent] – Я? Столкнул? Ты чего???
[indent] Жерар от удивления просто не мог найти слов. Уж не рехнулся ли его приятель? Винсент упал в яму из-за того, что под ним обрушилась часть стены. Жерар в тот момент вообще рядом не было! И Винсент об этом отлично знал!
[indent] – Что значит «можно выбраться в одиночку?» Винсент, я же позвал тебя в катакомбы именно потому, что считал: тут слишком рискованно одному. Я честно тебе об этом сразу сказал. И потом предлагал не разделяться, потому что поодиночке мы уязвимее. Вспомни!
[indent] Взывать к разуму и памяти того, кто сдвинулся рассудком – не очень хорошая идея; но Жерар настолько привык к здравому смыслу товарища, что не мог отвыкнуть сразу.
[indent] – Убей его! – продолжал твердить голос, но звучал он уже как-то неубедительно для вампира... неубедительно потому, что Жерар заметил: Винсент выглядел здоровым и жажда крови его явно не обуревала; так зачем же ему понадобилось бы кидаться на Робера?

ВИН
[indent] Ничего удивительного в том, что тот, кто неудачно совершил преступление, теперь отнекивался, обретая как бы нимб ангела, клялся в дружбе и верности. Тело человека за спиной Вели наводило на многие недобрые мысли в адрес Жерара, кроме одной, главной, откуда оно здесь взялось? В этой реальности как во сне многие нужные мысли просто не приходили в голову.  А потому англичанин просто знал о человеке и не сомневался в его наличии.
[indent] «Как складно врет.. или не врет». Доказательств не было, кроме убедительного голоса. Не было и опровержений. Непростой выбор в ситуации, в которой нельзя установить факты случившегося. А Жерар был так заинтересован переубедить в своей невиновности, что в пору можно думать: он действительно ошарашен таким ложным обвинением, или он действительно испугался своего разоблачения.
[indent] Ромул отпустил хватку рук, отцепил ступни ног и упал вниз, перевернувшись в воздухе, приземлившись как кошка на четыре конечности. Таращиться на подозрительного друга не хотелось, пусть даже тот и мог бы напасть сверху.
[indent] «Я не стану биться сейчас» - обратился к Голосу Винсент. - «Он равный и даже чуть старше, а здесь в этих пещерах совершенно нет воды. Я его не одолею. Если требуется убить этого вампира, а не просто безрассудно рискнуть своей жизнью, то нападать следует точно не сейчас».
[indent] Незримый собеседник мрачно согласился:
[indent] -Разумно.. тогда, когда ты его убьешь?
[indent] «Тогда, как только пойму, что смогу его убить. Быть может даже не в катакомбах.. Во Франции будет много возможности это устроить. Не торопи события. Дни и годы погоды не сделают для глупости человечного, а вот мне очень даже будут подстать. А к тому времени, глядишь еще раз смогу убедиться в предательской сущности Вели. Повторяю, с сильным соперником не стоит сталкиваться лоб в лоб, когда требуется его убрать, а я этого сделать не в силах». Ромул встал, осмотрелся. За спиной возвышалось укрепление из камней, впереди лежал валун, у которого он недавно ждал пришествие кабана. На поясе висел острый нож, в сапоге ощутимо крепился еще один. А чутье подсказало, что Голос недоволен. «Ты же не против хитрости в будущем?». Собеседник не ответил. Вместо ответа ушей вампира коснулось легкое журчание воды. Словно пришествие больших вод из ручейка оно перерастало в бурный поток. И вот уже где-то глубже по коридору, за извилистыми поворотами бушевал водопад. Ромул невероятно удивился. Он только что принимал решения исходя из одних обстоятельств, а теперь получалось, что не учел столь мощный ресурс, способный дать ему и силы и дополнительное оружие.
[indent] Англичанин метнул взгляд на француза и сорвался бегом в сторону звука. Очень скоро он уже стоял на берегу подземного озера, с одной стороны в которое впадал обильный водопад. Прозрачная вода манила свежестью, прозрачностью. У самого берега рассматривалось дно. Вопреки всем возможностям, Винсент был готов поклясться что мог пересчитать все камушки, мелкие и крупные. Он опустился на колено, зачерпнул горсть прохлады и умылся. Теперь можно было рассуждать о возможной битве с недругом.

ВЕЛИ
[indent] Жерар с недоумением увидел, как Винсент, ничего не ответив, вдруг резко сорвался с места и убежал. Впору было задуматься, уж не сошёл ли действительно Винсент Ромул с ума… Но Жерар не стал думать об этом сейчас. У него были иные заботы.
С Винсентом всё было в порядке и Роберу он больше не угрожал, а стало быть, ничто больше не мешало Жерару кинуться к брату. Он перебрался через пролом и спрыгнул вниз.
[indent] Робер всё так же лежал на камнях, не открывая глаз и тяжело дыша. По рубашке расплывалось пятно крови. Жерар прикоснулся к брату, чувствуя под пальцами тепло человеческого тела, вдохнул запах, родной и до боли знакомый. Его накрыло потоком счастливых воспоминаний: вот они с Робером едут по полям наперегонки, вот Робер, счастливый и гордый, одерживает верх в поединке – и настолько счастлив, что Жерар не жалеет о том, что слегка поддался, – вот они оба вечером возвращаются домой по парижским улицам… Неужели это всё сможет повториться?
[indent] – Потерпи немного, – тихо сказал Жерар брату, не зная толком, слышит тот его или нет, – я сейчас…
[indent] Вампир раздвинул на человеке одежду, осмотрел рану: опасная, но не смертельная. Хорошо. Он быстро разорвал на Робере рубашку, порвал её на длинные лоскуты и принялся за перевязку. Его руки прикасались к брату с настоящей любовью.
[indent] Все годы, когда Жерар был вампиром, он чувствовал себя одиноким. Ему не хватало счастья любить и быть любимым, верить, что тебя всегда поймут и не осудят, что кто-то будет на твоей стороне всегда, хоть прав ты, хоть виноват – тебя поддержат просто потому, что это ты… Ему не хватало возможности дарить кому-то свою любовь и заботу, не опасаясь, что встретит в ответ непонимание и насмешки.
[indent] Ни с кем из вампиров Жерар сойтись не сумел: они не понимали его, он – их. У него не было друзей. Были приятели, такие, как Винсент… Жерар даже привязывался к ним, но всё время ощущал разделяющую их пропасть. Если он говорил, например, что не обращает людей в вампиров, потому что не желает никому такой судьбы, то получал в ответ искреннее недоумение: «Чем плохая судьба? Я бы такую пожелал многим».
[indent] И с людьми Жерар тоже не сходился близко. Как сойдёшься, если ты вампир?
[indent] Но брат – это совсем другое дело.
[indent] Закончив перевязку, Жерар стянул с себя сюрко  и укутал раненого, защищая его от подземного холода. Робер, видимо, начал наконец приходить в себя: он приоткрыл глаза, с трудом сфокусировал взгляд на лице Жерара и слабо, с трудом улыбнулся. Жерар почувствовал, что горло схватывает спазм.
[indent] – Всё будет хорошо, – выговорил он, обращаясь к брату. – Всё теперь будет хорошо. Эх, Робер, кто ж это тебя так?
[indent] – А ты не догадываешься? –  бесплотный голос, пропавший было, возник снова. – Неужели правда не догадываешься? Конечно же, это Ромул. Кому ж ещё? Тут больше никого нет. Разве ты не заметил, что Ромул уже полностью восстановился после ранения? А что могло помочь ему быстро восстановиться, кроме крови человека?
[indent] Винсент Ромул? Жерар почувствовал приступ ярости, бешеной, безумной. Сейчас им владело единственное желание – отомстить тому, кто посмел обидеть его младшего брата!
[indent] Он и сам не понял, как в его руке оказался меч. Может быть, это был меч Робера, но какая разница? Жерар понимал только, что бежит, и где-то впереди – враг, которого надо уничтожить. Жестокий, бесчестный, кровожадный вампир Винсент Ромул, порождение тьмы.
[indent] Жерар выскочил из коридора на берег подземного озера. Винсент был у воды. Граф де Вели никогда не стал бы бить в спину, поэтому он не делал тайны из своего приближения, не пытался подкрадываться. Винсент услышал его и обернулся. Жерар кинулся вперёд, занося меч…
[indent] … лицо товарища вдруг вызвало в памяти непрошеное воспоминание: «Вели, слушай… Давай договоримся так, если на свет из нас выберется только один, то он исполнит просьбу другого…»
[indent] Рука с мечом дрогнула. И медленно опустилась.

ВИН
[indent] Вода всегда предавала сил. Особенно это ощущалось на родине. Там, где город стоял на воде, царство водной магии усиливалось. Чего не скажешь о суше. Во Франции тяжелее. Быть может потому все чаще приходили мысли вернуться в поближе к Темзе, обосноваться там уже в новой ипостаси, найти себя как вампира.
[indent] Винсент спустился в озеро по колено, тщательно умылся ни один раз, затем, когда казалось, что его спутник никогда не придет, оставаясь решать проблемы человека, собрался было нырнуть. Нет вампира, нет и повода драться с ним. Поостынут чувства, негодования, выберутся напарники на поверхность, там со временем и разберутся кто прав, а кто виноват.
[indent] Голос молчал.
[indent] Ромул сделал шаг вперед, когда коридоры пещер донесли до него звуки шагов, бега, угрозы. Он обернулся, сверкнув глазами, вскидывая брови. Вели действительно стремительно надвигался на  него с мечом в руках, источая опасность, желая уничтожить нечто ужасное, отвратительное, достойное смерти. И этим чем-то явно был он — Винсент. И последний  не стал больше рассуждать. Все подтверждалось и Голос не ошибался. Он выхватил из-за сапога мокрый нож, в развороте метнул его в собрата, поднимая вокруг себя каскад брызг. Лезвие, брошенное с силой вампира, просвистело доли секунды, пробило грудь графа, застревая в ней по рукоять.  [indent] Вмести с этим меч пораженного стал опускаться, а его лицо еще за мгновения до ранения изменилось. Он точно очнулся, ослаб, обмяк, точно увидел вместо отвратительной картинки иную, достойную повода отступить добровольно. И видя это, Винсент осознал, что с легкостью достиг результата, который ему казался трудно достижимым.
[indent] Наследник клана Калис стал падать и вместе с тем распадаться серебристым пеплом, оставляя после земного существования то немногое, что обычно свидетельствует о недавнем бытие вампира. Крупинка за крупинкой частички тела превращались в пылинки, беззвучные, легкие, как пушинки, способные кружить в воздухе и медленно оседать на каменный пол пещеры. Это было и красиво, и вместе с тем устрашающе. Потому что только что Ромул оправдано (прежде всего в своих глазах) совершил убийство себе подобного. И это было первый раз в его посмертной жизни..
[indent] Застывшее в решительности лицо англичанина ничего не выражало, рука, метнувшая только что нож, опустилась; в темных глазах вампира не было паники и раскаяния, там медленно рождалось непонимание. Как такое могло произойти? Как вечно безупречный и равный по силе граф, сумел подставить себя под развоплощение, а он — Ромул — в один замах совершил то, чего так подсознательно не желал, всячески отнекивался перед Голосом, придумывал выходы и варианты, желал найти зацепку и оправдать слабого до людей приятеля? Где-то здесь он начал понимать, что очень многого о себе не знает. Любитель карт и чертежей, библиотек и истории, внезапно нашел в себе холодность и способность совершать то, перед чем остановятся другие. Он понял, что убил бы Вели еще и еще раз, стань тот нападать снова и снова. И прошлое, хорошее, что было между ними когда-то, не являлось для этого помехой. Преступивший определенную черту не имеет права оправдания прошлым. Он в настоящем выбрал путь войны и угрозы. Корабельщик не подозревал что сам - борец до смерти. Всегда полагал, что любопытен, настойчив, навязчив, но не до такой степени, чтобы идти до конца.
[indent] Граф растаял и пепел осел. В глубокой могильной тишине Винсент остался один. Он больше не чувствовал сырости, не слышал шума водопада. Закрыл глаза, а когда открыл, почувствовал усталость и слабость, точно на него навалилась болезнь. Она скрутила мертвое тело той болью, которая рождалась при восстановлении вампира, такой привычной в этом сложном путешествии в подземных чертогах. Уже не в первый раз..
[indent] Он открыл глаза и увидел перед собой темный коридор, почувствовал, что лежит на боку, прислонившись к камню, у которого когда-то сел, чтобы ожидать прихода демона.

ВЕЛИ
[indent] – Давай же! Убивай! Ты ведь этого хотел! – звенел в голове Жерара бесплотный голос.
[indent] А Жерар смотрел на Винсента. Рука с занесённым мечом медленно опускалась. Винсент медленно тянулся к ножу за голенищем. Брызги воды медленно разлетались в разные стороны – ползли по воздуху, как улитки…
[indent] Мгновение растянулось и стало вечностью.
[indent] – Я не убью Винсента, – беззвучно ответил вампир голосу в своей голове. – Пусть мы не были близки по-настоящему, но между нами было много хорошего: интерес друг к другу, уважение… и доверие. Пускай оно было неполным, но оно было. Я не могу и не хочу это доверие предавать.
[indent] – Тебя кидает из одной крайности в другую! Да пойми же наконец: Ромул твой враг! Врагов убивают! Что подсказывает тебе рассудок?
[indent] – Рассудок говорит, что как заместитель главы клана Калис я не имею права убивать члена моего клана под горячую руку, не разобравшись даже, прав он или виноват. А если разобраться, то Винсент не виноват: он не знал Робера и не знал, что он под моей защитой. Если б знал, всё могло бы быть по-иному, но при нынешнем раскладе у Винсента не было причин не брать кровь смертного.
[indent] – Ты оправдываешь вампира? Вампира, который хотел убить человека?
[indent] – Да. Я вампир и знаю, почему и как мы убиваем.
[indent] – Значит, ты за вампиров? Против людей? – голос зло рассмеялся.
[indent] – Нет. Я не против людей и не против вампиров. Я люблю людей, потому что сам был человеком. И люблю вампиров… я только сейчас осознал, до какой степени на самом деле привязался к ним и принял их в своё сердце. Я хотел бы защитить и тех, и других.
[indent] – Глупец! Ты сам знаешь, что это невозможно! Вампиры и люди будут враждовать всегда.
[indent] – Пусть невозможно. Пусть глупец. Но я буду это делать.
[indent] Винсент медленно вытащил нож и медленно метнул его.
[indent] – И что же ты скажешь, когда твои обожаемые люди и твои любимые вампиры сойдутся друг против друга в смертельной битве? Тебе придётся кого-то выбрать!
[indent] – Не буду. Если так случится, я скорее встану между ними в попытке предотвратить гибель любого народа…
[indent] – И за это тебя будут считать врагом и те, и другие, – предсказал голос.
[indent] – Пусть.
[indent] – Ты погибнешь. Погибнешь бессмысленно и очень быстро, потому что каждой из сторон будет выгодно убить тебя.
[indent] – Пусть. Лучше так, чем иначе.
[indent] – Какая нелепость, – усмехнулся голос уже с явным пренебрежением к Жерару де Вели. – Но что ж, ты решил сам. Получай свою смерть.
[indent] Жерар почувствовал, как нож входит ему в грудь, и наступила темнота…

[indent] В мире реальном его руки ослабели и разжались. Вампир рухнул спиной вниз на каменный пол коридора, в котором так недавно и так давно собирался поймать демона.

ВИН
[indent] Медленно повернувшись на спину, ощущая больше боль во всех костях, чем жесткость камня, еще не восстановившийся вампир от ранее полученных увечий при падении в яму, беззвучно простонал. Все было видением и по сути обманом. Его взгляд устало воткнулся в потолок, где неровная горная порода преломлялась, перехлестывалась и обламывалась в самых разных местах — точно жизнь. То ровная дорога, то резкий обрыв. Еще до демона Ромул был одним, а теперь осознал себя другим. И первый так и не пришел в образе кабана, а его ловцы уже сумели измениться. Проклятые пещеры! Они показывали то, до  чего не каждый был способен додуматься самостоятельно. В них впору вести раскопки любителям самокопаний, познавать себя и находить ответы на внутренние вопросы, которые не задавали.
[indent] Что-то грохнулось об пол. Не камень, иное. Ромул повернул голову и увидел как его спутник живой и относительно не вредимый распластался на полу. Он был все еще в условленном месте и несомненно до этого ждал прихода демона так же, как и сам Винсент. Приходили ли Вели видения? Попадал ли он в иные миры столь реальные, как настоящее? Говорил ли с ним незримый собеседник? И знает ли граф, что до того не особо отличавшийся угрозами англичанин поднял на него руку до смерти? Последний вопрос больше всего беспокоил вампира. Подобное знание могло принести опасность в будущем для спокойного существования на территории Франции и территории клана Калис. Более того, думая по-себе, вполне можно расчитывать что так или иначе на века Жерар запомнит поступок и всегда будет ожидать возможности подобного повторения. Потому что совершивший однажды, гораздо легче повторит второй раз.
[indent] Ромул молчал и не двигался. Не хотелось двигаться. Тело приходило в себя, превращаясь в уже привычную, беспроблемную храмину, где нет болезни, боли и низменных потребностей. Ощущения сходила на нет. Еще немного и скоро то чувство, когда мало что для тебя является преградой из-за страха, вернется. Бояться в сущности нечего, кроме развоплощения. И то, говорят старшие, что только первые 600 лет, а потом сама жизнь наскучивает.
[indent] Винсент заглянул в свое сердце. В нем не было раскаяния. И сложно было понять хорошо это или плохо. Выходило, что его поступок был как бы оправдан сложившейся угрозой. Но беда была в том, что он был удачен до результата. А результат в видениях, как уже думалось ранее, мог принести проблемы в жизни. Вот сейчас встанет граф, возмутиться, да как воспользуется силой, жажда мести. Мало ли вампиров и людей способных на это? И потом кто сказал, что то что сейчас происходит — реальность? Тихо рукой Винсент нащупал нож на поясе, примечая его на случай вторичной угрозы. Скользнул пальцами по рукояти и опустил их на пол, словно рука просто там лежала, ослабев от всех этих перипетий.
[indent] А Голос, подлец, таки добился своего. И чего он хотел? К чему стремился? Если то были происки демона, то каков результат? Показал вампирам, какие они могут быть внутри? Теперь заставит терзаться чувством вины и опасений? Еще требуется вернуться на поверхность. И пока восхождение будет происходить, много чего может случится..

ВЕЛИ
[indent] Жерар не погиб, но вряд ли сейчас сознавал это. Он не чувствовал ни боли в разбитой спине, ни неестественно вывернутой руки. Он не чувствовал ни гнева, ни сожаления, ни разочарования.
[indent] В голове не было ни одной мысли. Пусто.
[indent] Как будто темнота, обрушившаяся на Жерара в момент ложной смерти, так и не выпустила его из своих объятий.
[indent] Он лежал и широко раскрытыми глазами смотрел в никуда.

ВИН
[indent] Прошло время. Больше ничего не болело и лежать не оставалось никакого смысла. Отсрочить неприятный момент встречи тоже до бесконечности нельзя. Бежать? Этот вариант даже не пришел в голову.
[indent] Винсент бесшумно перевернулся на живот, опираясь на руки, внимательно посмотрел на неподвижного Вели. Тот был жив, но выглядел точно мертвый. Неподалеку от него валялся нож. Эту находку Ромул подобрал, приблизившись, воткнул себе за пояс, а затем осмотрел графа еще раз. Видимого оружия больше не нашлось. И речь не о том, что отсутствие металла помешает состояться мести, скорее в случаи чего ослабит противника и даст некоторую фору отбивающемуся англичанину.
[indent] Тем не менее оставался главный вопрос, а видел ли что-то Вели? И не рознились ли реальности в головах двух вампиров. Быть может у каждого случилась своя история. И то, чего опасался Ромул рождалось только в его разуме.
[indent] -Вели, - негромко позвал он, сверху рассматривая напарника. - Вели..
[indent] Понять что именно случилось было сложно. Медицинские навыки отсутствовали, а уж касательно вампиров, обладающих иной биологией, исследования могли уходить в непознанные дебри. Одно понятно, тело француза так или иначе не пострадало и то что сломано - само заживет. Возможно разум, сознание? Пещеры открыли насколько уязвимы через эти ипостаси вампиры. И вглядываясь в застывшее лицо приятеля, парализованное безразличием, Винсент подумал о безграничности того, как через сознание можно дотянуться до самой глубины бессмертного и тем самым, возможно, покалечить его или же исцелить. На память пришли безумные и надломленные. Особенно это невыгодно отличало некоторых древних. И пусть в целом принималось за норму, откровенно говоря  развитию внутреннего сообщества мешало.
[indent] Вокруг царила тишины. Запах нечистот исчез и быть может все опасности тоже. Рано или поздно раненый придет в себя. Обычно всегда так получалось, лишь надо подождать. А воды, крови, кроме своей, под рукой не было. И хотя идея о последнем пришла в голову англичанину, он не кинулся поспешно рисковать, зная, что Жерар специфически относится к испитию даже смертных. Поэтому Ромул сел рядом у изголовья, облокотился руками на колени и сказал:
[indent] -Ты придешь в себя, я знаю. Надо только подождать.
[indent] И ждать казалось можно было долго. Пока не придет голод, пока не настигнет жажда срочно найти себе пищу...
[indent] ...Минуты бежали, в них уже можно было потеряться. Винсент в какой-то момент усомнился, что все так просто и граф вернется. Он легко полоснул лезвием по ладони и выдавил обильную струйку крови в приоткрытые губы раненного. Живительный напиток всегда благостно влиял на любого упыря. Сегодня, надеялся Ромул, не станет исключением. И пусть, пока не ясно, чего насмотрелся в своей голове француз, его пробуждение начнется с того, что напарник его не бросил, по своему рассудив как лучше привести вампира в чувства.

ВЕЛИ
[indent] Темнота… темнота.
[indent] В темноте не было ничего. Ни чувств, ни ощущений. Ничто не печалило и ничто не радовало. Даже представление о времени там терялось.
[indent] … но в губы требовательно толкнулась струйка чуждой крови, пробежала по гортани, заставляя тело отреагировать, сглотнуть раз, другой… вкус вампирской крови был непривычным, даже неприятным, но он побуждал к чему-то, он тянул из темноты – обратно.
Сознание возвращалось медленно, как бы толчками, и по мере того, как Жерар приходил в себя, на него обрушивались воспоминания о недавних событиях. Он понемногу осознавал окружающий мир: подземный коридор, камни, Винсента рядом. Он начинал понимать, что произошло.
[indent] И когда он понял, что всё случившееся было обманом, иллюзией, демоническим наваждением, его скрутило от боли. Перед этой душевной болью меркла боль физическая, вызванная регенерацией сломанных костей.
[indent]Жерар понял, что Робера на самом деле не было. И не будет. А ведь вампир поверил… в какую-то минуту действительно поверил в ожившего брата!
[indent] Он корчился на каменном полу, бился, кажется, даже кричал.
[indent] Потом боль отступила, пошла на спад. Жерар снова смог думать и анализировать происходящее. Мир таков, как он есть. Надо принимать его таким. Робера нет. Но есть Винсент – вот он сидит. Винсент его товарищ и член его клана. Жерар де Вели не имеет права его подвести. И они всё ещё в катакомбах, где могут быть самые неожиданные опасности, и всё ещё не знают пути наверх.
[indent] – Ты цел? – спросил Жерар, стараясь, чтобы его голос звучал не слабо, а спокойно и твёрдо. Непроизвольно поднёс руку к горлу, осознал, что подбородок и шея залиты размазавшейся кровью. Осознал, что кровь не его. – Кстати, спасибо.

ВИН
[indent] Подействовало.
[indent] Переждав то время, которое потребовалось Вели на восстановление, Ромул чуть отстранился, позволяя напарнику пережить свое исцеление без помех. А в конце весьма удивился заданным вопросам.
[indent] - Ну, да, - развел руками, потому что в отличии от недавно восстановившегося вампира уже сидел, ходил и ничем не отличался от здорового.
[indent] На "спасибо" пожал плечами. В сущности подумаешь - малость. Слизнул оставшуюся кровь с ладони, где рана уже затянулась.
[indent] -Вставай. Пора выбираться. По дороге расскажешь, что тебя заставило упасть с потолка. - Легкая улыбка коснулась губ венецианца. В обычной ситуации и правда редкость, чтобы цепкие упыри теряли опору. Но в данном случаи просто хотелось разбавить тяжелую атмосферу ноткой иронии.

ВЕЛИ
[indent] Жерар попробовал встать. Получилось сесть. Для начала, конечно, и это хорошо, но для продолжения пути как-то маловато.
[indent] – Сейчас, подожди ещё пару минут, – сказал он Винсенту. Кости уже срослись, но противная слабость оставалась. Жерар встряхнул головой, пытаясь сосредоточиться. Вспомнил про карту и достал её. В конце концов, если встать сразу не получается, можно с толком использовать время и сидя. – Так… мы прошли вот этим коридором,  и здесь, – он нарисовал соответствующий абрис, – был зал с алтарём и перевёрнутым распятием. Потом мы оказались вот в этом коридоре… потом он раздвоился… снова раздвоился… пещера с водой… мы выбрали этот ход и дальше шли всё время по прямой. Яма тут. Правильно?
[indent] Вели невольно взглянул на то место под потолком, где в его видении был пролом в подземный зал. Сейчас было отчётливо видно, что никакого пролома нет – стена переходила в потолок, не оставляя даже щели.
[indent] – И никаких ответвлений после пещеры не было, – закончил он и встал. Теперь вставание далось легче. Оглянулся по сторонам. – Так… сапоги я оставил у камня.
[indent] Они там и стояли, целые и невредимые.
[indent] – Нож… видимо, я его выронил, когда падал, – Жерар пошарил глазами по полу, но ножа не обнаружил.
[indent] Вампир сделал несколько шагов, продолжая поиски. Может быть, нож завалился за камни? Остаться без своего последнего, после потери меча, оружия не хотелось.
[indent] – А насчёт того, почему я упал, – Жерар вспомнил улыбку Винсента и ответил тоже в шутливом тоне, – так я, видишь ли, умер. На меня это всегда плохо действует.

ВИН
[indent] Винсенте присел на огромный камень.
[indent] -Да-а-а-а? - протянул озадаченно и естественным образом скривил мину, задумавшись. - Умер? Ну и дела.. Чертовы пещеры. А такое возможно? Умереть во сне или в видении? Обычно просыпаешься..
[indent] Его рука потянулась к поясу, из-за которого он достал нож Вели. Покрутил его в руках, посматривая на приятеля, затем протянул рукоятью вперед.
[indent] -Он выпал, я подобрал.
[indent] Спокойно протянул, не отводя глаз с лица Вели. Затем выпрямился и расправил спину.
[indent] -А я бегал от опасности. Все время казалось, вот-вот концы отброшу.

ВЕЛИ
[indent] – А такое возможно? Умереть во сне или в видении? Обычно просыпаешься…
[indent] – Ну так я и проснулся, – пожал плечами Жерар. –  Я ж не по-настоящему умер – сам видишь, пеплом не рассыпался. Просто моя смерть в видении, она была такой… правдоподобной, что ли… убедительной… что я в неё поверил. На какое-то время, во всяком случае. Сейчас, – он усмехнулся, – уже не верю.
[indent] Тут товарищ протянул ему нож, Жерар взял его и вздохнул с облегчением:
[indent] – Уф. Спасибо, Винсент. Ты настоящий друг.
[indent] В своей человеческой жизни граф де Вели настолько привык всюду появляться при оружии, что даже теперь, будучи вампиром, постоянно носил с собой какой-нибудь клинок. Без меча или хотя бы ножа он чувствовал себя голым.
[indent] Вложив клинок в ножны на поясе, Жерар подобрал сапоги и стал обуваться. Кстати заметил возле камня кусок верёвки и факел, которые передавал Винсенту. Тоже подобрал – не оставлять же.
[indent] – А я бегал от опасности. Все время казалось, вот-вот концы отброшу.
[indent] – Бегал от смертельной опасности? Интересно. У меня в видении как раз не было опасности. Была ситуация выбора. Кто-то будто подталкивал меня к тому, чтобы я убил тебя, обещая взамен… ну, кое-что, чего мне очень хотелось бы. Это было тяжело. Он почти довёл меня до того, что я решил тебя убить – остановился в последний момент, понял, что просто не могу. И из-за этого погиб, – Жерар задумался. – Как ты считаешь, почему у нас были именно такие видения? Моя версия: нам давали увидеть то, что будет для каждого из нас по-настоящему страшно. Демон хотел сломать нас внутренне, раз уж физически мы оказались такими крепкими. Как тебе предположение? А ещё интересно, почему демон от нас отстал? Я его сейчас не чувствую. И как он отстал – навсегда или на время?
[indent] Вопросы, сплошные вопросы. Жерар де Вели проговаривал то, что думал, во-первых, потому, что это помогало лучше разобраться в собственных мыслях; во-вторых, может, Винсент тоже заметил или понял что-нибудь важное. Две головы, как известно, лучше.
[indent] За разговором Жерар полностью собрался. Можно было трогаться в путь.

ВИН
[indent] -..Ты настоящий друг.
[indent] «Ну, да. Ну, да..» - отвел взгляд Ромул с фигуры Вели, когда убедился что его напарник не проявляет агрессии и не выказывает желания вступать в новую драку. Его нож оказался в ножнах, а в поведении не считывалось скрытого подтекста. Быть может пока.. Вампир слушал версии Жерар по поводу случившего, пожимал плечами и всячески обходил тему того, что в подробностях видел сам. Одно понял точно: видения были или схожи, или вовсе одинаковые. И за основную версию для себя принял последнее, на всякий случай. А значит граф в курсе кто стал причиной его мнимой смерти.
[indent] -..нам давали увидеть то, что будет для каждого из нас по-настоящему страшно.
[indent] И тут Романо тоже покачал головой, отрицая, и пожал плечами, теряясь в догадках.
[indent] -Я не знаю, что хотел показать демон, если это был он.. А неверное, это был он. Я знаю, что я увидел. И это больше, чем что-то одно. Увидел и понял многое. Другое дело, что не готов с ходу отвечать. Мне нужно осознать, перебрать в голове и припомнить мелочи. - И действительно, он задумался, пока Вели копался в своей карте. Действительно, требовалось время, чтобы пережить вновь и вновь случившееся. Одно понимал точно, не страх показывал ему демон. Рогатый хотел подкупить, обольстить и вовлечь в то, о чем до этого сам Ромул никогда не думал. Не планировал он и не грезил строить империю, становиться королем. В подобной роли никогда себя не рассматривал. А потоку комплиментов в свой адрес, скорее больше не доверял, нежели охотно развешивал уши, ни отрицая при этом, что несомненно они приятны и вдохновляют.. но все же предпочитал уйти, отвернуться, свести подобные разговоры к минимуму.
[indent] А вот теперь внезапно задумался. Не о том, чтобы стать королем, а о том, почему об этом говорил Голос. Он явно взывал к глубинам его сердца, устройства и точно знал вампира, созданного из человека лучше, чем сам бывший человек себя. Винсент не думал, что может вот так вот решительно направить острие ножа в знакомого, а еще не думал что так просто, без возражений, согласится обсуждать постройку будущего царства. Эта мысль в видении его не смутила! Сын корабельщика даже не усомнился, что подобная ноша ему по плечу! Все казалось таким естественным! И сейчас, в реальности, это заставляло чувствовать себя неуютно. Наставник над такими амбициями будет долго смеяться, некоторые из окружения тоже. Поди поищи еще того, кто в гордом вампирском обществе согласится поддержать эфемерную идею на словах, за кружкой добротной крови. А более того, вроде как выходило, что Голос хотел на жизнь Вели променять нечто важное для Винсента. Черт возьми, нашел важное! И сын корабельщика был бы готов посмеяться над таким обменом, если бы неожиданно для себя не находил глубоко внутри ростки новой ценности. Ему оказывается действительно не безразлично общество вампиров, его устройство и тот разрушительный беспредел, который порой в нем царит. Он вновь посмотрел на наследника клана Калис, сейчас исполняющего роль путеводителя - вот к кому надо бы обращаться с предложениями об империи!   
[indent] -Мне нужно подумать, - еще раз повторил. - То что видел я, не кажется мне тем, что могло бы меня сломать.. - как не странно, хотя поднятие руки на ближнего далось тяжело -.. скорее меня хотели обмануть и использовать как инструмент. Да, я думаю, обольстить и обмануть.
[indent] Отстал ли демон, вернется ли? Странно, но этим вопросам места оставалось немного.
[indent] -Если пещеры — дом кабана. То вероятно так просто он не отпустит нас, особенно если не сумел в двух битвах достичь желаемого. Если не сумел.. Вернется.

ВЕЛИ
[indent] Нежелание Винсенте рассказывать о своём видении, пока он всё как следует не обдумает и не осознает, было Жерару понятно.  Легко догадаться, что видения затронули в душе каждого из них какие-то личные струны… а это не всегда то, о чём хочется откровенничать. Поэтому Жерар не собирался приставать к товарищу с расспросами. Захочет – сам скажет. Однако фраза «меня хотели обмануть и использовать как инструмент» графа де Вели заинтересовала.
[indent] – Как инструмент для чего? Для какого дела? – спросил он, взглянув на Винсента и тут же отвернувшись в знак того, что на ответе не настаивает. – Всё-таки хочется мне понять, какая была у демона цель. Может, тогда и разберёмся, как от него избавляться. Чует моё сердце, что ты прав – вернётся он… Ладно, пойдём дальше.
[indent] Жерар привычно занял место во главе маленького отряда. Мысль о том, что к Винсенту лучше не поворачиваться спиной, даже не пришла ему в голову. Англичанин сейчас был для него товарищем, который не бросил в трудную минуту; товарищем, с которым ещё предстоит пройти долгий путь, при необходимости подставляя друг другу плечо. Как же иначе?
[indent] По высокому и узкому подземному ходу вампиры шли недолго, от силы минут десять. Потом ход вывел их к поперечному коридору – однако этот коридор был явно рукотворным, уж слишком правильной он был формы.  Слой грязи не мог испортить  гармоничных пропорций арочного свода. На полу сквозь глину и песок просматривался неглубокий жёлоб.
[indent]Вели осмотрелся.
[indent] – Похоже на античный акведук, по-моему, – сказал он. Быстрыми движениями счистил грязь с участка стены и посмотрел на камни. – Точно, римская кладка. Знаешь, а ведь акведук, даже полуразрушенный, нас куда-нибудь выведет. Либо на поверхность, либо к воде.
...

0


Вы здесь » Лондон 1870 » Минувшее » Кабан по французски