Принц Лондона обсуждал с придворным модельером ткани с Востока,
когда доверенный слуга сообщил ему о прибытии посла из Уинчестера
с очень важными сведениями…

РЕЙМОНД ДЖЕЙМЗ

float:leftСказать, что Джеймз торопился, значит, не сказать ничего.  Дело, порученное ему, было первостепенной важности, особенно с учетом предполагаемых жертв. Реймонд не отдыхал с того самого времени, как отбыл из Уинчестера. Зато добрался до Лондона в самые кратчайшие сроки и тут же направился в резиденцию.  В руках мужчина сжимал бумагу, подтверждающую, что он действительно работает на клан Драммонд, и что стоит услышать то, что он может рассказать. Этот документ, выполненный на гербовой бумаге и подписанный главой клана, пришелся очень кстати, когда Джеймз буквально влетел в здание и, при первых же вопросах, молча сунул слуге бумагу. Слуга оказался достаточно понятливым и расторопным, чтобы сразу же сопроводить его к Принцу.
В кабинет он заходил спокойным шагом, однако сразу же можно было догадаться, что мужчина очень сильно спешил. Пыль на плаще и сапогах, шумное дыхание, капельки пота на лице, у Реймонда просто не было возможности как следует отдышаться.
Принца он видел впервые, но был наслышан, а потому не удивился обманчивой хрупкости и изящности, что не должна быть свойственна мужчине. Отрывистый поклон, раскатистое:
– Ваше Величество, Реймонд Джеймз, по прямому приказу главы клана Драммонд, прибыл с важным донесением. – На стол перед Величеством падает стопка бумаг с отчетами. – Позволите доложить? – Мужчина был спокоен и собран, несмотря ни на что.


МАЙКЛ ГРЕЙ

float:leftНеожиданно в кабинет ворвались двое: слуга принца – Фергус – и еще один человек. Да именно человек, от него так и сочился запах смертного. Хотя и на службе у вампиров было множество людей (включая Фергуса), но этого человека Майкл увидел впервые.
Вампир молча стоял и наблюдал за происходящим, не подав и вида, что был удивлен. Человек тяжело дышал, видимо это было что-то очень срочное, раз он так торопился сюда. Тем временем Грэй рассматривал гостя: молодой мужчина с короткими темными волосами. Ничего примечательного ни во внешности, ни в его одежде. Только вот в голосе и повадках незнакомца отдавалась воинская выправка.
Хм... Значит, военный… – вампир стоял в стороне, не мешая происходящему. Но, наконец, оторвавшись от изучения нового объекта, он обратился к Принцу:
– Ваше Величество, наверно, мне стоит уйти?


ВИНСЕНТ РОМУЛ

float:leftНечасто доводилось слугам прерывать разговор таким образом и это стало серьезным сигналом к тому, чтобы Принц без слов принял бумагу из рук служивого, развернул.

– Говорите. – Указал жестом, подталкивая человека не тянуть и не медлить.
Глаза вампира скользили по тексту, а уши слушали доклад. И чем дольше читал и слушал, тем мрачнее становилось его лицо.

– Уинчестер взбунтовался… Да, ступайте, Майкл, – кивнул, отпуская художника дворца. – Глава клана… – Удивился. – Беатрис Драммонд тоже в крепости?


РЕЙМОНД ДЖЕЙМЗ

float:leftПрисутствие посторонних не беспокоило Принца, а значит и Реймонда, так что мужчина сразу же перешел к докладу.
– Дела в Уинчестере плохи, Ваше Величество. Оппозиция готова перейти в открытую конфронтацию. Они угрожают, не скрываясь, нападать на людей, если вы не прибудете. – Сухо, официально, без каких-либо лирических отступлений. – Леди Драммонд действительно в крепости, пытается тянуть время и довольно успешно. Официальный ультиматум для вас должен будет доставить вампир, меня же, в виду принадлежности к людям, не учли и спокойно выпустили за пределы Уинчестера. – Джеймз мог понять такое пренебрежительное отношение вампиров к людям, но нельзя недооценивать противника, каким бы слабым он не был.

– Насколько стало известно, благодаря разведке, тут задействована Италия. Один из древних, Герардо Барнецци также находится на территории Уинчестера. Только благодаря поддержке революционеры перешли от слов к действиям. Также среди заговорщиков есть несколько вампиров, чьи имена вам будет важно услышать. Среди них – Роберто Ганчи, Адриано Бернини, Теодор Стивенс, Эмма Фостер. Это только те, что нам стали известны. К сожалению, причины по которым они переметнулись к революционерам, установить не удалось. – Самому Джеймзу все перечисленные имена ничего не говорили, но от начальника он слышал, что раньше они поддерживали Принца. – Несмотря на отсутствие волнений среди людей, просто вывести их из-под удара не представляется возможным.


МАЙКЛ ГРЕЙ

float:leftТолько Майкл собирался уходить, как краем уха услышал начало доклада мужчины. Мгновение – и он уловил знакомые имена, среди которых было и имя его возлюбленного.

– Что ты сказал?! Адриано Бернини?! Ты уверен в этом?! – Повысив голос, требовательно говорил Майкл. – Этого не может быть! Это какая-то ошибка! Адриано никогда бы не посмел предать Принца! Ты жалкий лгун! – Не унимался модельер.

Уже позабыв все нормы приличия, Майкл схватил докладчика за ворот его плаща. Эмоции Грея одержали вверх над ним, как и всегда, когда дело касалось его возлюбленного. Здесь он не мог быть безразличен.
Ни разу в своей жизни Майкл не испытывал ничего подобного, ни когда он был человеком, ни когда он стал вампиром. Но как часто и бывает, в определенный момент он полюбил, и потерял контроль над собой.
Майкл был с Адриано уже не одно десятилетие, и знал его достаточно хорошо, как ему казалось, до настоящего момента. Хоть Адриано был молод и неопытен, но он был добрым и верил в справедливость, совершенно не был похож на Грея. Наверно, именно этим он его и очаровал. Юный, красивый и добросердечный, он поразил сердце Майкла моментально.

За всю свою жизнь Майкл не раз влюблялся и не раз разбивал сердца, он был непостоянен и свободолюбив. Вампир не искал долгих отношений, его больше интересовала его работа. Пока в клане Драммонд не появился Адриано Бернини. Он проходил проверку, как и все вампиры, тогда-то его и приметил модельер. Он наблюдал за ним, узнавал его и все больше влюблялся. Ни с кем в жизни Майкл не был так счастлив, как с Адриано.


РЕЙМОНД ДЖЕЙМЗ

float:leftОднако реакция постороннего лица, еще не успевшего покинуть кабинет, последовала незамедлительно, а вот Принц молчал, поэтому Джеймз счел, что может ответить. 

– Абсолютно. Его имя фигурирует в документах, что я предоставил Его Величеству. – Вспыльчивость и эмоциональность вампира оставила мужчину равнодушным.

– Не имею представления, о ком идет речь. Никогда не был знаком ни с кем из перечисленных. И, уважаемый, сейчас вы обвиняете во лжи клан Драммондов – именно его разведчики добыли эту информацию. Да еще и госпожу Беатрис в частности, ведь ее подпись на документах подтверждает все мной сказанное. – Взгляд был холодный, с толикой неприязни. Даже не будучи вампиром, мужчина нашел свое место в вампирском клане и относился с уважением к вышестоящему начальству, а потому не мог просто промолчать в ответ на обвинения.
Реймонд ценил порядок и своевременность, и какие бы отношения не связывали светловолосого вампира и пресловутого Адриано, это не повод так бесцеремонно влезать в чужой доклад. Но раз уж его прервали, то бывший военный счел возможным добавить:

– Как мной уже было сказано, причины, послужившие тому, что часть вампиров переметнулась к революционерам, мы не знаем. Тут возможен как добровольный переход, так и шантаж, дезинформация, использование подчиняющих способностей. – Это, по большей части, было уже высказано Принцу. – Ваше Величество, какие вас интересуют подробности? – Краткий доклад был окончен, и теперь Джеймз ожидал конкретных вопросов, для того чтобы у Принца сложилась полная картина о происходящем в Уинчестере.


ВИНСЕНТ РОМУЛ

float:leftПринц молчал, потому что не успел ничего ответить. Человек докладывал, бумага в руках древнего подтверждала правдивость его слов, а светловолосый вампир внезапно устроил потасовку... В обязанности Принца не входило разнимать драки, пусть даже это было ему по силам, но точно не по этикету. С удивлением во взгляде древний опустил заверительную бумагу на стол.

Больше всего из присутствующих испугался Фергус. Во-первых, он сам был человеком и легко мог попасть под опасный удар со стороны сильнейшей нежити. А во-вторых, он очень хорошо знал внутренние распорядки двора. Поступок Майкла попахивал нехилыми последствиями касательно нежной персона модельера. Нежной, конечно, в понятии относительном. Согласно длительной истории этого вампира при дворе Его Величества, реально-то нежности в нем было немного, манерность и педантичность – были. Бедному конфиденту Принца частенько доставалось в вопросах стиля...

Фергус охнул и быстро выбежал из кабинета, покрикивая какие-то имена. Томас и Скотт – вампиры, появление которых всегда означало только одно: кого-то из других вампиров требуется усмирить или же арестовать. Оба очень массивные, очень неприятные наружностью. Бритые наголо, в балахонистых одеждах, в складках которой могло как прятаться разнообразное оружие, так и скрадываться действия рук и ног, вводя противника в заблуждение.

Принц вышел из-за стола и медленно прошелся по кабинету, не обращая внимания на модельера. Не то чтобы он о нем забыл или был полностью безразличен к происходящему. Скорее, во-первых – не до конца понимал, что за отношения связывают его вассала с юнцом из Драммондов; во-вторых, бунт в Уинчестере был той проблемой, ответ на которую просто и легко нельзя найти, он перетягивал на себя все внимание правителя. Рождалась буря неприятных эмоций и ощущений, с которой требовалось время совладать. Древний упустил что-то, если сегодня четверо из знакомых ему вампиров переметнулись на сторону бунтарей. Это тот случай, когда на фоне побед, проявлялась перспектива явного и серьезного поражения. Особенно неожиданной измена оказалась со стороны Эммы Фостер. От зрелой опытной вампирши, веками сопровождавшей Принца в некоторых вопросах, ожидать подобного было сложно. Не на поверхности крылось предательство. Опуская на дно души сумбур, негодование, боль, злость и ярость, древний вампир долго молчал, переваривая полученные сведения, приученный не выплескивать всех естественных проявлений души на публику. Медленно ходил по кабинету, не препятствуя тому, как в двери ворвались Томас и Скотт, скрутили в локтях Майкла. Им неведомы были причина провинности последнего, они действовали по инструкциям.

– Держите себя в руках, мистер Грей, – наконец произнес Принц. – Сейчас всем тяжело и непросто. Человек верно ответил: обвинения направлены в адрес клана Драммондов. Бумага на моем столе действительна. Нужно прежде во всем разобраться. Знаете, война – это всегда большая свалка, полная беспорядка и дезинформации… где побеждает тот, кто чуть более организован и удачлив. Быть может, ваш друг ни при чем, он может не пострадать. – Сказал уверенно, не поднимая глаза, вселяя ложную надежду. Можно представить опытному воину, какой сумбур творится в Уинчестере, и как будут вести себя заговорщики в случае поражения, списывая друг на друга мыслимые и немыслимые грехи, где никогда не докопаешься до правды…  Для показательной порки в расход должны быть пущены все причастные всерьез и не всерьез вампиры. Здесь уместны будут страх и запугивания, уместны показательные казни.

– Реймонд Джеймз, – сменил объект своего внимания Принц, произнося  имя смертного так, словно пробуя его на вкус. – Ты доложил о том, что видел и знает клан. Было ли что-то твое личное, что не вошло в протокол, но показалось тебе важным, интересным, подозрительным? Мой народ не всегда почтителен к талантам людей…  Быть может, и в твоем случаи было что-то, где тебе не поверили или сочли незначительными слова человека? И этот древний…  Герардо Барнецци… Я знаю элиту в Италии, но такого имени не припомню. Известны его особенности силы?

МАЙКЛ ГРЕЙ

float:leftСлуга принца перепугался вспыльчивости светловолосого вампира и тут же выбежал из кабинета, но Майкл не обратил внимания на это. Он все также держал за ворот докладчика и слушал его. Холодность во взгляде мужчины только усилила неприязнь вампира к нему. Дослушав до конца Реймонда, схвативший его вампир остыл и отпустил его, приведя себя в порядок.

– Ничего против клана Драммондов и Беатрис я не имею, но то, что вы сказали, не может быть правдой! Я убежден в том, что это ложь, разведчиков дезинформировали. Я уверен в Адриано Бернини и его верности Принцу. Я знаю его довольно близко… И достаточно долго, – уже спокойнее ответил Майкл, хотя остатки сорвавшихся эмоций присутствовали на лице вампира. Он не хотел раскрывать подробности его отношений с Адриано, поэтому умолчал об этом.

Не успел Майкл договорить, как в кабинет ворвались двое массивных вампира и схватили его. Голубоглазый вампир был шокирован этим.

Стоит слегка сорваться, как тут же меня повязали. Никогда в моей жизни еще не было такого! Чертовы лысые упыри! Да одна моя мысль и вы тут же будете целовать мои ноги! - мысленно возмущался вампир. Его лицо было озлоблено, но он прекрасно знал про запрет на применения сил на своих. Поэтому его мысленные угрозы остались лишь угрозами.

– Отпустите меня! Живо! – прошипел Майкл.
Слова его Величества немного успокоили вновь разозленного вампира.
– Да, мой Принц. Простите меня за такое неподобающее поведение, – Майкл остыл и перестал сопротивляться. Он молча стоял, слушая принца и буравя Реймонда холодным взглядом.

Вампир понимал, что провинился перед своим господином. Но сейчас его более беспокоила судьба его возлюбленного, а не его положение в глазах Винсента. Он скорейшим образом хотел узнать, что именно произошло в Уинчестере, и как Адриано связан со всем этим.


ВИНСЕНТ РОМУЛ

float:leftПока человек не ответил, Принц чуть повел взглядом в сторону светловолосого вампира. Повеяло опасностью, которая затаилась в непредсказуемости поведения вассала. И даже когда модельер вроде бы остыл, он мог хитрить. А мог действительно временно вспылить, эмоционально отстаивая честь своего юного друга. Майкл бывал склонен к проявлению чувств. Его можно понять. В каком-то смысле Винсент тоже шокирован столь острым поворотом событий. Но только поступки в порыве чувств у модельера больно не к месту. И непонятно, отчего кидаться на смертного? Может ли высшее существо обвинять еду в своем огорчении? Солдат – как отдушина выхлопа неприятных чувств. Но человек был нужен Принцу. Он еще не отработал свое. К тому же клан Драммонд не скажет спасибо за смерть и раны своего верного работника.

– Майкл, не подставляйте меня перед госпожой Беатрис. Мне придется давать ответ, по какой причине вековечное существо накинулось на того, кто всего лишь передавал недобрые вести. Заполучить верного человека дело непростое. Давайте не будем его убивать только за хорошо выполненную работу. Его работа – передать вести от вампиров. Нам предстоит еще добраться до крепости, поговорить с драммондами лично, убедится… Если же Реймонд сумеет где-то оказаться предателем... внезапно… – Принц посмотрел блестящими глазами на человека, – попрошу у Беатрис чести вам лично завершить бренный путь человека... Но если нет, кто знает? Зарабатывайте себе друзей и союзников. Он может приложить руку к спасению вашего друга, как и всего нашего королевства. Отпустите. – Махнул рукой, позволяя бритоголовым стражам расслабится. – Вам следует удалиться, друг мой. Я доверяю вам, но вы слишком огорчены сложившейся ситуацией. Давайте вернемся к ней позднее, когда мне станет известно чуть больше, чем сейчас. Вы расскажете мне, что там у вас приключилось с вампиром, судьба которого для вас так важна.

Принц заложил руки за спину и убедительно уставился на модельера, ожидая, что тот покинет кабинет.

– Мистер Гиббс, – обратился к Фергусу, – пригласите сюда высокочтимого господина Сантеса. – Принц любил использовать причастие из лексикона дворянских обращений людей в адрес древних, тем самым подчеркивая их особую значимость в обществе вампиров. – Ступайте же, ступайте, Майкл. И не сердитесь по пустякам. Сердитесь на тех, кто действительно виноват. На тех, кто ввел в заблуждение вашего друга! – На мгновение задумался… – Не покидайте резиденцию. Думается мне, сегодня ночью придется успеть многое, и ваше присутствие будет необходимо.

Бритоголовые также были отпущены. Его Величество посмотрел на человека в ожидании услышать ответы на ранее заданные вопросы.


МАЙКЛ ГРЕЙ

float:leftПосле освобождения от хватки, Майкл потер свои запястья и кинул свирепый взгляд в сторону стражей, показывая тем самым их место.

– Еще раз примите мои глубочайшие извинения, мой господин. Этого больше не повториться. Я не подведу вас и не подставлю перед главой клана Драммондов. И прошу, мой Принц, сразу сообщите мне, когда будет что-то еще известно о ситуации в Уинчестере. И если вы сочтете нужным, я могу отправиться туда в кратчайшие сроки, для уточнения сведений и помощи в разрешении конфликта, – закончил светловолосый вампир.

Выслушав еще несколько фраз и поняв, что его Величество желает, чтобы он ушел, Майкл поклонился.

– Слушаюсь и повинуюсь мой Принц, – и направился к выходу, еще раз кинув уже холодный взгляд на двух огромных вампиров.

Майкл действительно сожалел о своей несдержанности на глазах у Принца. Об отношениях, связывающих его с Адриано, вампир расскажет позже, когда будет наедине с его Величеством. Не то чтобы он стыдился своих предпочтений, но и рассказывать об этом лишним он не собирался. Винсент был в курсе природы Майкла, но об его отношениях с кем-то из вампиров он не знал, да и это было не нужным. Лишь несколько слуг знали об этом, так как не раз замечали влюбленных вместе, но предпочитали хранить молчание. Они не так глупы, чтобы болтать об этом.

Светловолосый вампир покинул кабинет Принца и направился в библиотеку – скоротать время, пока Винсент снова не вызовет его к себе. Майклу Грею было необходимо о многом подумать, прежде чем снова предстать перед своим господином.


РЕЙМОНД ДЖЕЙМЗ

float:leftИсчезнувший на короткое время слуга, сопроводивший Джеймза до кабинета, вернулся с двумя угрожающего вида вампирами, что тут же схватили светловолосого. Было во всем этом нечто показательное. Так и хотелось поморщиться и сплюнуть; но не в присутствии Принца проявлять дурные манеры.

– Да, Ваше Величество? – Стоило Принцу закончить отчитывать своего подчиненного, как он тут же обратился к человеку с вопросами. Уход шумного вампира, мужчину только порадовал. Можно было не отвлекаться на пустые обвинения. – Я доложил лишь обобщенное видение. Нюансов очень много, и некоторые их них непонятны мне, так как я не являюсь вампиром. – Реймонд и не стремился к этому. Один из немногих, кто служит живым трупам и не мечтает стать таким же. – Позвольте, Ваше Величество, пусть ваш народ в действительности относится к моему с пренебрежением, но в клане драммондов умеют ценить таланты, а посему мои слова воспринимались так же, как и любого из клана. – А еще платили хорошо.

– Герардо Барнецци... К сожалению, какой-то полезной информации об этом вампире получить не удалось. Только то, что он древний, приближенный Принца Италии, но не входит в состав свиты. Из-за этого напрямую обвинить Италию в пособничестве революции не представляется возможным. Проблему также доставляет тот факт, что Италия в курсе восстания, и на его фоне отказывается делиться информацией. Будь в запасе больше времени, это бы не стало преградой. – Но сейчас ждать несколько недель, если не больше – непозволительная роскошь. – Барнецци оставался в тени долгое время, в результате чего о его прошлом и способностях узнать сложно. Впрочем, есть другой вариант получения нужной информации, но на это нужно ваше позволение.

Вампиры и их пренебрежительно отношение к своим подчиненным людям. В один момент они ведут вежливый диалог, а в другой, движимые паранойей, вспарывают тебе грудную клетку. Недавние слова Принца не оставляли сомнений в его отношении к этому вопросу, несмотря на наличие подобных слуг.

– Ваше недоверие ко мне понятно, Ваше Величество, но я лишь внеплановый вестник, посланный для того чтобы предупредить вас заранее и дать больше времени. – Ждал ли Реймонд благодарности? Определенно нет. – С ультиматумом к вам прибудет вампир.

Будучи предателем, Джеймз поступил бы совсем иначе и точно бы не сунулся в пасть к врагу. Да и не верил мужчина в благородство вампиров, особенно тех, что захватили Уинчестер и грозятся покусать всех людей.


ВИНСЕНТ РОМУЛ

float:left– Понятно… – проговорил Принц мрачно. – Что за позволение нужно? Мое личное? –  Воздействие, которого не могла дать Беатрис? Лицо Винсента немного оживилось в поисках догадок, но не то чтобы очень.
Времени оставалось немного. Стемнело недавно, а значит, скоро появится вестник, которым так грозит человек.
Древний снова сел за стол и что-то очень быстро написал на гербовой бумаге, заверил письмо именной печаткой, поставил подпись. Встал, отдал написанное за дверь слуге со словами: «Передайте Моро». И вновь посмотрел на человека.

– Недоверие к тебе от меня? – Удивился, вспомнив сказанные слова. – Откуда такие мысли?.. – Действительно не сразу сообразил. – А-а, это из-за... Нет, это тебя не касалось. Это было сказано для почтенного вампира. В тебе у меня пока нет причины сомневаться, – сумбурно пояснил, уже думая о следующем шаге, который считал нужным сделать перед отъездом. Снова сел за стол и снова на короткое время задумался. Посмотрел на закрытые ставни, за которыми скрывался вечерний город и река, и множественные люди, подобные этому человеку. – Шантажисты.
А затем записал еще один приказ, заверив его государственной печатью Принца.
И снова внимание на гонца.

– Так… человек… Ты голоден, устал? Хочешь пить и… прочие потребности, которые у вас есть. – Вампиру было сложно об этом вспоминать, но все же приходилось. Люди в здоровом состоянии – это всегда лучше, чем вымотанные и несчастные. – Я отдам распоряжение о твоем отдыхе. Под утро мы выступим в Уинчестер. Поедешь со мной. Сделай все, что требуется, до этого времени.


РЕЙМОНД ДЖЕЙМЗ

float:left– Именно. Есть еще один возможный источник информации. – Возможный, потому что мог иметь свое мнение по этому вопросу и отказаться сотрудничать. – Около двух месяцев назад в Лондон приехала вампирша, Аделэйс Ревиаль. Она известна в определенных кругах как одна из лучших (среди немногих вампиров, выбравших подобную стезю) наемных убийц. Госпожа проживала в Италии, да еще, ввиду своей деятельности, обладает обширной информационной сетью. Хотя, вы и так, безусловно, все это знаете, Ваше Величество, ведь официально позволили ей проживать на территории Лондона и не сделали запрос на нее, как бывает обычно. – На любого вампира, прибывающего в город, заводилось полноценное дело, куда входила вся собранная о нем информация, и по первому требованию предоставлялась Принцу. Помимо него всего лишь несколько вампиров имели право доступа к этим данным. Однако в этот раз запроса не было.

– Проблема в том, что об осведомленности этой госпожи – а ничего не знать она попросту не может – вспомнили в последнюю очередь, – Что не очень хорошо скажется на репутации аналитиков клана. – И она может отказаться что-либо говорить. Также есть вероятность, что она работает на революционеров. – Джеймз припомнил характеристику вампиршы и едва не поморщился. Слишком много проблем со всей этой ситуацией. Пока все, произошедшее в Уинчестере, держалось в тайне, бесцеремонные допросы могли вызвать массу ненужных слухов и домыслов, а также подорвать репутацию всего города, и Принца в частности. Поэтому требовалось его полное согласие и разрешение. – Времени мало, но еще есть возможность воспользоваться этим вариантом.

На слова Принца Реймонд отвечать не стал. Сказано для почтенного вампира... Для того чтобы убедить окружающих, с Величества сталось бы и убить. В принципе, вся служба Джеймза – хождение по острию ножа. Насколько бы он ни был искусен в сражениях, даже обращенного вампира в одиночку ему не победить. Но в данном случае человек нисколько не осуждал Принца, его положение обязывало уметь жертвовать малым.
А драгоценное время все убывало.

– Благодарю, Ваше Величество, я действительно не отказался бы от отдыха, но если у вас есть еще ко мне вопросы, я бы предпочел на них ответить сейчас. – Дела превыше всего, особенно когда на кону сотни, если не тысячи жизней.


ВИНСЕНТ РОМУЛ

float:leftАделэйс? Да? Винсент как держал перо в руке, так и воткнул стальным концом его в стол, портя лаковое покрытие дорогого дерева. Недобро посмотрел на человека… ой, как недобро. Помедлил с ответом, хотя сам был не прочь на всякий случай, как и Майкл, сразу же кому бы то ни было перекусить шею. Спросил:

– А откуда тебе известна информация о госпоже Ревиаль? Я бы хотел знать имена этих существ. Ты многое сообщил не точно… Даже не знаю, стоит ли тебя поправлять и рассказывать внутренние распорядки кровавого Лондона... Твои осведомители не понимают, что говорят, или ты сам неверно понял. В Лондоне можно жить без разрешения. И убийце, о которой ты говоришь, я не давал официальное разрешение. Я мог бы дать покровительство. Я, или кто-то из моих глав. Но пока оно не дано. Возможно… - Принц растерялся, – речь идет о чем-то ином...

Ни о каком участии вышеуказанной вампирши и речи быть не могло! Его Величество отказывался слушать такие предложения. Пусть сидит во дворце и не рискует, наемная убийца высшей категории.

– Госпожа не состоит в моей свите, поэтому ее могли привлечь и без моего разрешения, но по ее согласию... или несогласию. Станешь вампиром, без вступления в клан, тебя, скорее всего, тоже пустят в расход официальные жители города. Поэтому любому вампиру надо бы вступить в нашу сложную структуру... – Поправил.

Черт возьми! Это было уже слишком. Давайте в Уичестер еще и любовницу захватим! Давайте надоумим врагов ее взять в заложницы! Все краски жизни оборачивались перед Винсентом палитрой.. И все же Принц сдержанно произнес: 

– У госпожи Ревиаль теперь другие обязанности. Обойдемся иными способами. В свите не состоит, но тем не менее в потасовке ее быть не должно. Она останется в Лондоне. Но я поручу своим вампирам узнать все, что ей известно о древнем Барнецци. Поручу прямо сейчас.

С этими словами дописал еще одно поручение Федерику, приложив его через слугу к первому.

Человек открыто наводил на подозрения: была ли Ревиаль заодно с итальянцами, и могла ли быть?
– Вероятность, что она работает на революционеров? Так же, как и многие в моей свите. Ты предлагаешь подозревать любого? – Умно, конечно, и логично. Просто до жути неприятно. – Хорошо. Ревиаль проверим. Как и всех в целом вообще. Бунт дает на это право. Никто не сможет уйти от расследования. Проверим все связи и отношения за последнее время.


РЕЙМОНД ДЖЕЙМЗ

float:leftРеакция Принца вызывала разве что недоумение. Джеймз не сказал ничего такого, на что, в его понимании, стоило так реагировать. Еще этот недобрый взгляд, словно вампир уже подбирает подходящий способ убийства. Неприятное чувство.

– Информацию мне предоставили в клане, я не могу сказать, кто конкретно что знает, и откуда. – Реймонд знал о вампирском обществе больше иных людей, но это не могло гарантировать понимания. Так что мужчина нехотя, но честно признал. – Вполне возможно, Ваше Величество, что я в действительности что-то упустил. Однако вся информация изложена в тех документах, что я вам предоставил. – Не просто так же он привез кипу бумаг. – Вы можете найти там и досье на госпожу Ревиаль.

Реймонд, подумав, не стал высказывать вслух свои сомнения насчет возможного обращения. С ним никто из клана толком об этом не говорил. Мужчина же не планировал становиться вампиром ни сейчас, ни в будущем. Не находил он в этом награды, как позиционировали это кровососы. Однако высказывать все это Принцу города казалось глупым и опасным. – Ваше Величество, я точно уверен только в том, что без вашего разрешения госпожу Ревиаль запретили трогать. – А вот почему именно, теперь хотелось узнать и самому Джеймзу. Не любил он допускать оплошности. У него было предположение, что это все из-за подозрения о принадлежности вампирши к революционерам. Но предположения – и только.

– В Уинчестер? – нахмурился Реймонд. – Речь шла лишь об информации, насколько мне известно, как-то еще привлекать госпожу даже не думали. – А может, и думали. В конце концов, бывший военный просто не мог знать всего, он ведь всего лишь человек. Радовало уже то, что его сведения приняли для размышления.

– Просто предположения, Ваше Величество. Тяжело говорить о чем-то с уверенностью, не обладая доказательствами. А у клана драммондов их пока нет. – Но лишь пока. На данный момент хватает и подозрений, в том числе о наличии «крысы» в собственных рядах.


ДАНИЭЛЬ САНТЕС

float:leftГде же отчёт за последний месяц? Мне точно приносили его сегодня, – вампир уже в третий раз перекладывал кипу различных бумаг на столе в поисках финансовой сводки.

– Ах, да вот же она! Осталось перепроверить – и всё, – произнёс он вслух и принялся за работу. Заведовать финансовыми делами обширного предприятия и постоянно контролировать их было довольно сложно, но вполне привычно для этого вампира. Всё же время оказало своё влияние, дало терпения и сдержанности. Возраст и пришедшие вместе с ним привилегии и обязанности требовали к себе особого отношения.

Раздался торопливый негромкий стук в дверь, что не предвещало ничего хорошего, по мнению Даниэля. Он отвлёкся от расчётов и обратил внимание на дверь.

– Входите, – коротко ответил он, в его голосе отчётливо слышалось неодобрение. Вампир очень не любил, когда его отвлекали от важных дел. Дверь приоткрылась, и в помещение вошёл личный слуга Его Величества. Даниэлю хватило лишь одного взгляда, брошенного на этого человека, чтобы понять, что произошло нечто важное и непредвиденное. Уже без слов было ясно, что следует торопиться.

– Да, я сейчас, – также немногословно ответил Даниэль, быстро закрыл все папки с документами, закинул в ящик стола, поднялся и решительно вышел в коридор.

Подойдя к дверям кабинета Его Величества, и, по совместительству, давнего друга, вампир, не задерживаясь ни секунды, постучал. Уже за несколько метров отсюда можно было безошибочно угадать, что там был кто-то ещё, и этот кто-то вовсе не вампир. Даниэль приоткрыл дверь, сделал шаг внутрь и вежливо спросил:
– Ваше Величество, мне передали, что вы вызывали меня. Я не помешал?


ВИНСЕНТ РОМУЛ

float:left– Интересно. Без моего разрешения запретили трогать… кто же такой догадливый и предусмотрительный? – словно сам с собой разговаривал Винсент, перекладывая бумаги, находя среди них досье на любовницу. – Я обязан знать, откуда такая быстрая осведомленность. Этот кто-то, кто так хорошо информирован о госпоже Ревиаль, делает все правильно. Расчетливый, предусмотрительный ум и очень... ну просто очень высокая осведомленность! Я должен вознаградить это существо или существ! Должен высказать благодарность за хорошо проделанную работу!.. Поспешную и правильную работу…

Принц негодовал. То ли от того, что должен сказать «спасибо» кому-то, то ли под это «спасибо» маскировал угрозу, желая расторопного умника наказать.

Древний постарался понять, ничего ли он сам не напутал? Когда он заключил с Ревиаль предварительное согласие? С месяц назад. Когда получил второе подтверждение? Не далее как два часа. А кто-то уже в этом мире понимает, и уверен, что приезжую француженку без покровительства трогать запрещено? Собрал досье… Навел справки... Древний внимательно пробежался глазами по описанию наемной убийцы, подмечая среди ее жертв имена, которые она сама называла Принцу и которые либо утаила, либо посчитала незначительными. Бумага описывала кристально чистую репутацию, в том плане, что свое слово Аделэйс всегда держала. Официально убивала только безумных, не официально... Все знают кого, все знают почему, но так как вышестоящие это дело одобрили, то никто не возражал. Никто ли?.. – этот риторический вопрос мысленно задал Принц, посматривая на человека поверх резюме в своих руках. Заявление попахивало ложью. Так не бывает… Обязательно будут недовольные. Вот, скажем, пример: Винсент одобрит уничтожение предателей, а Майкл рискует начать противиться этому приказу. И в этом случаи модельеру все равно, кто это одобрил, и на каком уровне. А потому Аделэйс тянет за собой хвост жаждущих отомстить. Сама француженка догадывается ли об этом? 

Но кто? Кто уже так много знает о ней, включая даже предварительные договоренности с Принцем города? Знает и, в определенной мере, проявляет заботу, уважение?

Губы вампира расплылись в улыбке, а лицо приобрело прозревший характер. Роскошная женщина – Беатрис Драммонд. Умная, расчетливая с невероятной интуицией! Она была способна понять и рассчитать вкусы Принца так, как ни одна другая представительница ее пола на его пути до этого. Могла навести справки заранее, могла даже организовать слежку за первым лицом кровавого Лондона. Та, которую Его Величество признавал на равных. Одна из тех, кем по-настоящему восхищался и, было время, даже добивался, терпел поражение, и снова ломился в бой… пока не осознал, что себе дешевле будет обратить внимание на других. А Беатрис пусть останется вечно манящим пламенем, с которым невозможно совладать, затушить, и которое никогда не будет постоянным. В том ее красота, сила, но и разрушительность.

Древний вздохнул. Между такими, как они двое, всегда лучше держать разумную дистанцию уважения, подчинения, согласно протоколу, и призывать в союзники холодный рассудок.
И на этот раз глава клана Драммонд сумела удивить своего сюзерена. Удивить и в чем-то обыграть. И так элегантно! Так мягко, приятно намекнув о своем извечном видении всего и вся, без каких-либо серьезных притязаний на сердце правителя! Приятное поражение для Принца, нельзя не согласиться.

В дверь заглянул второй вампир в городе – Даниэль Сантес. Всегда вежливый и корректный для своего главы и друга. Заглянул и, несомненно, получил согласие о том, что никому помехой присутствие такого важного лица в государстве не будет, но даже наоборот. Винсенте указал в кресло рядом со столом, приглашая древнего сесть и быть, в данном случае, свободным в поведении.

– Хорошо, – совершенно с другим, положительным настроением резюмировал Принц, обращаясь к человеку. – Теперь я думаю, что клан Драммонд хорошо понимает, что делает, а не только предполагает. И касательно госпожи Ревиаль все обосновано. Это мудрое предложение – расспросить ее об итальянцах. – Так же, как и родившаяся в этом кабинете мысль задействовать в подавлении восстания в Уичестере. Вампирша с такими умениями, несомненно, могла существенно помочь... другое дело, что Принц был не готов давать на это согласие. От прекрасной идеи он отводил свое внимание.

– Расскажи высокочтимому господину все, что говорил мне об Уинчестере. Господин должен слышать это и иметь возможность задать вопросы. И упомяни для меня, у тебя есть покровительственный знак, амулет... какой-то предмет от драммондов? В моем доме полно кровопийц, и каждый себе на уме. Ты можешь пострадать. Во избежание этого своим подопечным мы выдаем амулеты, заверяющие покровительство сильного. Драммонды давали тебе такой?


РЕЙМОНД ДЖЕЙМЗ

float:leftДжеймз молча наблюдал за изысканиями Принца. Слова древнего были скорее рассуждениями вслух, чем полноценно заданным вопросом. Тем более, необходимой информацией бывший военный все равно не обладал. А вот порывистые обещания кого-то наградить, немного так настораживали. Интонацией голоса, взглядом и царапающим слух «существами». Существа – что за мерзкое слово? Даже нежить, оживший труп и прочие вольные интерпретации слова «вампир», не вызывали такого брезгливого ощущения.

На какое-то время повисла тишина. Реймонд не стал вмешиваться в чужие размышления и просто продолжал стоять на месте, между тем раздумывая на тему вампиров и нежелания стать одним из них. Действительно, если бы он ранее не решил обойтись без обращения, то после посещения Принца Лондона желание умерло окончательно, задавленное жесткостью и мерзостью порядков вампирского общества. Человеческий менталитет, как и предрассудки, так тяжело искоренить, будучи человеком.

Заговорило Величество неожиданно, да еще как заговорило. Не зная полной картины происходящего, Джеймз мог только поражаться и догадываться, как и каким образом, Принц умудрился прейти к конкретным выводам.
В кабинет заглянул, а после и зашел, очередной светловолосый вампир. Правда, своим спокойствием он выгодно отличался от предшественника. Впрочем, тот тоже буйствовать не сразу начал.

Реймонд склонился в полупоклоне, приветствуя вампира, после чего по пожеланию Принца, быстро пересказал все то, что говорил до этого. 

– Остались какие-то вопросы? – в конце повторного доклада, вежливо уточнил мужчина.
На вопрос Принца, он ответил довольно коротко:

– Да, Ваше Величество. – И продемонстрировал амулет, что в начале службы ему выдал непосредственный начальник. Во время выезда из Уинчестера Реймонд предпочел спрятать его под сюртуком, не желая подставляться, если наткнется на кого-то из революционеров. А по приезде в Лондон просто забыл вернуть на видное место.


ДАНИЭЛЬ САНТЕС

float:leftПолучив разрешение, вампир бесшумно затворил за собой дверь, прошёл в кабинет, мимоходом глянув на человека, который, судя по всему, и послужил причиной этой срочности, и кивнул ему в знак приветствия. Пожелание доброго вечера было бы неуместно, судя по царившей здесь атмосфере.

Совершенно новое лицо. Этого мужчину вампир видел впервые – и к уже возникшему списку добавилась ещё пара-тройка вопросов. Даниэль сел в предложенное кресло, свободно располагаясь, и обратил вопросительный взгляд на Принца, как бы спрашивая: «В чём тут дело, и кто этот человек»? Слова друга, обращённые к незнакомцу, стали небольшим объяснением необходимости присутствия второго древнего. Всё так же, не проронив ни единого слова, вампир обернулся к человеку, готовый слушать его со всем вниманием.

За недолгое пребывание здесь, он уже успел оценить происходящее и сделал для себя некоторые, пока незначительные, выводы. Но одно он понял точно: ситуация непредвиденная и сложная.

Рассказ был точно сформулирован и последователен, что говорило о хорошей дисциплине рассказчика и умения общаться с такими... такими, как они, что делало ему честь. Даниэль сосредоточенно слушал предоставляемый отчёт, не пропуская ни слова, пытаясь сразу искать соответствия и выявить причинно-следственную связь в происходящем. По мере того, как отчёт приближался к завершению, вампир всё более мрачнел и хмурился. Как-то всё это неожиданно. Но всё же кое-что осталось ему не совсем ясным, а кое-что даже слегка смутило, хотя в его-то возрасте это практически невозможно.

– Спасибо, – поблагодарил древний, обращаясь к незнакомцу. – У меня пока возник лишь один вопрос. Кто такая эта... Аделэйс Ревиаль? Почему именно от неё мы должны ожидать информации? – Действительно. Вампир, который совсем недавно объявился в городе, если верить словам человека. Вампир, который может что-то знать. Не к добру

.

РЕЙМОНД ДЖЕЙМЗ

float:leftКивнув на благодарность, Реймонд продолжил говорить, отвечая на вопрос.

– Кто такая... Наемная убийца, странная личность. При наличии обширных связей, она не вмешивалась в политику. Никогда не состояла в кланах и не была под покровительством. – Только после слов Принца о сложности выживания одиночек в вампирском обществе этот факт обретал какой-то смысл.

– Ожидать чего-либо бессмысленно, сэр. Но чтобы получить информацию другим способом потребуется несколько дней, которых нет. – Все упиралось во время, как ни прискорбно. – Госпожа Ревиаль в Италии прожила столько же, сколько и в своей родной Франции. По нашим подсчетам, она как раз должна была пересекаться с Барнецци до того как он залег на дно. Поговаривают, что у них был какой-то конфликт, но этого всего лишь слухи, и проверить эту информацию пока не удалось. – Но наличие зацепки, уже радовало.

– Проблема, как я уже говорил его Величеству… – легкий поклон в сторону Принца, – в том, что госпожа может отказаться сотрудничать. Принуждать бессмысленно. Она никогда не скрывала свою способность. Однако, – что довольно странно, если подумать, – ни один из владельцев подобного дара никогда не раскрывал всех его возможностей и слабых сторон, и госпожа Ревиаль – не исключение. Она может просто исчезнуть в один момент, и где ее потом искать, и как ограничить использование дара – неизвестно. – А об этом думали, с подачи главы клана, и несмотря на ее же запрет контактировать с француженкой без разрешения Принца. – Еще одна сторона все той же проблемы в том, что миссис может работать на революционеров, тогда контакт с ней нежелателен в принципе. Ведь она может, как дезинформировать, так и сообщить о нашем интересе хоть самому Барнецци, и никто не сможет об этом узнать. – Ох уж эти вампиры и их сверхъестественные способности. Даже под замок так просто не посадить. – В данном случае тяжело говорить о каких-то гарантиях.

– Что-нибудь еще? – Мужчина чувствовал себя утомленным. Ему хотелось нормально отдохнуть перед обратной дорогой, но для начала нужно было закончить с вопросами.


ДАНИЭЛЬ САНТЕС

float:leftДаже так? Просто прекрасно! Не хватало нам восстания, так ещё и это. Либо поможет, либо нет... – Даниэль покачал головой и снова нахмурился.

Вампир продолжал внимательно слушать, и чем больше он слышал, тем более уверялся в своих мыслях. Но озвучивать их вслух пока не собирался. Дело было серьёзным, а возникшая неопределённость напрягала, и впервые за долгое время заставила чувствовать что-то такое странное, что древний уже забыл.

– Благодарю за столь подробный ответ, – сдержанно отозвался вампир, всё ещё пребывая в задумчивости. Ситуация складывалась не лучшая – тут нужно было либо действовать, либо оставить, как есть, чтобы не было других непредвиденных последствий. То, что было у него на уме, следовало обсудить с Принцем, но только без присутствия других лиц. Даниэль нервно постукивал пальцами по подлокотнику и думал, но вдруг отвлёкся и обратился к мужчине, осознав, что от него ждут чего-то ещё.

– У меня более нет вопросов, – и указал едва уловимым жестом руки на Принца, показывая, что теперь дальнейшее зависит от распоряжений Его Величества.


ВИНСЕНТ РОМУЛ

float:leftУвидев, что разговор человека и помощника закончен, Принц откинулся на спинку кресла и кивнул.

– Благодарим, Реймонд. Отдыхай. Когда будем выдвигаться, я пошлю за тобой.

Закрыл глаза, прислушиваясь к удаляющимся шагам гонца.

– Интересно звучит, не правда ли? Обратитесь за помощью к той, кто может вам сказать не все, может ничего не сказать, а может и вовсе работать на врага.  – Винсент усмехнулся. – Но в целом Беатрис знает, что делает, пусть мысль и звучит забавно для незнающих ушей. Ее предложение разумно. Она посвящена в подробности ситуации, как я вижу, пусть и вежливо делает вид обратного.

Подступила внезапная усталость... Возможно, потому что посторонние ушли, остались только свои, и больше не требовалось держать идеальную форму правителя. Вопрос, который приходилось обсуждать, касался самого важного – целостности государства. Серьезный вопрос, не требующий мелочиться в цене. Внезапная проблема, способная вытянуть множество ресурсов.

– С госпожой Ревиаль не вижу проблем поговорить и все узнать. Быть может, Провидение знало и надоумило меня, а может, и мистика какая, но выходит, над этим я поработал сильно заранее. – Верно, в сложившихся условиях вся авантюра Его Величества приобретала оправданное значение. Тот случай, когда в предвидении необходимости, связи начинаешь налаживать заранее. – Что думаешь обо всем услышанном, Даниэль?


РЕЙМОНД ДЖЕЙМЗ

float:leftВопросов не оказалось. Реймонд, вежливо попрощавшись, поклонился и поспешил удалиться.
Его Величеству нужно было осмыслить и обсудить полученную информацию без посторонних, коим являлся мужчина. Тяжелая ситуация, перед Принцем вставал нелегкий выбор. Но в любом случае, на данном этапе Джеймз свою работу выполнил, так что мог со спокойной совестью отдыхать до того момента как придет время возвращаться в Уинчестер. Если к нему не появятся еще вопросы, конечно.


Далее Тронный зал. Переговоры

Отредактировано Даниэль Сантес (2016-06-19 23:50:33)