Выяснение отношений между древним Монтегю и выскочкой Фредериком из свиты Принца.
Резиденция Принца города. Кабинет. Ночь. Лето 1869 года.

ВИНСЕНТ РОМУЛ и АНЖЕЙ МОНТЕГЮ

float:leftfloat:right-Во Франции нам никогда не было так хорошо. Может, то была только выдумка, очарование этим прекрасным городом Лондоном? Я помню мебель, выписанную из Парижа. – Роскошно одетый, светловолосый вампир улыбнулся. – И клавесин… Прелестная вещица. Я часто играл на нем. Летними вечерами сидел за клавишами спиной к раскрытым окнам. Помню быструю невесомую музыку рождающуюся из под моих рук. Из под этих рук... - богатый гость любовно посмотрел на свои тонкие пальцы усыпанные драгоценными камнями в золотых кольцах. - Позвольте полюбопытствовать, вы никогда не слышали как я играю, Ваше Величество?

Принц ответил Высокочтимому господину, представителю клана Драммондов долгим взглядом, словно пытаясь постичь смысл сказанного. Монтегю умел красиво рассказывать. Вот и теперь его слушатель представлял себе белокаменное поместье среди обширных полей Франции, где суша преобладала над водой. Уже ''видел'' своими глазами табуны лошадей, которые разводил тогда древний вампир, буквально сам вдыхал воздух, наполненный запахом свежескошенной травы. К тому же такие картины были не чужды Винсента. Он когда-то не раз посещал подобные места во Франции вместе со своим учителем. С тех пор много воды утекло, так много, что казалось какой-то другой жизнью.

-Ваше Величество? - повторил свое обращение Монтегю.

Принц сморгнул и будто бы очнулся.

-Да-а, то есть нет. Нет, Анжей, не доводилось слышать Вашей игры.

-Вы много потеряли, Ваше Величество! Вам непременно стоит прийти, точнее я сам приду, чтобы сыграть для вас одну из лучших своих сонат. Она представляет собой медленную, сумрачную, довольно скорбную музыку. Я называю ее «Смертельное уныние». Первая часть ее состоит из трех необычайно выразительных и очень ясно различимых музыкальных элементов: спокойное движение как бы хоральных аккордов, определяемое движением басовых октав и гармоническая триольная фигурация, с неумолимостью проходящая через всю мелодию...

Монтегю говорил и рисовал в воздухе фигуры. Он жил своим творением, любил его, отдавал тому всю душу. Принц слушал. Принц умел долго слушать не перебивая, позволяя тому, кто изливает душу рассказывать все желания, мечты, проблемы, требования. В этом умении таилось одно очень важное качество - слышать. Очень часто среди большого изобилия слов проскальзывала важная информация. А случалось и такое, что говорливый в последствии сожалел о том, что дал волю языку и поддался на такие любезно подставленные уши. Но Монтегю с подобным не сталкивался. Наконец ему позволили описать своего любимого себя перед лицом главного вампира. Упустить эту возможность он не мог.

-..Я веду линию нот до самого пика, а затем обрушиваю ее вниз в бездну, завершая громогласным «Та-дам»! Это прекрасно. Вы понимаете меня?

-Без сомнения понимаю, Анжей. Вы рассказываете так,  словно я уже прослушал всю Вашу сонату. - без тени лести подтвердил Винсент.

Монтегю довольно заулыбался, манерно поправив свои длинные светлые локоны.

-Но где-же Моро?! Как долго его ждать? Он опаздывает на целых двадцать минут.

А где Моро? Принц пожал плечами и посмотрел на часы. Да, опаздывает.

-Придет, никуда не денется. Быть может что-то случилось по дороге.

-Случилось, - поязвил Монтегю в адрес мадьяра. - У него всегда что-то случается!

ФРЕДЕРИК МОРО

float:leftМадьяр и впрямь не спешил на заведомо назначенную ему встречу, предпочитая гулять по крышам Лондона, ощущать легкий еще горячий ветер в черных волосах и любоваться сиянием давно потухших звезд, чем слушать очередную браваду в свой адрес от вечно недовольного старца. Ну как старца. Хотя, почему бы и нет. Никем иным, как старцем постоянно ворчащего Монтегю назвать было нельзя, хоть и его сияющие светлые волосы и навечно сохраненное лицо мужчины в самом расцвете сил не могли подтвердить этого. Интересно, чем же на этот раз Фредерик не угодил высокопоставленной шишке? Хотя это-то он знал. И да какие уж там звезды, когда ночь все равно будет безнадежно испорчена предстоящим свиданьицем.

Но от этого Моро не поспешил покинуть шпили крыш. Чем дольше его не будет, тем меньше времени до утра может продлиться эта неприятная беседа. Да, он рисковал, испытывал терпение и лимит доверия Винсента Ромула, что совсем не естественно для него. Но право, сколько можно находить в поведении и образе жизни веселого вампира столько "неподобающего" для "их величайшей расы!"? Будь Фредерик на сотню лет старше, брюзга Монтегю уже не посмел бы бросаться словами в его адрес, а лишь неодобрительно поджимал бы губы и не лез не в свое дело. А так он считает традицией свои попытки доказать свою силу, власть, состоятельность и влияние перед лицом скромного венгра.

Фредерик закинул растрепанные волосы за спину и спустился на темные улочки. Время шло, а веских причин не явиться на встречу вовсе никак не находилось. А потому откладывать "казнь" просто не было смысла, и вампир в считанные минуты добрался до резиденции своего сюзерена. Вошел через центральный вход и не преминул заглянуть на старинные часы в гостиной.  Моро надеялся, что опоздание в 25 минут не будет являться опозданием.

Без остановок в коридоре, практически силой отодвинув верного слугу Принца, желающего доложить о его появлении господину, Фредерик влетел в кабинет Винсента.

- Ваше Величество, - поприветствовал он Принца почтительным кивком головы и сразу кинул взгляд на незанятое кресло, прося дозволения занять его. И только после этого он, трактуя взгляд Ромула по-своему, развернулся к гостю. - А, почтенный Монтегю! Рад. Безумно рад нашей встрече! - всплеснул он руками, присаживаясь. И сел ведь аккурат лицом к Винсенту, выражая степень радости от сей встречи и откровенное пренебрежение к старцу. Вел он себя спокойно, но нижайшего почтения гостю оказывать не собирался.

Удобно облокотился на спинку и сцепил руки на животе, закрываясь от неприятного общения. Взглянул на принца, чуть улыбнулся и резковато развернул голову к древнему:
- А предупреждая ваше недовольство, поясню. Дела. - он даже поднял указательный палец вверх, намекая, что некоторым некогда сидеть и слушать жалобы в свой адрес от тех, кому нечем заняться. - Непредвиденные дела в одном из магазинов.

После чего бросил взгляд на Принца, оценивая, как он относится к такой откровенно лживой отговорке, и снова на Монтегю, будто вопрошая, есть ли у него желание опротестовать важность дневной работы.

ВИНСЕНТ РОМУЛ и АНЖЕЙ МОНТЕГЮ

float:leftfloat:rightПринц встретил Фредерика молча, ни словом, ни кивком головы. Проводил взглядом до вышеуказанного кресла, не препятствуя тому сесть.

Несомненно, пренебрежительный подход венгра к выхолощенному вампиру, вышестоящему по лестнице признания считывался очень остро и ярко обоими древними в этом кабинете, но точка "отсчета" у каждого была своя. Монтегю закипал от негодования по поводу уничиженного достоинства как на кануне, так и теперь. По его мнению, Фредерик был обязан пасть в ноги и начинать стелиться ковриком еще от самой двери кабинета не менее чем тридцать минут назад. По мнению Его Величества, у него у самого — у Принца — был тот нелегкий выбор, когда требовалось и мир сохранить, и строгость проявить (если требовалось), свою репутацию в глазах старшего поколения вампиров не потерять (без их поддержки и уважения успешно править не получилось бы), но и с преданным вассалом поступить по уму, не показательно-жестоко, а по возможности и вовсе скинуть с последнего обвинения... если только, внезапно, вина Фредерика не оказалась бы обоснованной и настоящей.

Казалось, условия располагали, Монтегю взял инициативу на себя, встал, поклонился Принцу и чуть отметил кивком головы присутствие Моро. Тщательно подбирая слова, заговорил:

-Ваше Величество, я благодарен Вам, что Вы дозволили мне лично отстаивать свои честь и статус перед, кхм... перед Вашим приближенным вампиром. К тому же на что пожаловаться действительно есть. Вам прекрасно известно, что в нашем обществе приняты высокие рамки признания и почтения к старшим как и по возрасту, так и по статусу и, в том числе, и по богатству. Древних вампиров немного. И быть много не может. Мы на вес золота! Мы хранители и носители культуры нашего народа. Нам надо доплачивать за потраченные нервы и усилия в стремлении наладить жизнь младшего поколения! И с чем я сталкиваюсь уже не первый раз в лице этого уважаемого венгра? Я.. - Монтегю запнулся, прерванный коротким жестом руки Принца.

Все это недолгое время Его Величество покорно слушал, опустив глаза, ни единым видом не осуждая и не поощряя слова Старца из клана Драммондов. С таким же видом он поинтересовался у Фредерика:

-Господин Моро, расскажите нам, с чем же приходится сталкиваться Высокочтимому господину Монтегю? Ваша версия, пожалуйста.

Прерванный и чуточку уязвленный истец плотно поджал губы и недовольный сел на место. Будь обидчиком сейчас не вышестоящий по рангу, которому дозволялось, великий пианист уже бы записывал в черную книжицу недовольств в своей голове, к кому еще предъявить претензии на этой земле. Заметив такую реакцию Винсента чуть смягчился и уточнил:

-Высокочтимый, у Вас будет еще слово. Давайте дадим возможность господину Моро сказать.

ФРЕДЕРИК МОРО

float:leftВызванный "на ковер" вампир честно старался держать хорошую мину покорного слуги при крайне плохой игре. Но искренне считал образец древнего, почтившего кабинет Принца своим присутствием, попросту смешным с его брюзжанием, его претензиями и и забавной манерой часами рассказывать о простых вещах. Мадьяр отвернулся и пристально рассматривал стеллаж с книгами за спиной Ромула. Щурился, читая названия раритетных книжек, водил тонким пальцем по резной ручке кресла - все, лишь бы не вслушиваться в слова старца, иначе друг и вправду не оценит его громогласного хохота и, как обещал когда-то давно, глядишь, прилюдно выпорет.

Вот Монтегю рад-то будет! - все же улыбнулся одним уголком губ, скрытым от раздосадованного вампира. Но все же Фредерик заставил себя хоть немного обратить внимание на то, что там говорит старик. Он напряг слух и постарался вычленить хоть что-то конкретное в его словах, не отрывая глаз от книг (и, кажется, даже нашел какую-то новую на полке), не меняя расслабленного выражения лица.

Так так, что он там несет? Доплачивать ему надо? Вот нашелся! Золотце наше несчастное, уязвленное! Хранитель культуры... да для тебя, старый хрыч полку в музее пора освободить! Гррр... в Африку бы тебя отправить - там белобрысому тебе вообще бы памятник поставили, храм открыли бы и поклонялись, как тебе бы этого хотелось, и целовали бы в....

Но тут Моро от глубоких философских раздумий оторвал голос Принца, прервавший мало внятную тираду древнего. Фредерик даже позволил себе удивление! Пока Винсент обещал дать недовольному Монтегю слово позднее, мадьяр старательно пытался вернуть подпрыгнувшие брови на место.  Еще пришлось быстро собраться с мыслями - ну не ожидал он, что старательно сложенная тирада оборвется столь быстро!

Он сменил позу: чуть завалился в сторону древнего и упер подбородок на поставленную на подлокотник руку, продолжая второй ласкать завитки другого подлокотника. Позволил себе легкую улыбку. В конце концов, ему тоже было что рассказать о выходках раритетного носителя культуры. И видит кто-нибудь сведущий, он не хотел этого делать. Но, видимо, настало время малолетки тыкать носом старика в свое же дерьмо.

- Ваше Величество, ну с чем же еще сталкивается почтеннейший Монтегю в моем скромном и не особенно приметном лице? - он сделал небольшую паузу, - Конечно же КАЖДЫЙ немногочисленный древний вампир нашего города полностью разделяет мнение почтеннейшего из почтеннейших о моих жалких летах, моем низком статусе, о чрезмерном доходе, бескультурье и безответственности! - Фредерик загнул пять пальцев правой руки, пересчитывая свои ужасные пороки, после чего все же встал, обошел свое кресло и положил руку на спинку.

- Я ведь прав, достопочтенный? - нехорошо ругаться с древним, старшим тебя сотни эдак на три, но каждое уважительное обращение будто выплевывалось венгром, ясно выражая его мысли на счет заслуг старика. Да и слишком сильным уже себя чувствовал Моро, что бы пасовать перед заносчивым древним.

Недобро взглянув на Монтегю, Фредерик продолжил свою повинную речь, лениво жестикулируя одной рукой.

- Но в сущности, я право не знаю, что и выбрать из своих страшнейших проступков, дабы покаяться. - паяц сделал задумчивое выражение лица, постучал пальцем по губам, - Наверное высокочтимый господин столкнулся с тем, что скромный вампир не поделился прекрасной жертвой и не пустил ее стать прислугой в его доме. Каюсь, каюсь. Но милая Анжелика вот уже столько лет до их знакомства радует скромного мадьяра своим вкусом, что я просто не мог с нею расстаться! - взмахнул он обеими руками, оправдывая себя. - А, нет, наверное он сердится не по этому. - Фредерик сложил руки на груди, снова постучал по губам, поднял указательный палец вверх, - Знаю, он был недоволен знакомством с потомственной ведьмой! Но разве ж я виноват, что его верные вассалы решили, что прекрасная Камилла всего лишь очередная девка, к которой я зашел на ночь?! Нееет, право, это же не может быть моей виной! - ну не сознаваться же, что его шпионы были замечены хитрым мадьяром практически на подходе и получили тонну дезинформации о жизни гулящего вампира. Ну и постарались угодить древнему - приволокли разъяренную ведьму, сыплющую проклятьями в его дом. Зато Моро потом долго-долго извинялся перед приятной особой...

- О, знаю, почтеннейший господин! - Фредерик зашел за спинку кресла Монтегю и даже позволил себе упереться в нее обеими руками, практически дыша тому в затылок. - Не ранее, чем позавчера я убил вашего новообращенного.... - ядовито улыбнулся, оставив недосказанность, и отошел ближе к своему месту, нежно ведя ладонью по столу-приставке между креслами.



ВИНСЕНТ РОМУЛ и АНЖЕЙ МОНТЕГЮ

float:leftfloat:rightФредерик нарушил ВСЕ принятые правила этикета. И если вначале казалось, что это просто оплошность, то теперь оба древних отчетливо понимали намеренность бескультурных действий. Монтегю бледнел еще больше бледного своей кожи. Принц мрачнел, плотно сцепив зубы, с усердием стараясь побороть рождающуюся внутри досаду. Всему свое место и время. Если говорить про отдых — дело одно, но здесь и сейчас Фредерик позорил корону, вынуждая следующим шагом от него, от Принца ждать оправданий. Чем Монтегю не замедлил воспользоваться. Высокочтимый вскочил, бушуя злостью, поднимая голос до визга:

-Что себе позволяет Ваш нахлебник?! Да любой скажет как низко Вы пали, распустив свое окружение до такого фамильярства!

Нечастые, но все же укоры от вассалов... а нынешний не просто укор - это открытое обвинение, которое если не пресечь, начнет свое путешествие в массы порождая волнения. Принц тяжело закрыл глаза, собираясь с мыслями.
<<Моро... Дай мне только до тебя добраться...>>

-Он убил моего малыша, а теперь еще нагло смеется мне в лицо при Вас?! Вы ему позволяете?!?!!

Выходило что позволяет... Не от строгости отношений появляется искушение перечить. И как говорится: на бунт способен только тот ребенок, которого любят.

Винсент утвердительно кивнул.

-Ага! - злобно воскликнул старейший Монтегю. - Вы понимаете чем это Вам грозит? Вы сами нарушили свой же уклад по которому заставляете жить нас! - происходящее так обрадовало вампира, что он вовсе позабыл к кому пришел предъявлять претензии. Зачем давить маленького вампира, если сначала появилась возможность разделаться с большим?

-Присядьте, Высокочтимый, я не все сказал, - взамен подавленному молчанию произнес Принц и указал перстом на место, где положено  сидеть древнему. Недобрым взглядом обласкал и Фредерик. - Видите ли, господин, я не предупредил Вас, совершенно забылся, очень хотел разобраться в той беде, которую причинил Вам мой приближенный... Не предупредил Вас о том, что ввожу при дворе новую должность —должность шута. - Винсент расслабленно откинулся на спинку кресла. - И господин Моро был ее удостоен. Вот кстати и приказ. - Первая же попавшаяся бумажка с геральдической печатью стала якобы подтверждением, которым Принц старательно помахал в воздухе. -Вы знаете кто такой шут при дворе короля?

Бушевавшая гордость светловолосого старца как-то резко смутилась. Он задумался. Конечно, про шутов слышал, знал, видел.

-Это такие в колпаках. - изобразил музыкальными пальцами что-то  на голове.

-Да, именно. А помните ли, что им дозволялось делать при дворе, Высокочтимый господин?

Монтегю молчал.

-Давайте я Вам помогу вспомнить: Шут — символический близнец короля. Ему позволяется больше чем кому-либо, под видом шутки он может говорить о том, что другим не дозволено и вести себя неординарно. - Винсент перевел недобрый взгляд на Фредерик и дополнил, отхлестывая некоторыми формулировками друга,  -  Шуты воспринимались как люди, оставшиеся по божьей воле недоразвитыми детьми. Это были не только актеры, но и люди с психическими заболеваниями.

На физиономии Монтегю отчетливо читались досадные размышления. Выходило, что Принц и Моро здесь не просто нарушали укорененный веками правила, а напротив — продолжали их совершенствовать, возвращая нечто старое в новом выражении.

-И что, теперь я тоже могу завести себе такого же насмешника? - сам себя спросил Монтегю, обретая вместо гнева просветление. - О-о-о, мне так его не хватало, признаюсь Вам, Ваше Величество. Хочется уже чтобы иногда кто-то разрушил все привычное и сотворил в поведении что-то новое.

-Вот и мне захотелось. Простите, что не предупредил Вас сразу, Высокочтимый господин.

ФРЕДЕРИК МОРО

float:leftФредерик замер возле кресла, стоя спиной к ненавистному вампиру, имевшему больше денег, нежели хваленой вампирьей гордости, коей так любил кичиться. На мгновение его образ напрягся, будто сейчас он сам бросится на посмевшего обвинить его друга старика. Он бросил в него крайне многообещающий, злой и яростный взгляд. Нет сомнений, Моро решил расправиться с надоедливым Монтегю. Нет, не сейчас. И так, что бы комар носа не подточил - ни к чему кому-то об этом знать. Даже Принцу. Но своими собственными руками он разорвет мерзкого древнего, развеивая пыль его праха по Темзе. Мадьяр ждал обвинений в свой адрес, ждал писклявых угроз, да даже драки от раздосадованного блондина ждал больше, чем хитрых и претензионных укоров в адрес Винсента. Вот он, тот, кто первым толкнет своего повелителя с обрыва, появись хоть малейшая возможность на то. А бунт надо давить в зародыше.

Не бросился. Слегка похлопал рукой по спинке, сбрасывая тонус со всего тела, и облокотился локтями на стул. А на тяжелый взгляд ответил полу ухмылкой и постучал пальцем по уху, прочищая его после визга. Брови Фредерика Высоко подпрыгнули, как только вампир услышал о своем новом статусе. Выпрямился, быстро поразмыслил, над особенностями своего поведения и шутовски поклонился Монтегю, изображая подметание пола пышной шляпой из очень-очень давних времен. Старик, по его мнению, по крайней мере должен был оценить.

А вот обидная историческая лекция Ромула по душе вампиру не пришлась. В ответ он поджал губы. Фредерик ни капли не чувствовал сожаления о содеянном. И мало того, считал свое решение взвешенным и верным. Но вот отчего его мотивы не вызвали интерес у друга - было ему не известно. Моро завалился в кресло и внимательно стал разглядывать ногти на руке.

- Оооо, уважаемый, такого же вы себе не заведете. Я такой один. - прокомментировал он, не отрываясь от своего увлекательного занятия. - Тогда лучше уж мне приплатить. Я, по крайней мере, свое дело знаю. - глянул исподлобья на Принца, и продолжил обращаться к Монтегю, четко выделяя каждое слово, - Не чета вашим глупым слугам, что даже послание своему господину передать не в состоянии. Настолько не в состоянии, что сам Шут Его Величества вынужден делать Высокочтимому Вам одолжение и чистить следы за вашими ээээ..... малышами. Или божья воля меня совсем запутала и предоставленный самому себе малолетка был всего лишь радушным приглашением для охотников? - он развел руками и повернулся к Монтегю, ожидая его реакции на бесчинство своего нового недавно почившего любимчика.

ВИНСЕНТ РОМУЛ и АНЖЕЙ МОНТЕГЮ

float:leftfloat:rightМонтегю не заметил злобной реакции Фредерик, благодаря тому, что последний стоял к нему спиной, а потому благосклонно продолжил беседу с Его Величеством. К тому же этот забавный поклон шута так его развесили, что светловолосый древний буквально захлопал в ладоши и запрыгал на своем мягком кресле.

-Как это мило! Ой, а он может и правда надеть эту шапку с бубенцами?

Винсент пожал плечами. Несомненно может, если захочет или потребуется.

-Вы, Восокочтимый, к делу давайте, - недвусмысленно намекнул Принц. - Фредерик виноват, признаю. Он не выказал Вам желаемого и положенного по статусу уважения, причинил ущерб как материальный, так и моральный. В нашей жесткой иерархии первое слово всегда остается за Вами. - Предвещая новую волну обиды от и так насупившегося друга, специально подчеркнул сочетание «жесткой иерархии». - Все свои желания мой подопечный мог реализовать минуя ваши интересы.

В таких вопросах Принц придерживался правил вампирского закона, а не чувств и рассуждений о справедливости, предпочитая личное вытягивать за счет смекалки, хитрости и ума, тем самым оставляя фактические привилегии своим, но юридически как бы нет.

Как известно у вампиров демократии нет, как и нет рассуждений о правах каждого сородича. Младшие всегда обязаны помнить свое место в присутствии старших: старшие сильнее, старшие богаче, старшие нужнее.. Бедный, лишенный статуса, слабый и древний - немыслимое сочетание для вампира. Возраст — ключевое. Младшие обязаны создавать видимость уважения, особенно если старший не давал им права относится к себе как к близкому. Исключением может считаться право, данное более сильным представителем, вроде варианта «а я ученик Принца и он разрешил мне на всех смотреть с высока». Как следствие прежде всего нелюбовь своенравных сородичей в таком случаи обретет прежде всего крайний, то есть сам Принц. В реальности ученикам такое право Винсент никогда не давал (на это у него были весомые соображения). И даже в паре София- Фредерик оставлял право за последним решить, что будет определять их отношения, дружба или иерархия.

-Да-да,- кивнул Монтегю. - Я хочу возмездия.

-В виде денег, я полагаю, - Принц уточнил тоном не допускающим рассуждений о большем. Старец мог мечтать о развоплощении, но хотелось верить, что его разумность не затребует подобного. Это неминуемо вызовет активное сопротивление со стороны Правителя, у которого козырей для выигрыша было больше.

-Ну-у, да. - Вздохнул Высокочтимый. - Пусть будут деньги. 200 000 соверенов  меня устроят.

Сумма немаленькая. От ее размеров даже Винсент удивился. И все же это лучше, чем развоплощение.

-Хорошо. - Кивнул. - 100 000 и та Анжелика из дома Моро, которую Вы так хотели. Учтем еще, что Вы рискнули обвинить меня сегодня. А значит 500 000 я заберу на свой счет.

Древний Старец поморщился. Хотя если подумать, 100 000 обоснованная цена. Но кто ж называет истинную стоимость сразу, без возможности поторговаться в свое удовольствие? Ну и эта Анжелика, ладно уж, тоже хорошо, Моро должен огорчится. 500 тысяч штрафа за собственную несдержанность и поспешность приходилось так же признать.

И все же Монтегю оставался в приподнятом настроении. Идея шута, новая должность, да и выходки самого Фредерик в этой роли его радовали.  Честно сказать, любому древнему куда сложнее добыть позитивное настроение, эмоции, и чувства, чем деньги и власть. Последнее можно возместить в любом другом месте быстро и без проблем пререканий с вампирской властью.

-Он такой у Вас милый. Потанцуй, Моро! - вновь захлопал в ладоши музыкант и достал дудочку из сумки. -Я вот только не пойму, Ваше Величество, а то что он смеется не над Вами, а надо мной, это нормально? Все эти оскорбительные речи.. Фи.

Нормально ли это? Винсент даже задумался над ответом. Должность шута реально не была проговорена и описана при дворе, а значит могло быть по разному.

-Пока нормально, - в итоге отмахнулся. - Мы еще полностью не наладили процесс.

На все что Фредерик сказал дословно, Монтегю не отреагировал, пользуясь своим как бы правом смотреть на мелочь свысока. Становилось важнее на добрых нотах завершить разговор с Принце (более сильным и старшим), получить деньги, а новых неофитов на смену убиенного обратить позднее. Личной приязни к прежнему старец не испытывал.

ФРЕДЕРИК МОРО

float:leftКрайне неприятно стараться и не быть оцененным. А именно так себя чувствовал Моро, тщетно пытаясь донести основания своих действий до присутствующих. Он, конечно, ждал, что легко не будет, но не думал, что его примут за еще один предмет интерьера, как тот канделябр, что стоял в углу. Таким образом, могли бы его и вовсе не звать. Что за потеха, посмотреть, как трепыхается вампир, которому и слова-то не дали.

Жертва более не стала подавать признаков жизни. Фредерик просто замолчал, сложив руки в замок перед собой  и бесстрастно пялясь на стеллаж и вспоминая звезды, что бы не думать более о ситуации. Не время и не место для планов расправы. Но все же противно слышать, как твои верные поступки (а устранение вышедшего из-под родительского контроля новообращенного, напавшего на охотника, Фредерик считал верным и ни за что не согласился бы на иное) втаптывают в грязь, порицают и извращают. Он лишь хмыкнул, услышав сумму, запрошенную Монтегю за свои обиды. Довольно накладную, но все же не смертельную для венгра. Фредерик сразу прикинул в уме способы возмещения таких крупных расходов из своего кошелька и рассчитал, за какое время соберет такую сумму вновь.

Пожалуй, за короткое время вампир принял свое навязанное поражение в этой беседе. Но забирать у него женщину - просто оскорбительно! А возражать бесполезно. Как и торговаться, признавая сожаление по поводу решения Принца. Мадьяр шумно выдохнул, борясь с раздражением.

Такое, значит, наказание? Ну что же, посмотрим, как скоро ты по мне соскучишься, если я исчезну вместе со своими проблемами. - зло размышлял он, игнорируя насмешки Монтегю.

ВИНСЕНТ РОМУЛ и АНЖЕЙ МОНТЕГЮ

float:leftfloat:rightТанец не состоялся. Разочарованный Монтегю повертел дудочку и недовольно поджал губы. В целом назревал новый конфликт претензий. Одним существованием Фредерик не нравился Старцу. Радовал частично, но чаще задевал. Предвидя это по лицу древнего вампира, Принц поспешно завершил разговор.

-Господа, подведем итог. Фредерик Моро, выпишите чеки господину Монтегю и мне, каждый на 500 000 соверенов. Женщину Высокочтимый заберет когда ему будет угодно и известит меня об успехе через курьера. На этом позвольте откланяться и  выразить надежды, что в будущем вы станете добрыми друзьями.

В сказанном не было и тени искренности, и тени надежд, только привычная, стандартная речь. Его Величество встал, задавая тон для гостей. Встал и Монтегю. Поворчал, раскланялся. Протянул руку к Моро, чтобы получить желанный им чек и удалиться.

ФРЕДЕРИК МОРО

float:leftЦиничная улыбка озарила лицо мадьяра, когда он услышал фальшивое предположение о перемирии и дружбе. Уж лучше он напьется яда или выйдет проведать дневное светило. А лучше отправит на эту встречу этого старого паразита. Но наперекор своим мыслям, Фредерик вытащил из внутреннего кармана холщовой куртки книжку с чеками, приподнялся, потянулся за чернильницей и перьевой ручкой на столе Принца, сделал несколько резких росчерков на бумаге. После этого поднялся вслед за древними, посмотрел на обоих поочередно, вырвал первый лист и положил его на стол Винсенту. Второй тоже положил на стол и подвинул в сторону Монтегю, не смотря на протянутую руку.

Старец поджал губы, но начинать разбирательство заново не стал. Видимо, решил сначала поставить точку на сегодняшней своей победе. Попрощался с Принцем и покинул его кабинет.

Фредерик помедлил, краем глаза наблюдая за уходом Монтегю. А после безразлично взглянул на Винсента, чуть приподнимая бровь в немом вопросе, свободен ли его шут.

ВИНСЕНТ РОМУЛ

float:leftЧек с характерной подписью опустился на стол. Пятьсот тысяч лир значились в графе «сумма». Винсент без зазрения совести взял эту бумажку в руки и сложил пополам, затем в четыре четверти, проводил уважаемого старца взглядом и, когда дверь за ним закрылась, медленно порвал неплохой, быстрый навар пополам.  «Садись» означало следующее приглашение Принца. Белые кусочки уже не действительной выписки отправились в корзину под столом. Легкая тень легла на мрачное лицо Его Величества. Он обошел стол по кругу и склонился над ухом Фредерик. Тихо и серьезно спросил:

-Что это было, Рик? Надуюсь у тебя есть действительно веские причины так подставляться? Я хочу понять... прежде чем сделаю окончательные выводы о случившемся. - В глазах Винсента читался поиск, попытка нащупать что-то, что могло оправдать друга. - Я спрашиваю не про то, что ты сделал там, за стенами дворца с Монтегю. А про то, почему ты не разобрался с ним тайно, бесшумно и незаметно? А так же интересуюсь, почему здесь и сегодня ты нахамил ему в моем присутствии? Мне всегда казалось, что творить можно многое, особенно когда никто не видит, но уж если попался и следы замести не удалось, то гордо, надменно поднятая голова играет только против нарушителя. Видимое раскаяние дает ему поблажки, уменьшает расплату. Можно было уступить, сделать вид, позволить нам думать, что ты сожалеешь. А потом.. завтра или позднее, чужими руками, превратить жизнь Монтегю в ад.

ФРЕДЕРИК МОРО

float:leftЗря – подумал нарушитель, смотря, как Принц отказался от легких больших денег. Он наклонил голову в сторону и поспешно сел, надеясь, что разговор надолго не затянется. Фредерик не следил за ним взглядом, пока Винсент приближался к нему.

- Что это было… – вампир повернул лицо к принцу и привычно потер пальцем губу, будто раздумывая над своими следующими словами. Несколько мгновений понадобилось Фредерик, что бы засунуть свои детские обидки очень глубоко, унять свое уязвленное самолюбие и вспомнить о своих планах на будущее. Поэтому следующие слова звучали без тени лишних эмоций. – Если бы не было причин, я бы не стал подставляться.

Он откинулся на спинку, поставил локти на подлокотники и сложил пальцы вместе, смирившись с неприятным разговором, который мог и затянуться.

- Вот только, боюсь, Винсент, ты не поймешь меня и тем более не одобришь. Не захочешь.

Фредерик угрюмо молчал в ожидании гнева Его Величества.

- Я не раскаиваюсь. И пусть сегодня я проиграл. Главное – почтенный старец думает, что победил. Меня это устраивает.

ВИНСЕНТ РОМУЛ

float:leftПотому как из далека Фредерик принялся отвечать, расплывчато поясняя почему "нет", Винсент решил, что тот как раз рассчитывает на долгий разговор. Поэтому Принц поставил стул напротив разлегшегося в кресле венгра и уселся перед ним. "Значит не пойму и не захочу одобрить? Как интересно..." Ромул ощутил вызов и просыпающийся, нешуточный интерес. Умел оживить огонек в глазах древнего Фредерик, умел.   

-Это почему это я не смогу понять? - возмутился - Неужели за мной никогда не водилось грехов или я живу в какой-то иной вселенной, оторванный от обыденной реальности и проблем с неприятными для меня персонами? А быть может я никогда не мыслил и тем более не делал зла другим? Может быть я никогда в жизни не нарушал закон? Конечно, - закатил глаза — Именно так все вокруг думают, но ты то знаешь истину, вампир, который за мной видел такое, о чем стыдно вспомнить. Тебе достаточно лишний раз рот открыть, чтобы уделать мою репутацию и поставить ее под сомнения. А еще, наверное, меня никогда не вынуждали подчиняться тем, кто в моих глазах того не заслуживает! Точно!.. Только я это делаю каждый день. Да хоть бы даже и сейчас! Была бы моя воля, взял бы хлыст, - Винсент методично снял с пояса завсегдатая своего трофея, распутал плетеный шнур и демонстративно облизнулся, намеренно привнося в общение юмор и смех — Привязал бы тебя к забору и выпорол, а не беседы разводил. Как-то уже обещал, помнится.. Может пора?! - откровенная улыбка украсила лицо древнего. - Ты достоин порки в моих глазах, Фредерик. А Монтегю хорошего понижения в ранге для исцеления своего чрезмерного эго. При этом древний ушел с деньгами и женщиной, а ты сейчас нетронутый развалился напротив Принца, который скромно сидит на жестком стуле. Я подчиняюсь нашей с тобой дружбе. А с Монтегю - традиции и закону. А всецело Видению, которое здесь. — коснулся пальцем виска. - И только за кулисами я делаю все что захочу. Когда нет лишних глаз и серьезных последствий.

Отложив кнут в сторону серьезнее добавил:
-Я понимаю из твоих слов, что ты задумал месть Монтегю, - одобрительно кивнул. -Хорошо. Но сделай это так, чтобы ни один въедливый сородич не подкопался. И чтобы ко мне не пришли требовать твою голову взамен! Будет сложно придумать почему нет. Монтегю бессмысленный для дела. На его место я приглашу другого из Франции по старым связям.

ФРЕДЕРИК МОРО

float:left- Ох, Винсент! – протянул флорентинец и тоже закатил глаза, - Ты и сам прекрасно знаешь, что твои грешки навсегда останутся при тебе. И от моего языка это не зависит – я умею быть немым. А еще я имею такую репутацию, что ты с легкостью убедишь нужных лиц в том, что я трепло. Ах, да, и в том, что шуту не обязательно верить. – улыбнулся он уже совсем без прошлого напряжения. А после и вовсе захохотал, похлопывая ладонью по ручке кресла. – Ой, извини, одна знакомая разделяла твои желания. Было бы не плохо вас познакомить. У вас много общего бы нашлось. А так… - спокойно хмыкнул Фредерик, пожимая плечами. – Может и пора. Тебе виднее.

Моро нагло потянулся в кресле, по-кошачьи прогибая спину, и предложил:

- Ну что ж ты молчишь? Можем и на диван перебраться, что бы не отсиживать… – твой высопоставленный зад хотел он добавить, но решил, что тут и без слов все понятно. Сам же поднялся и поплелся на в озвученном направлении, в излюбленное место в уголке комнаты. - Это хорошо, что Монтегю не важен. - кивнул, - тем лучше для всех. Но могу ли я рассчитывать на еще одну милость? – он наклонился вперед, опираясь локтями на колени и, размышляя, уставился на все еще занавешенное окно. – Повремени с решением по отсылке этого скряги. Пусть наслаждается своей победой и бедной девчонкой. Пусть радуется твоей лояльности и дальше.

Фредерик осторожно перевел взгляд на друга, раздумывая, продолжать ли начатый разговор. С одной стороны, скорее всего он и так все понял, а недосказанность все равно будет выпытывать до последнего. А с другой, о несказанном в слух Винсент может только догадываться, а об озвученном может с точностью судить. И вот в этом проблема. Одно дело – молчаливое неодобрение, а совсем другое – строгий запрет. Однако же, Винсент, если захочет, может и это повернуть во благо своему правлению. А спрятать такую возможность просто непозволительно! И скучно.

- А я в свою очередь обещаю, что доказать никто ничего не сможет. – его рот растянулся в хищной гримасе в одну сторону. – Возможно, все будут знать. - предположил в слух он, хотя сам же хотел именно того, что бы все знали, -  Но доказательств не будет. Или же они уведут в нужную сторону.

ВИНСЕНТ РОМУЛ

float:leftДа, наверное Фредерик прав. По крайней мере Винсент будет очень рьяно думать каким же образом обернуть сложившийся компромат на пользу делу. В этом смысле приятель его хорошо выучил. И вместо довольной улыбки глубокая задумчивость опустилась на лицо Принца, который внезапно подумал, а хорошо ли это или плохо, что кто-то уже умудряется предсказывать твои дальнейшие действия? Фредерик с некоторых пор поразительно преуспел в этом деле.

Недолгие размышления сказались на настроении Его Величества. Взгляд, оставленный без контроля, стал тяжелым, устремленным куда-то, явно не на веселого Фредерика, который так удачно и язвительно шутил по поводу жесткости стульев. Что не скажи, все получишь в ответ, при достаточном душевном подъеме этого вампира, какое-то словесное остроумие.

«Даже друг однажды может сделать подножку или всадить нож в спину.. Такое было. Решится ли Фредерик? А при должном его уме и знаниях это будет сделать сильно проще..». И пусть удар, положим, Принц отобьет, но друга-то потеряет. И долго затягивающаяся нематериальная рана будет годами напоминать о себе.

Но что это вдруг за настроение? Так недолго опять начать разделять и властвовать, накладывая запреты и немилости, потому что старые страшилки по-вылазили и зашипели. В ответ жизнь таким платит скупо и не той монетой, а Принц как-то уже привык зарабатывать много и желанными для него последствиями.

Винсент словно очнулся, посмотрел на Фредерика и не сразу ответил, прокручивая в памяти услышанные ранее слова.

-Монтегю я отсылать не буду. И если ты его не уделаешь желанным тебе способом, оставлю при клане. Он бессмыслен для главных целей, но польза в нем есть. Мне нравится его музыка. С искусством он говорит на простом языке. Как не крути, но это тоже важно.. Это нужно и мне, и другим вампирам, нужно людям. Одной политикой сыт не будешь. - внезапно в глазах принца мелькнуло что-то сатанинское. — Лучшая месть,  это лишить его смысла существования, того, что он ценит. Руки.. Это будет действительно страшная месть. Подумай, хочешь ли ты действительно обречь зазнавшегося не в меру древнего на такое будущее? Это страшно для любого. А развоплощение.. - Винсент с безразличием махнул рукой. — ..это ерунда в сравнении. От вечности тоже устаешь.   

Принц встал, прошелся по кабинету, размышляя еще. Достал добротные сигары, предложил другу.

-Я понимаю, что когда тебя боятся — это приятно, ведь если узнают что ты заставил Монтегю страдать, будут казалось бы бояться.. По закону не смогут привлечь к ответственности. Действие вызовет противодействие. Привлекут не по закону, Фредерик. Вампиры хитрые. Не только мы с тобой здесь такие умные. Я намеренно стараюсь подбирать в окружение личностей с мнением. Такой вызов мне помогает. Его обратная сторона в том, что при неаккуратных действиях весь свой ум и решительность избранные направляют против. Я боюсь, что если все будут знать, кто заставил Монтегю страдать, найдутся такие, кто заставит ответить зазнавшегося в своих глазах мальца. Тебя в тихоря развоплотят, а скорее всего тоже сделают неполноценным. Не доказывай им ничего о себе, давая возможность оценить степень твоей хитрости и умений. Просто сделай то, что сочтешь правильным, но так чтобы улики указывали на другого или ни на кого. Особо расчетливые смогут понять вероятность того, кто мог бы иметь повод, но все же будут метаться в догадках между несколькими вариантами. Неизвестность больше пугает. А в своих фантазиях и домыслах все разумные существа рисуют то, что именно их пугает лучше всего. Мы с тобой никогда это не узнаем. Мы только можем кинуть нужную замануху для терзаний воображения. Но тебе же нужен результат или.. - Принц вызывающе вскинул брови - .. или личное признание в глазах других?

Сам закурил, сел рядом на диван.

-Но так много слов, как обычно.. с моей стороны. А ты между тем прекрасно съехал с темы. Я же не про месть прежде всего спрашивал, а почему ты  себя так вел при двух древних, намерено нарушая все традиции. Ты сказал, что у тебя на то были веские причины, которые я не захочу понять. На что я выдал лекцию номер один. А теперь номер два.. по другой теме. Но причины-то мне так и хочется оценить. Ты же не хочешь — Винсент вновь перешел на юмор и подмигнул — сказать, что я настолько не полноценен сам, что не смогу понять желания твоего сердца и мотивы?

ФРЕДЕРИК МОРО

float:leftЗаостренные в напряжении черты лица, когда-то смуглого, а ныне бледного, как и его сородичи, венгра  смягчились. Раз его не пообещали развоплотить на месте при попытке свершить самосуд над древним, значит не запретили. Ох, Фредерик и сам не знал, чем же заслужил такую лояльность, но она дорогого стоила. Ох, очень дорогого. Принц снова подчинялся дружбе, а не долгу. Что-то подсказывало вампиру, что ему это разрешение еще аукнется. Но тут уж он в любом случае был не против выполнить все, что потребуется, даже и без такого вот залога.

- Хорош же ты на выдумки... - растерянно протянул Фредерик, выслушав вариант мести, предложенный другом. Очень хорош. - Но знаешь, что мне с его страданий? Без рук останется просто хитрый и обиженный на всех и, в частности, на меня древний, чье коварство резко начнет зашкаливать. Нет, не нужен лишний враг за спиной. Да и тебе с одним языком он точно будет не нужен. - намекнул он на способность Монтегю к бесконечным разговорам. Лучше бы уже играл, ей богу... Фредерик откинулся на подушки, задумчиво рассматривая свои пальцы. - Нет, униженный и живой враг мне не нужен.

Повисло молчание. Каждый думал о своем. Моро взял протянутую им сигару, помял ее пальцами, покрутил, вдохнул запах тяжелого табака. Потянулся, наклонил канделябр, стоящий недалеко от дивана, и прикурил прямо от свечки, старательно пыхая. Медленно пуская тяжелый сизый дым, Фредерик слушал размышления друга. Серьезно слушал, ибо, как всегда, Винсент говорил по делу. В какой-то момент вампиру показалось, что Принц просто волнуется за него. Проняло.

- Тут вообще много вариантов. - заговорил он севшим от тяжелого дыма голосом, - Как я уже сказал, меня устроит прах. И если древние решатся на месть, то ты сам сказал, вечность утомительна. Но я уверен, что фортуна - женщина, и мне благоволит. Понимаешь, Винсент, - снова он стал серьезным, - что-то говорит мне, что если мне хватит сил на расправу с одним древним, то другим придется объединиться, что бы обезопасить свою месть, а это заметно. И все же, я рассчитываю на другое. - амдьяр тяжело вздохнул, наполняя пространство очередной порцией дыма, нахмурил брови. Признался, - Да, мне нужно признание. Нужно быть не просто твоей любимой игрушкой в глазах древних. Нужно быть равным. Представь себе только, за пару сотен лет во мне, наконец, разрослось тщеславие! - хмыкнул он.

Фредерик и сам знал, что хотел слишком многого. Хотел того, что только появилось на грани его возможностей. Но что еще, как не цель, делает долгую вампирью жизнь интересной?!

- А ты между тем прекрасно съехал с темы. - на что Моро беспечно улыбнулся, держа в зубах сигару и развел ладошки.

- Вот такой я... съездок! - хмыкнул он. Затем вытащил сигару и стряхнул пепел в старинную металлическую пепельницу в виде большой ракушки, - Нет, такие глупости я ввиду не имею, а лекции весьма познавательны и своевременны. Просто согласись, мои планы достаточно далеки от твоего видения - он указал пальцем на свою голову, как это делал Винсент ранее, - как относишься ты, древний, к моим стремлениям? Будет ли это для тебя очередным звоночком об угрозе? Хм, но ты спрашивал, почему я так себя вел... Наверное, потому, что один глупый древний не удосужился привить своему ученику манер. Я не могу стелиться перед тем, к кому ни капли уважения не имею. Это... хм... словно те же руки для Монтегю. Не для того я не прошусь в клан. - он поймал взгляд Ромула, размышляя, стало ли ему понятней поведение друга, или нужно подобрать еще аргументов.

ВИНСЕНТ РОМУЛ

float:leftНи чем иным как беспокойством за друга и не было поведение Винсента. Он искренне считал, что это хорошо понятно со стороны, и как обычно ошибался. Куда ярче и сильнее доминировала иная сторона его характера, отводя понимание от таких добрых качеств как преданность и привязанность. Возможно потому, что история знает ситуации, когда Принц жертвовал любовью во благо делу и проявлял верх цинизма и бесчеловечности в адрес одушевленных. Когда еще подобное выкинет его тяжелый характер и в адрес кого не каждый мог предугадать. Из тех злостных эпизодов он вынес уроки и новые умения, но знать об этом его окружению было не дано, потому что на свою беду Винсент никогда не делился этим. Ему отчего-то казалось, что и так все должно быть понятно..

- Что если мне хватит сил на расправу с одним древним, то другим придется объединиться, что бы обезопасить свою месть, а это заметно. - сказал Фредерик.

-Нет, - покачал головой Принц. - Не обязательно, просто хорошенько подумают. Ум и изощренность решают куда больше, чем количество, ресурсы и даже природная сила. Поэтому я так насторожен в окружении слабых вампиров. Я допускаю что они используют знания и нанесут мне непоправимый вред. - Он вздохнул. Недоброе дело задумал флорентиец, ох недоброе. Опасное. И мотивы лежали не самые лучшие в основе. Шаткое основание.

Винсент посмотрел на своего новоиспеченного шута. И сдержался против того, чтобы жестко запретить: «Не твое это мстить всерьез и быть могучим древним. Не лезь туда, где не можешь рассчитать силы.» Хорошенько подумал, подымил сигарой и выбрал иной подход, произнеся:
- Знаешь, как должен был бы поступить действительно могучий древний? По настоящему сильный, а не просто доживший до нужного возраста? Простить Монтегю. Простить, потому что тот вот уже более шестисот лет наказывает себя. Он же несчастен, как последний ребенок, не получивший любимую игрушку! Видите ли у него отобрали деньги и женщину. А сам он непризнанный гений музыки! Ему хочется иметь такого чудесного шута как ты, но он не может заполучить твою любовь, а получает огрызания в ответ. Потому что даже такого шута нужно заслужить, Фредерик. Никто не будет улыбаться и смеяться искренне в ответ, если принужден и запуган страхом, подавлен пафосом сверху. Монтегю требует и не дает, хочет получать в ответ искренние реакции. Он же сам сказал, что ему хочется чего-то живого. Его новый шут подавленный безволием будет не живым, а имитировать только то, что пожелает хозяин. Скукота! Ищет любовь и никогда ее не найдет. Он дурак, который не понимает жизни. Обреченный на вечность, глупый, древний ребенок. И ты пойдешь против этого несчастного выскочки с развоплощением? Ну.. в какой-то степени ты ему даже поможешь. Избавишь от безуспешных поисков.

-Просто согласись, мои планы достаточно далеки от твоего видения - Фредерик указал пальцем на свою голову, как это делал Винсент ранее, - как относишься ты, древний, к моим стремлениям? Будет ли это для тебя очередным звоночком об угрозе?

Друг попал в точку. Всякий раз, когда Винсент слышал, что кто-то отклоняется от его планов, он воспринимал это как предположительную угрозу, и отказывался от такого первичного вывода, только если тратил время, размышляя над истинной степенью опасности и реальной сущностью личности, заявившей подобное. Если не тратил, то сразу же записывал таких в графу «изменники». Вот и теперь "звоночек" прозвенел, а так как его уже ждали, предсказав, вызвал в Принце редкое сочетания усмешки и смущения на лице.

-Да, - сожалея кивнул, - Я прежде всего подумал о том, что это очень плохо и надо к тебе присмотреться поближе. Признаю.. Мне кажется, что если ты в моей свите,.. а ты в моей свите, реальность такова. Так вот, если ты в моей свите, то было бы правильно, если бы ты разделял мои планы и стремления. Значит это на самом деле не так?.. Я хорошо отношусь к твоему стремлению быть равным древним. Но вижу, что ты идешь не тем путем, реагируя на поверхностные мелочи. Древность достигается простым дожитием до нужного возраста и ничем иным, слишком просто, Рик. Это дает силу, которой не было ранее. Силу от природы. Как половая зрелость приходит к человеку примерно в 14, так к вампиру в 600т. Доживешь до этого срока и станешь им неминуемо. А линейный закон нашего рода тебя признает по любому. Другой вопрос, ты станешь каким древним? Таким же как Монтегю? Я знал его еще на рубеже трехсот лет. Он и тогда ныл, что не получает того, что заслуживает по праву. Триста лет прожил без развития и изменений! - сказал Винсент, реально ужасаясь такой судьбе.

ФРЕДЕРИК МОРО

float:leftПока Винсент рассказывал об опасностях и осторожности, Фредерик хмуро сложил руки на груди и нервно покусывал край добротной сигары. Нахмурился еще больше, проявляя вертикальную складку между бровей, и тут же отдернул себя. С каких это пор он начал подобно закрываться от друга? Даже если через силу, но он решил так не делать. Поэтому снова расслабился, прикрывая глаза, будто пряча их от сизого табачного дыма.

- Смеяться будешь, - с легкой улыбкой произнес вампир, открывая глаза, - но это я знаю. Прекрасно понимаю, что обращать на него внимание – бесполезная трата времени, а для меня это, возможно, всего лишь азарт,  на поводу у которого так хочется идти. Просто испробовать свои силы. Вот такой я противоречивый. – недовольно постучал пальцами по мягкой обивке дивана. А потом развернулся к Принцу лицом. – Да ты, уверен, и сам прекрасно понимаешь это чувство. Вряд ли ты его уже забыл.

Фредерик всмотрелся в глаза друга, ища там подтверждение своих слов, и находя в них необычное выражение. Но самого мадьяра вовсе не смущала правильность своей догадки. Напротив, все было правильно, естественно. Иначе бы он, как юнец, ничего бы и не подозревал. В прочем, слова Ромула лишь подтвердили то, о чем сам Рик и так думал, если снять флер эмоций его бурных эмоций. Теперь же он уже был более спокоен и мог рассуждать достаточно трезво, что бы понимать головой, что идти у себя на поводу глупо.

- Ну, от сей почетной должности, чует мое бедное сердце, мне уже не отвертеться. Ну, а по поводу твоих планов и стремлений, от чего же мне их не понимать? Если бы это было не так, мы бы не разглагольствовали здесь, мое мнение было бы приравнено к нулю, да и вообще, меня бы уже точно за хамское поведение пустили бы по ветру еще лет двести назад. – описал он свою незавидную судьбу, прекрасно осознавая, что одними, так сказать, молитвами принца чувствует себя свободно в этом городе. Попутно он лишний раз себе отметил, какая неравноценная выходит у них дружба. – Ну ты же знаешь, что в интересах твоих стремлений я пойду и к оборотням в пасть. Ну да не суть. - выдохнул он, - Ничего не могу сказать про ущербность Монтегю. Все же тебе он известен лучше, чем мне. Возможно, мне тоже этого не избежать. Время слишком немилосердно к нам, не смотря, что милостиво к телу. И понимая ошибочность своих суждений, я все же не осмелюсь утверждать, что откажусь от своих планов. Но ты, как и ожидалось, посеял во мне зерно сомнений по поводу правильности моего решения. Я учту это. Еще не раз обдумаю. Возможно, смогу сломать себя, хоть это и не будет просто. Ну а пока, ты знаешь, где взять инструмент для работы с этим древним, ежели тебе он понадобится для своих целей.

К концу своей речи Моро снова повеселел. Стряхнул пепел, ойкнул, немного промахнувшись мимо пепельницы.

- Вот теперь мне страшно. Фергус объявит на меня охоту за твой антикварный стол! – воскликнул он, вновь отводя от темы.


ВИНСЕНТ РОМУЛ

float:left-А для меня это, возможно, всего лишь азарт, на поводу у которого так хочется идти. Ты, уверен, и сам прекрасно понимаешь это чувство. Вряд ли уже забыл. - сказал Фредерик и недовольно постучал пальцами по мягкой обивке дивана.

Винсент хорошо понимал о чем говорит вампир. Сложно было спорить.. Но одно дело когда сам рискуешь шкурой, отвечая только за себя, другое, когда один из немногих достойных в окружении хочет получить развоплощение.. Игра со смертью - это волнующе. Будоражит кровь, заставляет вертеться белкой в колесе. Мир открывается яркими красками и расцветает. Пожалуй именно в таком состоянии древний предпочел бы встретить конец.

-Хорошо, - нехотя, но все же соглашаясь, сказал Принц и предпочел сменить сложную тему. - Кстати, о почетных должностях. Я указом назначаю тебя в шуты, да? Монтегю всем растрезвонит, возможно, вампиры взбеленятся восторгом. Будет странным, если внезапно я передумаю. Так что.. увы.. Впрочем, по мне, этот казус дает большие возможности для тебя, для меня, если не боишься изменить свой статус и некоторую репутацию в сложном обществе. Некоторые будут насмехаться... В общем я скажу подготовить приказ. - как часто бывает, не дождавшись конечного согласия, все же заявил Принц. По его мнению здесь несогласия просто не могло быть.

Он смахнул ладонью остатки пепла с драгоценного стола, начистил поверхность оного краем диванного покрывала, давая глянцевому блеску засверкать как и прежде.

- К тому же, я только что спас тебя от неминуемой ненависти Фергуса. Ты мне опять должен. - подмигнул. -На этом пожалуй все. - Встал. - Меня ждут дела.