http://forumfiles.ru/files/0017/94/c8/17306.css
http://forumfiles.ru/files/0017/94/c8/63044.css

Лондон 1870

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Лондон 1870 » Лондон и его окрестности » Два разговора‡Сантеса с Адерли и Форнайтом&


Два разговора‡Сантеса с Адерли и Форнайтом&

Сообщений 1 страница 40 из 47

1

После события Церемония присяги

Даниэль Сантес дает поручение Лорану Аддерли охранять Принца. Затем обменивается "любезностями" с Аланом Форнайтом

[indent] Получив лаконичную записку от своего патрона, Лоран Аддерли без промедления прибыл во дворец. Но здесь пришлось подождать: сегодня Принц принимал в свиту нового члена, и Даниэль Сантес, согласно своему статусу, не мог не присутствовать на церемонии. Впрочем, Лоран не без оснований полагал, что Даниэль не станет задерживаться в тронном зале дольше необходимого.
[indent] Слуги, прекрасно знающие свое дело, проводили Аддерли в кабинет первого советника и оставили там одного. Лоран подошёл к окну, поправил завернувшийся угол портьеры. Машинально проверил, хорошо ли вытерта пыль на карнизе, и остался удовлетворен.
[indent] Он узнал знакомые шаги еще до того, как патрон вошёл в кабинет. Заранее повернулся к двери, приветствуя Даниэля с обычным своим почтительным и спокойным видом.
[indent] – Вы желали меня видеть, сэр?

Отредактировано Лоран Аддерли (2016-12-24 01:08:41)

0

2

[indent] Даниэль «сбежал» вскоре после окончания официальной части церемонии. Он немного побродил по залу, обменялся репликами с несколькими вампирами из свиты, но при первой же возможности тихо и неприметно исчез – стараясь, чтобы это не выглядело демонстративно.
[indent] Лоран уже ждал его в кабинете.
[indent] – Вы желали меня видеть, сэр?
[indent] – Да, – ответил Даниэль. – Сядь.
[indent] И когда Лоран опустился в кресло, сказал – без долгих предисловий:
[indent] – В Уинчестере восстание.
[indent] Даниэль кратко, но доходчиво описал Аддерли возникшую ситуацию. Лоран слушал молча, глядя на Сантеса внимательно и серьезно.  И Даниэлю было неуютно под этим взглядом: из-за того, что придется сказать дальше и из-за того, что Лоран – как ему казалось – уже все понял сам.
[indent] – Итак, – проговорил Сантес, – есть две задачи. Первая: нужно тайно вывезти из Уинчестера одного вампира. Выбери среди своих парней двух или трех потолковее и перепоручи это им. Вампира зовут Адриано Бернини. Его нужно доставить в Лондон в кратчайшие сроки – целым и невредимым…
[indent] Сантес открыл ящик стола, извлек портрет, нарисованный Греем, и его же записку. Протянул то и другое Лорану. Тот мельком посмотрел на портрет, потом пробежал глазами записку.  И поднял взгляд.
[indent] – Вопросы по первой задаче есть? – сказал Даниэль.

Отредактировано Даниэль Сантес (2016-09-28 22:16:07)

0

3

[indent] – Да, сэр, – отозвался Лоран.
[indent] Его удивил текст записки, и особенно просьба не сопротивляться. Если Адриано Бернини мятежник, такая записка насторожит его и заставит держаться подальше от тех, кто будет ее вручать. Но если Бернини оказался среди восставших случайно, если он жертва обстоятельств, то, пожалуй, такое послание его успокоит… Может быть, так и было задумано?
[indent] – Правильно ли я понимаю, что записка на самом деле предназначена для того, чтобы проверить, является мистер Бернини мятежником или нет? И мне нужно в числе прочего отдать распоряжение, чтобы мои бойцы запомнили и точно передали реакцию мистера Бернини на эту записку?
[indent] После небольшой паузы Лоран добавил:
[indent] – А также, позвольте уточнить: мистера Бернини следует доставить во дворец Принца, или же к нам в особняк?

0

4

[indent] – Именно так.
[indent] Передавая Аддерли записку, Даниэль ожидал вопроса. И теперь был убежден, что не ошибся в Лоране: тот всё понял правильно.
[indent] – Если Бернини мятежник, – Даниэль усмехнулся, – реакция его на эту записку предсказуема: он попытается сбежать. Я полагаю: лучше узнать это сразу. Будет хуже, если он притворится паинькой, а потом сбежит по дороге… Доставить Бернини нужно к нам в особняк. Нейтрализовать и запереть. И доложить мне, как только он будет на месте.
[indent] Сантес помолчал. То, что он намеревался сказать, Лоран Аддерли отлично понимал и сам. И все же сказать следовало. Просто потому что… это казалось правильным.
[indent] – Ситуация в Уинчестере поганая. Очень поганая, Лоран. Передай своим парням, чтобы были осторожны.

0

5

[indent] Лоран кивнул. Он сознавал, что ситуация в Уинчестере непростая и потребует предельной осторожности. Но, вместе с тем, полагал, что вывезти Адриано Бернини из вражеского стана – вполне посильная задача для хороших бойцов и лазутчиков. А таковые у Лорана были: он всегда подбирал кадры неторопливо и тщательно, разыскивая самых лучших. Вдобавок, Аддерли неплохо знал клан Драммонд, был в курсе новостей и сплетен и без труда вспомнил сейчас, что Бернини молод, а стало быть, не слишком опытен. И, значит, проблем быть не должно.
[indent] Лоран уже наметил среди своих подчиненных пару вампиров, которым можно поручить это дело…
[indent] – Задача ясна, сэр, – сказал он. – Полагаю, все будет в порядке.
[indent] Более он ничего не прибавил. И просто молча смотрел на Даниэля, ожидая продолжения.

Отредактировано Лоран Аддерли (2016-09-30 03:38:22)

0

6

[indent] – А теперь, – сказал Даниэль, – вторая задача. Ты поедешь в Уинчестер. Лично. И тайно. Об этом никто не знает, кроме тебя, меня и Принца. Поедешь отдельно – не вместе со свитой. Но там, в городе, разыщешь их. Будешь наблюдать, не обнаруживая себя.
[indent] Он помолчал немного.
[indent] – Принца попытаются убить. Он принял меры, разумеется, но мы не знаем, какие сюрпризы приготовили бунтовщики. Ну, а ты будешь нашим «сюрпризом». Если все пройдет благополучно, и твое вмешательство не понадобится – хорошо. Но может выйти так, что все остальные меры безопасности окажутся недостаточными… Твоя задача: любой ценой сохранить жизнь Принца. Любой ценой, Лоран. Ты же понимаешь меня?..

0

7

[indent] Вторая задача была намного сложнее первой. С такой миссией из всех вампиров Даниэля Сантеса никто, кроме Лорана, справиться бы не смог. Ради выполнения этой задачи придётся, возможно, отдать жизнь… Лоран понимал это – и был готов.
[indent] Он не испытывал ни гордости, ни страха. Единственное, что он почувствовал, было беспокойство за своего патрона, который остаётся в Лондоне. Здесь тоже могут быть мятежники, и в их планах вполне может стоять удар по первому советнику Принца, ведь именно первый советник Принца замещает. Вдруг на Даниэля нападут? А Лорана не будет рядом, и мало ли…
[indent] Но тем не менее у Лорана Аддерли не мелькнуло даже мысли, что в приказе  можно засомневаться, не говоря уж о том, чтобы ослушаться.
[indent] – Я всё понял, – сказал он просто. – Разрешите выполнять?

0

8

[indent] – Да, – ответил Даниэль. – Выполняй.
[indent] И, когда за Лораном закрылась дверь, опустился в кресло возле стола.
[indent] – Прости, – сказал он негромко. Зная, что никто это не услышит.

Отредактировано Даниэль Сантес (2016-10-14 07:44:44)

0

9

Алан Форнайт:
«Ну и ночь!» – думал Алан Форнайт. Давно такой не выдавалось. Новая проблема со стороны «Детей Баала», мятеж в Уинчестере, рабочая рутина, которую никто не отменял, обвинение в изнасиловании. А до рассвета ещё далеко. Кто знает, не случится ли дополнительных сюрпризов?

К тому же второй раз за ночь приходится общаться с Даниэлем Сантесом. Это, конечно, не опасно и не трудно – но неприятно.

Однако Алан обещал отчитаться первому советнику Принца о своём визите в подозрительный дом. Обещание следовало выполнить.

Глава службы секретности постучал в кабинет Сантеса, после чего без дальнейших церемоний открыл дверь и вошёл.


Даниэль Сантес:
[indent] Глава службы секретности появился вскоре после ухода Лорана. Даниэль ждал его, и когда Алан Форнайт возник на пороге – лишь коротко кивнул ему.
[indent] – Проходи, – сказал Сантес. – Садись. И докладывай.

0

10

– И снова здравствуй, – спокойно произнёс Алан.

Он всегда здоровался с Даниэлем Сантесом. Всегда прощался. Никогда не забывал говорить «спасибо» и «пожалуйста». Пусть первый советник Принца вампиров и глава службы секретности работали вместе не одно столетие и между собой уже не нуждались в полагающихся по этикету расшаркиваниях и величаниях вроде «досточтимый» – но обычной вежливостью Алан не пренебрегал и не собирался.

Это ведь только к близким друзьям можно ввалиться в любое время и завести разговор так, будто он не прерывался со времён последней встречи. А Алан и первый советник Его Величества друзьями отнюдь не были.

Форнайт прошёл к столу и сел в кресло напротив Сантеса.

– В доме на Чансери-лейн был обнаружен замурованный не то подвал, не то погреб,–  начал он свой доклад. – В буквальном смысле слова замурованный: крышка погреба была заложена сверху керамической плиткой, и этот участок пола внешне ничем не отличался от соседних. Вполне возможно, что жильцы дома ничего не знали о подвале. Кстати, стоит отметить, что в дом они въехали всего около месяца назад, раньше дом стоял заколоченным.

Алан говорил чётко и по-деловому – стараясь не упустить ни одной важной детали, но в то же время избегая лишних описаний.

– В подвале мы с помощником обнаружили огарки красных свечей, которые стояли по кругу. В центре круга было пятно, будто от крови, и серебристый прах. Там веяло холодом и возникало чувство беспричинного страха. Когда мой помощник (он телепат) прикоснулся к праху, он также почувствовал сильную боль. Ему показалось, что погибший вампир очень сильно страдал перед смертью.

Отредактировано Алан Форнайт (2016-10-30 20:28:04)

0

11

[indent] – Виделись, – коротко отозвался Сантес в ответ на приветствие Алана. Эта нарочитая, демонстративная вежливость изрядно его раздражала. В ней – как казалось – было больше презрения и издёвки, чем собственно вежливости.
[indent] Но вот доклад Форнайта Даниэль слушал с большим вниманием. И чем дальше – тем больше изумлялся. Да, если описание было верным, все указывало на очередной ритуал «Детей Баала». Свечи по кругу, лужа крови, ощущение холода и страха… Но жертва – вампир? Не человек с магическими способностями, как происходило до сих пор, а вампир?..
[indent] Сантес нахмурился. По правде сказать, он все больше мрачнел с каждым словом Форнайта. И не только потому, что погиб один из сородичей – хотя это тоже не добавляло радости. Но еще – это разрушало всю ту схему, который Даниэль выстроил у себя в голове в попытках докопаться до сути происходящего.
[indent] Впрочем, что мы знаем о «Детях Баала»? Не так уж и много. Гораздо меньше, чем хотелось бы...
[indent] Нельзя делать выводы, не обладая всей полнотой информации – этого правила Сантес придерживался всегда.
[indent] А сейчас, очевидно, информации недоставало.

[indent] Алан Форнайт сделал паузу, видимо, ожидая вопросов. Даниэль тоже молчал, пытаясь сложить вместе новые кусочки мозаики.
[indent] Жильцы въехали месяц назад. Стало быть, в середине августа.
[indent] О подвале, надо думать, не знали, ибо он был замаскирован. И замаскирован – похоже – намеренно. Кем и почему? До сих пор «Дети Баала» не утруждали себя такой сложной конспирацией. Наоборот – выставляли трупы напоказ, пытаясь свалить все на вампиров. А потом взяли – да и принесли в жертву одного из них.
[indent] «Мало фактов, – подумал Даниэль с досадой. – У нас по-прежнему слишком мало фактов».
[indent] – Известно ли, кто владелец сгоревшего дома? – спросил он. – Почему дом был заброшен вплоть до последнего месяца? Сколь долго он был заброшен? И кто жил в нем до того?

Отредактировано Даниэль Сантес (2016-10-31 01:12:06)

+2

12

Алан кивнул. Он ждал этих вопросов, потому что сам задавался такими же.

– Я поручил своим сотрудникам выяснить всё относительно дома, – сказал он. – Но они смогут начать работу не раньше утра. Полагаю, информация будет у тебя к где-то ленчу.

Мысленно Алан Форнайт сделал себе пометку: не забыть предупредить мифотворцев, чтобы предоставили отчёт Сантесу. А то ребята привыкли отчитываться только перед шефом – а Алана ведь в Лондоне не будет, он отправится в Уинчестер.

– Также в подвале мы обнаружили кольцо, – продолжил Алан. – Оно закатилось в щель под лестницей.  Вот оно.

И аккуратно положил на стол серебряное кольцо в виде змея, кусающего собственный хвост.

Честно говоря, сделал он это с тяжёлым сердцем. Тяжело сообщать кому-то, что один из его подопечных либо замешан в грязном деле, либо, что ещё вероятнее, погиб. Но не сообщить тоже было невозможно.

Отредактировано Алан Форнайт (2016-10-18 19:32:39)

+1

13

[indent] Уроборос. Змея, вцепившаяся в собственный хвост. Замкнутый круг. Древний символ вечности бытия, смены жизни и смерти, созидания и разрушения, бесконечности…
[indent] Даниэль уже давно выбрал его для себя. И именно его отдавал всем своим подопечным. Украшения с гравировкой, платки с вышивкой, и прочее, и прочее. Или – как вот сейчас – кольцо в виде кусающего себя за хвост змея.
[indent] Всё делалось на заказ – в единичном экземпляре.  Ничто не повторялось. Каждый дар был уникальным. И сейчас, когда он увидел кольцо, не составило труда вспомнить, кому оно принадлежало.
[indent] Артур…
[indent] Даниэль мог только надеяться, что чувства не отразились на его лице. Слишком уж неожиданным и скорбным было известие. Но Форнайту об этом знать, разумеется, незачем.
[indent] – Что с прахом вампира, найденным в подвале? – неторопливо проговорил он, глядя Алану в лицо. – Вы взяли его с собой? Или оставили там?

Отредактировано Даниэль Сантес (2016-10-30 20:43:33)

0

14

– Взяли, – отозвался Алан. Он расстегнул портфель и вынул из него коричневый бумажный пакет. – Вот. Небольшую часть я отправил на анализ вместе с огарком свечи и соскобом с пола. Не знаю, что даст этот анализ. Может быть, и ничего. Но говорят, что цвет и структура пепла зависят от содержащихся в нём солей и металлов, и что химическим путём можно подобрать такое сочетание элементов, что пепел по цвету станет похож на прах вампира. Я хочу исключить любую возможность ошибки. Любую.

А также исключить и возможность надежды. Пока оставалась хоть какая-то вероятность, что «Дети Баала» не приносили в жертву вампира, а лишь имитировали чью-то гибель, Алан хотел в это верить. Пусть даже шансы на это составляют лишь десятые доли процента – всё равно хотел. Он не желал внутренне согласиться с тем, что найденный пепел означает уничтожение одного из вампиров. Но результат анализа должен будет дать однозначный ответ, который нельзя не принять.

Доклад был ещё не закончен, но глава службы секретности снова сделал паузу – на случай, если Сантес решит прикоснуться к праху. Тогда телепат, наверно, что-то почувствует, и ему понадобится время, чтобы осмыслить свои ощущения.

Отредактировано Алан Форнайт (2016-10-31 00:28:56)

+1

15

[indent] Даниэль открыл пакет. Он увидел то, что и ожидал – хлопья тонкого серебристого пепла. Сантес пододвинул пакет к себе и снова поднял взгляд на Форнайта.
[indent] – Продолжай.

Отредактировано Даниэль Сантес (2016-10-30 21:11:25)

0

16

– Когда я взял кольцо в руки, – продолжил Алан, – те стены дома, что ещё стояли, рухнули. Буквально через секунду. Возможно, это просто совпадение, но, может быть, и нет.

Мгновение он помолчал.

– У меня всё.

И замолчал снова. Честно говоря, Алан был разочарован, когда понял, что первый советник Принца не станет прикасаться к праху при нём. Сам не отдавая себе в том отчёта, он надеялся, что визит к Сантесу что-нибудь прояснит. Всё-таки Даниэль Сантес как телепат намного сильнее, чем Кевин О’Нейл. Он мог почувствовать то, что осталось скрытым для Кевина, – а потом поделиться своими выводами.

Однако, похоже, всё пойдёт обычным порядком: первый советник привлекает Алана для конкретных поручений, а информацию выдаёт лишь в том объеме, который, по его мнению, нужен.  Например, летом Сантес рассказал главе службы секретности о ритуалах, на которых убивают ведьм, но не словом тогда не обмолвился, что в местах жертвоприношений возникает особая аура. Он сказал об этом лишь в тот момент, когда это стало важно для выполнения следующего задания.

Алану не то чтобы нравилось быть слепым исполнителем, но, во-первых, первый советник Принца выше по рангу и сам определяет их рабочие отношения; а во-вторых, дело об убитой ведьме вел всё-таки Сантес, а не служба секретности. Не было прямой необходимости вникать в чужие проблемы, когда своей работы хватает.

Но теперь такая необходимость возникла.  Если сектанты всё-таки убивают вампиров – Алан не простит себе, если останется в стороне. Если не приложит все усилия, чтобы защитить сородичей.

Другой вопрос, что Даниэль Сантес может придерживаться иного мнения по данному поводу.

– Теперь твоя очередь, – сказал Алан. – Расскажи, пожалуйста, что тебе известно об этом кольце и его владельце. Пойми меня правильно:  если «Дети Баала» уничтожают вампиров, я сделаю всё, чтобы их остановить. У нас с тобой общая цель.  И чем больше я буду понимать и знать, тем больше принесу пользы делу.

Отредактировано Алан Форнайт (2016-10-30 21:14:47)

0

17

[indent] «Теперь твоя очередь».
[indent] Можно подумать, они уже работают вместе и обмениваются информацией как равноправные партнеры! А не охамел ли Форнайт вконец?
[indent] С другой стороны – понимал Сантес – от Алана Форнайта в этом деле может быть польза. Тем более теперь, когда оно перестало касаться только Ковена. Оставалось прикинуть, чего будет больше: помощи или вреда. Допустим, цель у них одна, но вот методы – уж слишком разные.
[indent] Ставя перед собой задачу, Даниэль не стеснялся в средствах. Ему ничего не стоило убрать ненужного свидетеля. Ликвидировать человека за то, что он оказался не в то время и не в том месте, или просто путается под ногами. Лишние жертвы – не беда, если это упрощает достижение цели.
[indent] Но Алан Форнайт совсем не таков. Напротив того – старается избежать жертв и крови, если только возможно. Пусть даже это усложняет задачу… И Сантес отнюдь не был уверен, что им удастся сработаться.
[indent] Даниэль задумался, разглядывая Алана. Форнайт не мог не знать, как сильно различаются их взгляды. И все же предлагал свою помощь… Стоит ли ее принять?.. Вопрос не из простых.
[indent] – Форнайт, – наконец проговорил Сантес, – мы знакомы не первый день. Тебе известны мои методы. И всё-таки ты готов работать со мной? Скажу откровенно: я отнюдь не уверен, что из нас выйдет слаженная команда. А ты?

Отредактировано Даниэль Сантес (2016-10-30 21:14:22)

+1

18

Алан, хоть убей, не мог понять логики Даниэля Сантеса. Первый советник только что услышал, что таинственные сектанты убили вампира. Причём, скорее всего, не какого-то абстрактного вампира, а того, кто был лично знаком с Сантесом и находился под его покровительством. Да если бы у Алана убили любого из мифотворцев – он мог бы думать только о том, как это произошло, в чём была причина и как добраться до убийц. А поскольку дело явно непростое, не стал бы отказываться от поддержки тех, кто честно и искренне хочет того же.

Но Даниэль Сантес сидит и невозмутимо рассуждает о том, насколько слаженная у них с Аланом получится команда. Нет, ему и в самом деле важно сейчас именно это?

– Слаженная – не получится, – мрачно признал Алан. Какая уж тут слаженность, если действия одного вызывают у другого удивление, граничащее со ступором. – А команда получится; во всяком случае, я не вижу, почему нет. За время службы Принцу Лондона мне неоднократно приходилось сотрудничать с вампирами, которые не разделяли моих взглядов.

Правда, никто из них не бесил главу службы секретности так, как Сантес. Но ради дела придётся сдерживать свои чувства.

Отредактировано Алан Форнайт (2016-10-30 21:17:45)

0

19

[indent] – Хорошо.
[indent] Сантес решился. Да, он предвидел проблемы с Форнайтом. Но, по здравому размышлению, пользы будет все-таки больше. Однако, все же, следовало кое-что прояснить.
[indent] – Согласен работать вместе. Если ты будешь работать, а не скорбеть над каждым следующим трупом смертного. Можешь осуждать мои средства и методы, главное – делай это молча. Не ставя меня в известность. И не размахивая своим гуманизмом. Надеюсь, мы поняли друг друга.

[indent] Даниэль помолчал. Раз уж он согласился сотрудничать, пора делиться информацией. Форнайта интересовал погибший сородич… Сантес снова покосился на пакет, наполненный серебристым пеплом. Ему хотелось верить, что погибший в подвале вампир – не Артур. Впрочем…
[indent] «Не надо себя обманывать, – подумал Сантес. – Рядом с пакетом, на столе, лежит его кольцо»... Если б Артур потерял его, или кольцо отобрали, украли, Артур непременно пришел бы к Даниэлю с этим известием. Но он не пришел…

[indent] Сантесу не хотелось говорить о нем. Уж точно – не с Форнайтом. Это его не касается. Ни в коей мере… Но Форнайт желал знать. А они уговорились сотрудничать.
[indent] – Его звали Артур Милтон, – негромко сказал Даниэль, кивнув на пакет. – Молодой вампир. Я обратил его около двадцати лет назад. Жил спокойно, не зарывался. Ни в каких темных делах не был замешан. Порой позволял себе лишнее, как и все мы… – Он покосился на Форнайта. – Как большинство из нас, но ничего особенного. Ничего такого, чтобы привлечь к себе пристальное внимание… 
[indent] Сантес снова помолчал немного.
[indent] – Тебе нужны какие-то подробности? Тогда задавай конкретные вопросы.

Отредактировано Даниэль Сантес (2016-10-31 01:24:09)

0

20

«Скорбеть над каждым трупом смертного».

Алан не врал, когда говорил, что привык сотрудничать с теми, кто не разделяет его взглядов. Среди вампиров Лондона таких было большинство. Стремление не убивать людей, как правило, вызывало у них непонимание и насмешки. Насмешек этих Алан за шестьсот с лишним лет наслушался – не передать сколько. Давно уже притерпелся и перестал обращать внимание.

Но из любого правила есть исключения, и в данном случае исключение звалось Даниэлем Сантесом. Чёрт знает, как ему это удавалось, но слова первого советника Его Величества – и только его – иногда ранили Алана так же больно, как в первый раз. Да что там – ранили! уязвляли и жгли до глубины души.

«Размахивая своим гуманизмом».

Алан с трудом сдержался, чтобы не заехать Сантесу по физиономии. Но сдержался. Крепко, до скрипа стиснул зубы и сосредоточился на рассказе об Артуре Милтоне.

– Да, подробности нужны, – сказал он очень, очень ровным голосом. – Во-первых, на основании чего ты считаешь, что Милтон именно погиб, а не, скажем, примкнул к сектантам? Во-вторых, необходимо понять, как он попал в поле зрения «Детей Баала», а потому расскажи, пожалуйста, чем Милтон занимался последнее время, каков был круг его интересов, с кем он общался и так далее.

Отредактировано Алан Форнайт (2016-10-30 21:32:53)

0

21

[indent] Сантес ощущал эмоции Алана Форнайта – гнев, раздражение, возмущение. Кажется, он едва сдерживался, чтобы не наговорить резкостей. Похоже, слова Даниэля сильно его уязвили. Не то, чтобы Сантес намеренно пытался разозлить Форнайта. Но кто ж виноват, что он такой чувствительный?..
[indent] Впрочем, не стоило начинать совместную работу со ссоры. Даниэль чуть заметно пожал плечами и принялся отвечать на заданный вопрос.
[indent] – Артур ценил мое покровительство, – сказал он. – И не расстался бы с кольцом по доброй воле. Да, мне хотелось бы думать, что тут какая-то ошибка, недоразумение. Но когда я вижу прах жертвы ритуала и рядом – это кольцо, я предполагаю то, что наиболее вероятно... Да и не стал бы Артур участвовать в убийстве сородича.
[indent] Даниэль смотрел мимо Форнайта. Точнее – сквозь него. И говорил самым ровным и нейтральным голосом, на который только был способен. 
[indent] – Мы редко общались в последнее время. Встречались порой – но он жил своей жизнью. Дружил с Кэтрин МакМаллен. Была пара приятелей из клана Драммонд. А вообще,  я не назвал бы его чрезмерно общительным. Он говорил, что хочет уехать, – продолжал Сантес, помолчав пару секунд. – Посмотреть мир. Увидеть Париж, Вену, Рим, Петербург…  Поэтому я не особо удивился, когда он исчез пару месяцев назад. Как он попал в поле зрение «Детей Баала» – я не знаю. Возможно, оказался случайной жертвой. Но, возможно, и нет… У меня недостаточно информации, чтобы сказать что-то наверняка.

Отредактировано Даниэль Сантес (2016-10-31 00:21:42)

+1

22

Сантес говорил так же ровно и таким же демонстративно спокойным тоном, что и сам Алан минуту назад. Впору было подумать, что первый советник Его Величества издевается, копируя манеру собеседника! Но Алан вовремя сообразил, что они оба просто-напросто используют один и тот же приём. Подчёркнуто нейтральная речь помогала отвлечься от эмоций и сосредоточиться на деле.

Похоже, такой тон начинал входить у них с Сантесом в привычку.

– Я понял, – отозвался Алан на слова беловолосого вампира про то, что информации недостаточно. – Мне кажется, имеет смысл поговорить с мисс МакМаллен: спросить, не заметила ли она среди знакомых Артура Милтона кого-нибудь подозрительного, а также, не происходило ли перед его исчезновением неожиданных или странных событий. Кроме того, я наведался бы к нему домой (ты ведь знаешь, где его квартира?) и всё там осмотрел. Но я сегодня ночью уезжаю в Уинчестер, так что этим придётся заняться тебе.

Алан Форнайт задумался, стоит ли верить Сантесу в том, что его подопечный не расстался бы с кольцом и не стал бы участвовать в жертвоприношении вампира. Решил, что стоит. Всё-таки Даниэль Сантес в силу опыта хорошо разбирается в людях и вампирах, а ещё он сильный телепат. Вряд ли он мог ошибиться в характеристике Милтона.

– А также, – ровным голосом спросил Алан, кивнув на бумажный пакет, – какова вероятность того, что, прикоснувшись к праху, ты сможешь понять больше, чем телепат из службы секретности?

Отредактировано Алан Форнайт (2016-11-03 21:24:46)

0

23

[indent] В Уинчестер. Вот как?..
[indent] В таком случае, возможно, Винсент рассказал Форнайту что-то о планах и перспективах. Даниэлю хотелось расспросить его. Пусть даже умом он понимал, что эта информация для него бесполезна. Даже знай он весь план досконально – какой прок от этого знания в Лондоне? И все же… все же, на душе было бы хоть немного спокойнее. Но Сантес знал, что не спросит. Не следует…
[indent] Эта двойственность чувств бесила его. А еще Даниэль ощутил, как изнутри поднимается волна раздражения. Ведь если Форнайт знал, что уезжает…
[indent] – Если ты едешь в Уинчестер с Принцем, – сказал Даниэль – возможно, чуть резче, чем следовало, – он, я полагаю, объяснил тебе ситуацию. В том числе и то, что ты можешь не вернуться. Тогда к чему вообще был весь этот разговор прямо сейчас? Зачем просить информацию, зная, что она может тебе не понадобиться? Какого черта предлагать помощь, понимая, что – вполне вероятно – не сумеешь ее оказать?
[indent] Он замолчал, сердито глядя на Форнайта. Но заговорил снова, прежде, чем глава службы секретности успел хоть что-то ответить.
[indent] – Но я, – Сантес выделил это «я», словно подчеркивая, что он-то, в отличие от Форнайта, хозяин своим словам, – разумеется, всем этим займусь. Поговорю с Кэтрин. Возможно, осмотрю и квартиру Артура. А еще я хочу больше знать о том, что именно там было, в этом подвале. Не только то, что вы увидели, но – и это более важно – то, что почувствовали. Так что пришли ко мне этого своего телепата. Я с ним пообщаюсь, пока тебя не будет в Лондоне. А ты можешь присоединяться к расследованию, когда – и если – вернешься.

Отредактировано Даниэль Сантес (2016-11-04 00:13:35)

0

24

– Не спеши меня хоронить, Сантес, – холодно отозвался Алан Форнайт. – Из того, что я знаю, легко заключить, что в Лондоне тоже будет не курорт.  Вдруг я сейчас не спрошу, а после моего возвращения и спрашивать-то будет уже не у кого?

Его взгляд скрестился со взглядом собеседника.

– Зачем тебе мой помощник?  Если хочешь узнать, что он почувствовал, возьми и прикоснись к останкам сам. Пакет рядом с тобой.

Алан был раздосадован тем, что первый советник Принца нашёл повод прекратить отвечать на вопросы. Дескать, отправляйся в Уинчестер, дорогой глава службы секретности, а разговор продолжим после твоего возвращения, не раньше.

А Форнайт хотел как можно раньше понять, действительно ли сектанты убили вампира или – безумная надежда – это фальшивка, инсценировка с непонятной пока целью. Да, химический анализ даст однозначный ответ, но ответ будет только утром, а отъезд в Уинчестер в два часа ночи.

Алан сам не понимал раньше, насколько сильно надеялся, что Сантес сумеет почувствовать в прахе что-то, что заменит анализ и сделает дальнейшую экспертизу бессмысленной! И ведь Сантес, может быть, действительно  почувствовал бы.  Но по всему понятно: беловолосый вампир не прикоснётся к содержимому пакета. А если и прикоснётся, Алану он об этом не скажет. 

И ничего с ним не сделать, потому что он в своём праве. Проклятие.

– Так почему же не прикасаешься? Боишься?

Отредактировано Алан Форнайт (2016-11-05 00:53:27)

0

25

[indent] – Не боюсь, – холодно отозвался Даниэль. Он уже справился с раздражением. По крайней мере, более не позволял ему проявляться внешне. Тон его голоса снова стал ровным и нейтральным. – Но пока не время. Сперва я хочу получить ответы на другие вопросы. Впрочем, – не удержался он, – если тебе угодно считать меня трусом –  это твое право. Мне наплевать.
[indent] Он по-прежнему ощущал эмоции Форнайта. Его злость и обида не отступили, но приобрели какой-то иной, новый окрас. И было что-то еще. Интерес? Надежда?  Нечто, что пока не проявилось в полной мере, потому что Форанайт не хотел это показать… 
[indent] – Помощник твой мне затем, что я хочу знать больше об этом подвале. – Продолжал Сантес. – О чувствах и эмоциях, возникающих там. Они очень важны. Впрочем, тебе не понять.  Поймет только телепат телепата. Так что даже и не пытайся вникнуть. Если твой помощник испытал эти ощущения, я хочу их получить. Или ты предлагаешь мне лезть туда самому?.. У меня нет на это времени.  Так что просто отправь его ко мне. Как можно скорее.

Отредактировано Даниэль Сантес (2016-11-08 01:43:31)

0

26

Нет, глава службы секретности не предлагал и, более того, совершенно не хотел, чтобы Даниэль Сантес лез в подвал разрушенного дома на Чансери-лейн. После того, как дом привлёк к себе внимание полиции, показываться там не стоило.

– Я пришлю к тебе О’Нейла, – спокойно согласился Алан. Вспомнил, что раньше не называл своего помощника по имени, и пояснил: – Его зовут Кевин О’Нейл. Должен признаться, я отпустил его до завтрашней ночи, поскольку наше задание отняло у него много сил. Но когда он придёт на дежурство, ему передадут, чтобы он немедленно отправлялся к тебе. Или ты хочешь встретиться с О’Нейлом  раньше? Тогда я пошлю кого-нибудь его разыскать.

Невольно Алан вспомнил подвал и то, какое у Кевина было лицо, когда он спустился под землю. Да, первый советник Принца был прав: Алан не смог бы передать, что за чувства владели тогда телепатом службы секретности. И, действительно, нельзя было отрицать, что эти чувства могут оказаться важными. Но всё же – почему Сантес не может сперва прикоснуться к серебристому пеплу, а только потом поговорить с Кевином О’Нейлом? Алан не видел к тому причин и решил сделать ещё одну попытку переубедить собеседника.

– Но ты не ответил на мой вопрос. Насколько высока вероятность, что, прикоснувшись к праху, ты сумеешь понять больше, чем телепат из службы секретности? Я даже уточню, что меня интересует: сумеешь ли ты однозначно определить, действительно ли перед нами останки вампира или  это какая-то хитрая подделка?

Беловолосый вампир ответил не сразу, и в наступившей тишине Алан снова вспомнил подвал, лицо Кевина и охвативший их обоих отчаянный леденящий страх. Вспомнил, как чуть не поддался искушению убежать без оглядки, бросив всё. А ведь справиться со страхом им помогло лишь предупреждение Сантеса! 

– Кстати, – из чувства справедливости Алан не мог не отдать Сантесу должное, – спасибо, что предупредил, что в доме на Чансери-лейн может возникнуть чувство иррационального страха. Если бы мы не знали об этом, дело могло бы повернуться плохо.

+1

27

[indent] – Даже так? – отозвался Сантес. – Дела могли бы обернуться плохо, говоришь?
[indent] Он постарался убрать из своей речи глумливые интонации. Но ничего не вышло. Даниэль прилагал все усилия, чтобы сохранять нейтральный тон беседы. Не получалось. Алан Форнайт бесил его. Своей напускной холодностью, которой не было и в помине. Своей напускной вежливостью, которая была хуже пощечины.
[indent] Благодарить за то, что ты помог одному из своих в вашем общем деле?.. Не вежливость, а оскорбление. Форанайт, разумеется, должен был это понимать. Но выделывался. Фиглярствовал. Это раздражало. Неимоверно.
[indent] – Видимо, – сказал Даниэль, – я настолько мерзостен, что стремление не угробить союзников, выполняющих мое же задание, само по себе достойно горячей благодарности? Ну, что ж: пожалуйста.
[indent] Немного «выпустив пар», Сантес вернулся к делу.
[indent] – Я и так могу тебе сказать, что это пепел вампира. Без прикосновения и без твоего хваленого анализа. Только исходя из логики. Кому и зачем бы понадобилось имитировать прах вампира в замурованном подвале, который не нашли даже обитатели дома? И никто не обнаружил бы его еще очень долго, если б не эта история с нашими юными идиотами. Никому, Форнайт. Никому.
[indent] Даниэль посмотрел на пакет. Он понимал, что там Артур – в этом пакете. Все, что от него осталось. Это знание не было мистическим, сверхъестественным. Просто логика. Ну, может, еще немного интуиции… 
[indent] «Артур… – подумал он. – Ты так и не увидел ни Парижа, ни Вены, ни Рима. Почему они тебя убили? За что?»
[indent] – ...Но тебе этого мало, верно? Тебе нужны неоспоримые данные? И все же ты, – Даниэль усмехнулся, – более поверишь моей телепатии, чем своему научно-магическо-алхимическому анализу?..

Отредактировано Даниэль Сантес (2016-11-12 00:44:40)

+1

28

– Мерзостен? Я не имел этого в виду, но, – Алан просто не смог удержаться от сарказма, – если ты сам так себя определяешь, я тебе поверю.  Я высоко ценю твои суждения!

Далее Алан намеревался сообщить, что именно из-за доверия к суждениям первого советника Его Величества он и возлагает на оного советника благородную миссию не тупить и использовать наконец свои телепатические способности. Но – не сообщил, потому что случайно перехватил взгляд Сантеса, брошенный на пакет с пеплом.

Этот взгляд заставил Алана Форнайта задуматься. Для него самого Милтон навсегда останется всего лишь одним из множества вампиров Лондона, – но для Даниэля Сантеса он был чем-то большим. Сантес сделал Милтона вампиром;  наверно, он потом воспитывал его, они подолгу разговаривали, и молодой вампир делился своими мечтами, бедами. Наверно, было в этом Артуре Милтоне что-то, что Сантес ценил.

И прикосновение к праху, которое Алан до сей поры считал следственным экспериментом, для первого советника Принца могло являться чем-то иным. Например, последней весточкой от друга.  Прощальной.

Поэтому Алан сказал совсем другое.

– Результат химического анализа будет только завтра утром, я не успею его получить до отъезда. Да, твоя логика безупречна. Но я всё никак не могу смириться и цепляюсь за любую возможность не верить. Я думаю, ты меня поймёшь.  Может быть, ты даже чувствуешь то же самое.

Отредактировано Алан Форнайт (2016-11-15 00:52:43)

0

29

[indent] Чувствовал ли Даниэль то же самое?.. Он замолчал и задумался, прислушиваясь к себе. Хотелось бы ему иметь хоть крошечную надежду, что произошла ошибка?
[indent] Бесспорно.
[indent] Нет, он не сомневался, что прах в пакете принадлежит вампиру… но что, если это и впрямь не Артур Милтон. Могло ли быть, что Артур решил инсценировать собственную гибель? Убил какого-то вампира, сбросил свое кольцо?.. «Да-да, – сказал ехидный голос в голове, – и подговорил несколько юных идиотов сожрать обитателей именно этого дома, чтобы на него обратила внимание служба секретности, и прах уж точно нашли бы.» Чушь и бред! Зачем Артуру могло это понадобиться? Даниэль силился придумать хоть одну причину – хотя бы самую нелепую. Но не сумел.
[indent] «Нет, – подумал Сантес, – не могло этого быть. А значит…»
[indent] Он посмотрел на Форнайта.
[indent] – Допустим, я чувствую то же самое, – сказал Даниэль, – но гоню от себя эти чувства. Чего и тебе желаю.

[indent] Определенно, надо поговорить с этим телепатом... как бишь его?.. О’Нейл. Если верить Форнайту, тот уверял, что погибший вампир сильно страдал перед смертью. Почему? Его пытали? Мучили? Зачем?.. До сих пор ритуалы «Детей Баала» не предполагали ничего подобного – насколько было известно Сантесу.
Впрочем, ему по-прежнему очень мало что известно.
[indent] Еще Форнайт говорил, будто бы Кевин О’Нейл испытал боль, когда прикоснулся к праху... Почувствовал отголоски ощущений Артура – хотя даже не знал Милтона. И уж тем более – не был его создателем. «Интересно, – подумал Сантес с каким-то отрешенным любопытством, – что же тогда будет со мной, если я трону этот прах?» Даниэль не знал наверняка. Но уж в чем был уверен – так в том, что Алану Форнайту не следует это видеть. 
[indent] Сантес откинулся на спинку кресла и смерил собеседника задумчивым взглядом. «Пожалуй, – подумал он, – проще объяснить ему всё, как есть.»
[indent] – Знаешь, Форнайт, – проговорил Даниэль, – я мог бы прикоснуться к этому праху, но предполагаю, что мне станет… нехорошо. А я не желаю, чтобы ты это видел. И я думаю, ты тоже не будешь рад, если тебе придется сейчас меня тут откачивать. У тебя наверняка полно других дел. Я, – продолжал он, – конечно, сделаю это. Но позже. И без твоего участия. А тебе расскажу о результате, когда ты вернешься.
[indent] «Если ты вернешься», – собрался, было, прибавить он. Но не стал.

Отредактировано Даниэль Сантес (2016-11-18 22:16:25)

+1

30

О том, что при прикосновении к праху Даниэлю Сантесу может стать плохо, Алан раньше не думал. Точнее, понимал, что так может случиться, но не придавал этому значения. Но теперь, после слов Сантеса, он взглянул на ситуацию по-другому.  Действительно, сейчас – когда в Уинчестере мятеж – первый советник Принца вампиров не может позволить себе терять силы и работоспособность. И ради чего? Ради подтверждения гипотезы, которая и так подтвердится (или опровергнется)  всего лишь через несколько часов? Нерационально.

Алану даже стало неловко, что он сам не дошёл до такой простой мысли.

Но удивительно было, как именно Даниэль Сантес об этом сказал. «Предполагаю, что мне станет нехорошо. А я не желаю, чтобы ты это видел». Это прозвучало без привычной иронии, без раздражительности. Очень искренне это прозвучало.

Искренность в их разговорах с Сантесом была нечастым гостем. Честность – да, без честности рабочие отношения невозможны. Честность была. А искренность – нет.

– Я понял, – сказал глава службы секретности. – Расскажешь, когда я вернусь.

Разговор на этом можно было и прекратить, но Алан добавил:

– Дел и правда хватает, ты прав. А я к тому же только что узнал, что оборотни, возможно, потребуют у Его Величества мою голову. Как будто мало мне сейчас проблем.

Алан даже не знал, зачем он сказал это. Чтобы ответить откровенностью на откровенность? Чтобы перевести разговор на другую тему?

Отредактировано Алан Форнайт (2016-11-20 23:47:41)

0

31

[indent] – Оборотни? – переспросил Даниэль, даже не пытаясь скрыть удивления.
[indent] Интересно, с какой бы стати?..
[indent] Разумеется, Даниэль знал о вражде Форнайта с Александром Уэлшем. Но той вражде уже много лет. Так почему же именно сейчас?..
[indent] Впрочем, не исключено, что дело в новом Альфе. Если прежний предпочитал общаться с позиции силы, то нынешний, возможно, захочет договориться. Но даже если так… Надо быть круглым дураком, чтобы пытаться заключить союз на подобных условиях – требовать обезглавливания древнего вампира, одного из ближайших соратников Принца. Пусть Уэлш и занимает видное место среди приближенных Гвинблейда, Даниэль сомневался, что Винсент пойдет на такие меры ради сомнительного союза с оборотнями. Сомнительного – ибо до сих пор оборотни не слишком рьяно пытались доказать, что стремятся к мирному сосуществованию. По крайней мере, насколько знал Сантес.
[indent] Правда, конечно, он мог знать не всё…
[indent] – А что случилось? – спросил он Форнайта. – Уэлш вернулся из своей Индии и начал выступать? Или произошло что-то еще?..

Отредактировано Даниэль Сантес (2016-11-21 22:50:48)

0

32

– Лорд Уэлш вернулся, – подтвердил Алан. – Но пока никак себя не проявил. Что он думает по поводу новой политики Альфы и сближения с вампирами, неясно. Зато носятся слухи, что многие матёрые оборотни из его ареала желают мне гибели, поскольку я якобы обесчестил дочь лорда Уэлша. 

Глава службы секретности не собирался рассказывать эту историю на каждом углу, но не видел причин скрывать её от первого советника Принца. Он знал, что Его Величество полностью доверяет Сантесу.

– Достоверной информации о случившемся у нас пока нет. Но сегодня перед присягой мисс Нери пересказала мне разговоры, которые ходят среди оборотней. Говорят, что у лорда Уэлша была дочь по имени Анна Уайт. Говорят, что я приходил к этой девушке в облике её жениха и во время любовных ласк высасывал из неё здоровье и силы, – Алан пожал плечами. – Якобы, когда она стала чахнуть, её семья забеспокоилась, начала расследовать и установила, что жених – фальшивый. Они пытались поймать злодея, но он скрылся за оградой резиденции Принца на реке Джубили, куда оборотням хода нет. Говорят также, что кто-то видел, как мнимый жених меняет облик и становится мной. Болтают, что каждое свидание девушки с её искусителем длилось чуть меньше шести часов и что тот всякий раз уходил в направлении резиденции Его Величества. Мисс Нери сегодня сказала мне, что, по её сведениям, после этого жених Анны Уайт разорвал помолвку, а сама мисс Уайт была изгнана из общества. Спустя какое-то время она покончила с собой.

Алан запнулся, не зная, стоит ли говорить дальше. Но очень хотелось выговориться, а Сантес слушал внимательно.

– Ирония судьбы в том, что ничего подобного я не делал. Я убил мать девушки, Элизабет Уайт; я пытался убить лорда Уэлша, но вот именно на честь мисс Уайт не посягал никогда. Однако оборотни имеют ко мне претензии не за действительную мою вину, а за ложную. Честное слово, это было бы смешно, если бы не было так грустно.

Отредактировано Алан Форнайт (2016-11-25 21:33:14)

0

33

[indent] – Да, это смешно, – подтвердил Сантес. – А вернее сказать: смехотворно.
[indent] Он ухмыльнулся, поудобнее устраиваясь в кресле. Впрочем, было понятно, что на этот раз ухмылка предназначалась не Алану Форнайту.
[indent] – Ты сам-то поверил бы в такую историю, если б дело касалось не тебя? Она же вся шита белыми нитками вдоль и поперек – и даже не слишком аккуратно. Так что, думаю, за свою голову ты можешь быть спокоен.
[indent] Сантес немного подумал. Историйка – что и говорить – забавная, но уж слишком нелепая, чтобы ее можно было предъявить в качестве обвинения. Однако… зачем-то ведь ее выдумали.
[indent] Да, по всей очевидности, она была… не вполне правдива. Мягко говоря. Но, как известно, дыма без огня не бывает. Даниэль заинтересовался.
[indent] – Любопытно, – протянул он, – а кто же этот «кто-то», который, якобы, видел подлог, но не потрудился предупредить ни девушку, ни ее семью, ни кого бы то ни было вообще? А скромно молчал, пока юная леди не начала чахнуть, а ее родители – искать правду. Известно ли, кто этот таинственный свидетель? Да и вообще: когда всё это, якобы, случилось?

Отредактировано Даниэль Сантес (2016-11-26 11:36:38)

0

34

– Я не знаю, кто свидетель и есть ли он вообще, – отозвался Алан. –  А дело было, как я понял, пять лет назад.

Пять лет. Не такой уж большой срок для вампиров и оборотней; однако достаточный, чтобы горячие следы остыли и факты обросли самыми невероятными домыслами.

– И я не склонен относиться к этим слухам легкомысленно. Мне кажется, если очистить их от домыслов и прочей словесной шелухи, окажется, что в основе лежит действительное происшествие. Тому, что сейчас кажется нам нелепым, можно подобрать правдоподобное объяснение. Вот ты спрашиваешь: как свидетель мог видеть подлог, но не сказать о нём никому? Вначале я тоже подумал, что это странно. Но если предположить, что какой-нибудь оборотень не из знатных (ну, скажем, слуга в доме Уайтов) случайно увидел, как его молодая хозяйка под предлогом свидания с женихом встречается с вампиром? Предположим, слуга решил, что всё это происходит с согласия самой мисс Уайт – кстати, вполне возможно, так оно и было, ведь для многих вампиров не составит труда очаровать и влюбить в себя девушку. Разве не логично для слуги будет держать язык за зубами? И лишь потом, когда свидания окончились трагедией и семейство Уайт стало искать виновника, заговорить, потому что его слова уже никак не повредили бы молодой госпоже, а, напротив, могли помочь. Я не утверждаю, что всё именно так. Я выдумал это просто для примера. С тем же успехом может оказаться, что показания свидетеля фальсифицированы от начала до конца.

Алан пожал плечами.

– Я полагаю, что с мисс Уайт и в самом деле случилась беда, которая легла на её репутацию позорным пятном, ведь вряд ли кто-то стал злословить в адрес девушки без всяких на то оснований. Но в чём заключалась беда и почему виновником называют меня – вот тут уже начинается область домыслов и догадок. Хорошо, если окажется, что всё это чепуха, нелепое недоразумение. Неприятно, если кто-то воспользовался историей Анны Уайт в попытке закопать меня. Причём, – Алан поморщился, – нельзя исключать, что это не оборотни, а кто-то из вампиров действует руками оборотней. Тогда это не просто неприятно, но даже опасно.

0

35

[indent] – Это что ж за слуга такой, – возразил Даниэль, – который видит неладное, но молчит? Если он верен девушке, уточнил бы, действительно ли все в порядке. А если ее родителям – то предупредил, что их помолвленная дочь изменяет жениху с вампиром… Да, у всех на всё могут быть свои причины. Но лично мне это кажется странным… Так что я бы ставил на то, что история вымышлена. Тем более, я вижу в ней и другие нестыковки – и немало.
[indent] Сантес помолчал.
[indent] – Но в одном ты, несомненно, прав: с мисс Уайт и впрямь случилась беда. Раз уж она покончила с собой. Ну… – прибавил он, подумав, – или, возможно, не покончила. Не исключено, что кто-то в этом помог. – Даниэль подумал еще немного. – Как полагаешь, может ли быть, что дело вовсе не в тебе? Ведь тебе можно бы предъявить и что-то иное. Многочисленные убийства оборотней, например. Преступление более серьезное и, вдобавок, это была бы правда. Но почему-то вместо этого…
[indent] Даниэль снова замолчал. Мало фактов – как обычно. Да что там – мало! Их, считай, вообще нет. Одни сплетни и домыслы.
[indent] – …Почему-то вместо этого они вытянули на свет историю пятилетней давности – о совращении девицы. Так может быть, всё это выдумано с другой целью: объяснить причины самоубийства этой самой Анны Уайт? Но зачем объяснять самоубийство? Я бы сказал: в том случае, если оно таковым не было... Если под него хотели замаскировать убийство. Например. Причем, убийство, совершенное своими же. Я, конечно, ничего не утверждаю, – прибавил Даниэль. – Для этого у меня слишком мало информации. Но как вариант…

0

36

– Интересный вариант, – задумчиво кивнул Алан. – Да, его тоже не стоит сбрасывать со счётов. Тем более, мисс Нери говорила мне, что, по её сведениям, Анна Уайт к моменту смерти уже почти оправилась как от телесного истощения, так и от меланхолии. И если это и вправду так, зачем бы ей было кончать с собой? Может быть, её и вправду убили. Бедная девушка. Как-то слишком сильно ей досталось: сиротство, разрыв помолвки, презрение общества, потом смерть. А ведь она, должно быть, была очень молодой. Красивой.

Вампир-охотник тряхнул головой, будто пытался отбросить мысли, не имеющие отношения к делу.

– Этим делом сейчас официально, по поручению Его Величества, занимается мисс Нери. Но я тоже не хочу сидеть сложа руки. Я собираюсь попросить кое-кого разузнать о мисс Уайт по личным каналам; может быть, удастся набрать побольше фактов.

0

37

[indent] – Удивляюсь я тебе порой, Форнайт, – отозвался Даниэль. – Ты жалеешь девушку? Хотя без сострадания прихлопнул ее мать. И за что? За то, что она просто питалась, как велит ей ее природа. А если бы на ее месте оказалась дочь? Анна? Ты и ее бы убил?.. Но ты жалеешь её? Ты не находишь, Форнайт, что это лицемерие –  плакать над судьбой того, кого сам же и сделал несчастным?.. Лицемерие и ханжество.

Отредактировано Даниэль Сантес (2016-12-04 21:39:29)

0

38

Алан вздрогнул, как от удара. Да, собственно, это и было ударом, пусть и нанесённым не оружием, а словами.

«Лицемерие и ханжество».

Иногда глава службы секретности думал, что с Даниэлем Сантесом можно говорить спокойно, разумно, не ожидая каждую минуту оскорбления. Как раз сейчас – когда они начали обсуждать историю Анны Уайт – ему снова так показалось. Он даже расслабился. Почувствовал себя свободно.

А зря.

– Нет, не лицемерие, – сказал Алан ровно, хотя стиснул пальцы так, что подлокотник кресла под его рукой жалобно скрипнул. – Не лицемерие и не ханжество, Сантес. Я не жалею тех, кто погиб в честном бою, и не оплакиваю оставленных ими сирот. Если бы с девушкой случилось только это, я бы не стал ей сочувствовать. Но ей довелось хлебнуть и другого: презрения окружающих, одиночества, физической боли, в конце концов! Вот за это мне её жаль, Сантес. Я убиваю – это правда. Но даже к противникам можно относиться с уважением. Я никогда не издеваюсь над жертвами. И никогда не мучаю их, как это делаешь ты!

Отредактировано Алан Форнайт (2016-12-07 22:21:33)

0

39

[indent] «Вот вечно с ним так, – подумал Даниэль в некотором раздражении. – Чуть что – сразу взрывается, как порох. А что я такого сказал? Что странно сожалеть о сиротстве «бедняжки», когда сам же в этом сиротстве и виноват. Только и всего. Не любит наш Алан Форнайт слышать правду о себе. Пусть и неприятную – но правду. Так нет же: скандал и обида. Да еще и стулья ломает»…
[indent] – А что до этой Анны – да черт бы с ней. Сдохла – туда ей и дорога, в сущности. Особенно, учитывая, что это ублюдок Уэлша. Я ведь тебя не осуждаю за что, что приложил руку к ее смерти, возможно. Просто удивляюсь подходу «сам зарезал – сам поплакал». Фигурально выражаясь. Он смехотворен.

0

40

– Я же объяснил, – резко бросил Алан. – Только что объяснил! Что для меня есть разница между смертью в честном бою и причинением лишних страданий! Принципиальная разница! Ты меня слушаешь вообще? Ты вообще понимаешь английский язык? Или тебе нужно меня спровоцировать, чтобы потом под предлогом моего «гуманизма» разорвать сотрудничество? С тебя станется!

Алан понимал, что теряет хладнокровие. Что он делает именно то, чего сам обещал не делать: ссорится с первым советником Принца вместо того, чтобы сохранять ровные отношения, необходимые для работы в команде. Но сейчас он уже просто не мог остановиться.

– И какого чёрта ты упоминаешь о моей причастности к смерти мисс Уайт, если я только что сказал, что ничего подобного не делал? Ты не в состоянии запомнить?

0


Вы здесь » Лондон 1870 » Лондон и его окрестности » Два разговора‡Сантеса с Адерли и Форнайтом&