http://forumfiles.ru/files/0017/94/c8/17306.css
http://forumfiles.ru/files/0017/94/c8/63044.css

Лондон 1870

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Лондон 1870 » Минувшее » Погоня за призраками‡Поиски убийц ведьмы Ковена&


Погоня за призраками‡Поиски убийц ведьмы Ковена&

Сообщений 1 страница 40 из 192

1

Убита одна из ведьм Ковена. По всем признакам, это сделал вампир.
Однако между Принцем Лондона и Ковеном ведьм существует договоренность о ненападении.
Верховная Ведьма – Джорджина Мортимер – предъявляет претензию Принцу,
и он отправляет Даниэля Сантеса разобраться в ситуации.

15 июля 1870 года, Лондон.

ДЖОРДЖИНА МОРТИМЕР

float:leftЖаркий июльский день, наконец, закончился, невыносимая духота отступила, солнце только-только опустилось за горизонт, а в особняке лорда Мортимера начинается светский раут.
Огромный дом на набережной Темзы ярко освещен и встречает гостей, тех избранных, коим посчастливилось получить приглашение на это мероприятие. К парадному входу одна за другой подъезжают кареты. Из них выходят кавалеры и дамы, изысканно одетые в дорогие наряды. Пусть прием и не имеет особого повода, но это же дом Мортимеров, а это повод надеть лучшее платье и фамильные бриллианты.

Хозяин дома, лорд Уолтер Мортимер с супругой Джорджиной, приветливо встречают гостей в парадной зале. Парадная люстра муранского стекла горит всеми огнями, струнный квартет исполняет легкую музыку.
Хозяева приветливо кивают и обмениваются с гостями любезностями. Здесь цвет аристократии Лондона, главы нескольких крупных торговых домов, с супругами и отпрысками… Нет, никаких детей, лишь те, кто достиг восемнадцатилетнего возраста, удостоились приглашения на этот вечер. Ну и кое-кто из рыбки помельче, несколько атташе, разных посольств. Оперная дива, из России, говорят, она должна сегодня петь для гостей, а также несколько загадочных личностей, которые не знакомы основному обществу.
Хозяйка очаровательна, в платье цвета слоновой кости и жемчужной диадеме, она истинная королева этого собрания. И только самый внимательный взгляд мог бы заметить, что она, вроде бы, чем-то обеспокоена.


ДАНИЭЛЬ САНТЕС

float:leftВесь цвет общества! Приемы в доме лорда Мортимера иными и не бывают. Где же еще можно с таким же пафосом блеснуть знатностью рода и богатством костюма? Даже если кроме титула за душой нет ничего, а под роскошными  брюками скрываются дырявые подштанники.

И, тем не менее, дворяне смотрят свысока. На всех, кто не обладает титулом. Презрение сквозит в их взорах – скрытое, но чаще явное – при взгляде на глав торговых домов, финансистов, банкиров и прочих выскочек.  Британцы как никто гордятся «голубой кровью». Хотя уже не первый век эту страну приводят к процветанию не замшелые аристократы, а джентри и буржуазия – те, кто умеет делать деньги. Но какая разница, если главное – помериться друг перед другом  родословными древами?

Эти напыщенные глупцы, конечно, никогда не найдут общего языка с теми, кто на самом деле правит Лондоном – кто вкладывает капиталы в верные дела и заставляет деньги крутиться.
Даниэль, конечно, не мог ожидать никакой приветливости со стороны этих людей. Даже не глава компании, а всего лишь финансист. Пфе.

Конечно, всем ведомо, что компания процветает, снабжая углем едва ли не половину Англии. И конечно, всем ведомо, что Даниэль Сантес чрезвычайно богат. Но это, скорее повод для ненависти, чем для приязни… Не так ли?..

С Даниэлем никто не стремится раскланиваться. На него смотрят косо, а чаще – и вовсе игнорируют. Зависть вкупе с ненавистью и презрением – умопомрачительный коктейль.  Но оно и к лучшему. Поприветствовав хозяина и хозяйку, и чуть помаячив перед гостями, можно удалиться, исчезнуть из общего зала. И этого никто не заметит. Исчез – и отлично.
Именно на это и рассчитывал Сантес. Он надеялся  поговорить с Джорджиной без лишних свидетелей.


ДЖОРДЖИНА МОРТИМЕР

float:leftКонечно, Джорджина приметила среди гостей Даниэля Сантеса. Принц прислал своего представителя не просто так.

Мероприятие планировалось исключительно светское, и почти никто из присутствующих не подозревал о существовании ведьм или вампиров. Но дело, ради которого здесь появился Сантес, было безотлагательным.
Надо переговорить с представителем главы вампиров. С другой стороны, неучтиво оставить вниманием высокородных гостей и сразу же завести беседу с безродным выскочкой, коим Сантес является для всех присутствующих. Этикет такого просто не позволял. Оставалось лишь надеяться, что Даниэль найдет, чем развлечься, до момента, когда гости немного освоятся и перестанут искать хозяев глазами.
Вот уже встречены самые неторопливые из гостей. Общение, после предложенного шампанского, стало чуть более оживленным.

– Дамы и господа, – улыбнулась леди Мортимер, – прошу, наслаждайтесь вечером.

… И она кивнула лакеям, давая понять, что вино и закуски следует подавать незамедлительно.


ДАНИЭЛЬ САНТЕС

float:leftСантес немного погулял по особняку и скрылся в библиотеке. Удобное место, чтобы спрятаться от чужих взглядов. Просто удивительно, до какой степени все эти аристократы терпеть не могут чтение. Библиотека есть в каждом богатом доме. Она ухожена. Книги в ней расставлены самым что ни на есть эстетическим образом. По цветам и размерам. И не вынимаются с полок годами. Зачем бы?..
Библиотека в доме Мортимеров была совсем иного сорта. Оно и понятно… Книги стоят по цветам и размерам, но многие корешки обтрепались. Многие обложки потерты. И пара приставных лесенок, прислоненных к стенам, говорят нам о том, что книги привыкли доставать с верхних полок. Уж наверняка не затем, чтобы полюбоваться золотым тиснением на обложке.

Даниэль взял с полки книгу наугад. Гадать на текстах – глупое занятие, хотя людям оно, кажется, нравится. Но на самом деле – и впрямь глупое. И бессмысленное... Если только ты не в доме ведьмы…

«…Она в венке девическом лежит.
На гроб легли невинные цветы,
И он святой покроется землею
При похоронных звуках меди.»

Легкий шорох со стороны двери заставил Даниэля обернуться. Неизвестно, как верховная ведьма нашла Сантеса в своем большом доме. Использовала способности? Или просто догадывалась, где искать?..
Даниэль захлопнул книгу и вернул ее на полку.

– Джорджина, – сказал он без долгих предисловий, – сожалею, что приходится решать столь печальный вопрос во время веселого приема. Но время не ждет. Где тело девушки?..


ДЖОРДЖИНА МОРТИМЕР

float:left...Когда гости почувствовали себя свободнее, и общение, подогретое прекрасным шампанским, уже не требовало обязательного участия хозяйки, Джорджина выскользнула из зала, под предлогом дачи указаний прислуге.

Конечно, она заметила исчезновение Даниэля и сейчас думала, где искать вампира. Интуиция подсказала ей начать поиски с библиотеки. Если хочешь уединения, а мистер Сантес явно не жаждал общения, библиотека подходит, как нельзя лучше.

– Добрый вечер, Даниэль, сожалею, что заставила ждать, статус хозяйки обязывает. Конечно, ты по поводу Элис? Подожди минутку.
Джорджина запустила свою маленькую белую руку в небольшой карман в складках платья и достала небольшую фарфоровую шкатулочку с синим узором. Подойдя к двери, она приоткрыла ее и сняла крышку со шкатулки, потом с силой подула внутрь нее. Тонкая легкая взвесь, наполнявшая изящную безделушку, поднялась в воздух. Под ее дуновением вокруг отчетливо запахло имбирем и серой. Леди Мортимер же неслышно прошептала что-то и прикрыла дверь.

– Эта маленькая предосторожность позволит мне уделить вам время. Гости примерно полчаса не хватятся меня, будут думать, что я где-то среди них. Теперь вернемся к девушке.
Тон верховной ведьмы из теплого, светского, стал более холодным и официальным.
– Она здесь, в подвале. Ее принесли недавно, я не успела переправить тело в особняк Ковена и была поставлена в неудобное положение.

Негодование в голосе продолжило нарастать.
– Я потеряла ведьму седьмой ступени. И Годвина, который покинул Ковен вследствие утраты пары. А это долгое обучение и много-много работы. И все это – благодаря кому-то из вас.
Было видно, что Джорждина разошлась не на шутку и еле сдерживает ярость.

– На ее шее следы укуса. Надеюсь, Принц прислал вас объяснить мне происходящее, и если объяснение меня не устроит, в городе многое переменится.

Джорджина перешла на «вы», хотя в обычае их с Сантесом было говорить друг другу «ты». Но ни о какой дружбе или хотя бы приязни не могло быть и речи сейчас, пока все не разъяснится. И это подчеркнуто официальное обращение выдавало решительный настрой верховной ведьмы, не хуже чем ее холодный тон.
Джорджина в упор смотрела на Даниеэля в ожидании ответа.


ДАНИЭЛЬ САНТЕС

float:leftОбстоятельства дела Даниэль знал в общих чертах. Элис нашли сегодняшним днем – когда прием в доме Мортимеров был уже назначен, и не представлялось никакой возможности его отменить. Тело обнаружил лодочник: труп прибило к камням набережной; словно в насмешку над Джорджиной – неподалеку от особняка Мортимеров. И лишь благодаря проворству и колдовскому искусству верховной ведьмы, никто не узнал лишнего. А кто узнал – тот благополучно забыл.

И, разумеется, после этого приглашение на прием, отправленное в резиденцию Принца, мгновенно перестало быть данью вежливости и оказалось настоятельной просьбой явиться. Очень настоятельной просьбой.
После всего, Даниэль не мог винить ведьму за ее гнев и ее резкость. Впрочем, оправдываться сейчас он тоже не собирался. Он собирался заняться делом.

– Покажи мне тело, Джорджина.

…Какой идиот мог это сделать? – думал Даниэль, спускаясь вслед за ведьмой по узкой лестнице. – Напасть на ведьму Ковена! Да еще и не спрятать толком тело – утопить так небрежно, что оно всплыло.  Кто-то из молодняка? Но очень сомнительно, чтобы молодой вампир сумел управиться с ведьмой седьмой ступени. А у тех, кто постарше, в голове появляются мозги…

Да нет, это не может быть местный. Лондонские  вампиры отлично осведомлены о приказе Принца – не трогать ведьм Ковена. И о последствиях нарушения приказа... Нет, это кто-то пришлый. Достаточно взрослый, чтобы ведьма оказалась ему по зубам. И достаточно наглый, чтобы обойтись с телом вот так… Либо ему просто было все равно.

Тело лежало на полу в одной из дальних комнат, накрытое отрезом темной ткани. Даниэле присел на корточки и сдвинул ткань с лица.

…Она была красивой, эта Элис. Когда-то. Идеальный овал лица, тонкие правильные черты, длинные волосы цвета платины. Судя по всему, труп пару дней пролежал под водой, так что красота несколько… увяла. И все же Даниэль мог представить, какой эта женщина была при жизни.

На шее слева темнели два небольших круглых отверстия. Сантес взглянул на них – и нахмурился. А потом – резко и решительно сдернул ткань, внимательно оглядывая и изучая каждый сантиметр тела. Перевернул его лицом вниз и осмотрел со спины, чувствуя на себе возмущенный и недоуменный взгляд Дорджины. Но пока что ведьма молчала, не мешая ему.

Ни ран, ни других сколько-нибудь серьезных повреждений. Ничего и нигде – не считая двух маленьких отверстий на шее. Но тело казалось… истощенным. Словно из него высосали не просто кровь, но и саму жизнь. Даниэль наклонился ближе – и от мертвой женщины на него вдруг пахнуло холодом и страхом… Нет, не страхом – паническим ужасом. Таким сильным, что Даниэль невольно отшатнулся.

Он уже видел такое. Один раз. Около ста лет тому назад. И с тех пор надеялся, что больше никогда не увидит снова.

– Джорджина, – сказал Даниэль, поднимая взгляд, – это сделал не вампир.


ДЖОРДЖИНА МОРТИМЕР

float:leftСудя по звукам сверху, прием шел полным ходом. Некоторые гости, особенно молодые и охочие до развлечений, уже  приступили к танцам. Музыканты играли что-то задорное, что совершенно не соответствовало нынешнему настроению хозяйки.

Сообщение Даниэля произвело впечатление на ведьму. С одной стороны, это возможно попытка прикрыть кого-то из своих, с другой, это действительно странно. Отношения с вампирами были ее маленькой гордостью, и вовсе не хотелось думать, что она просчиталась в чем-то, и теперь вновь придется переставлять фигуры на своей игровой доске – если можно так выразиться. Однако кто же это может быть? Да и из чего Даниэль сделал свой вывод, следы на шее вот они, перед ее глазами.

Пока не сбавляя напряженности в голосе, она все же спросила:
– Объясните, что вы имеете в виду? Я вижу лишь обескровленное тело сильной ведьмы, и понимаю, что рядовой вампир с ней бы не справился.


ДАНИЭЛЬ САНТЕС

float:leftДаниэль склонился над телом, провел пальцами по отверстиям на шее.

– Ты можешь мне не верить, но взгляни сама. Отверстия чистые, а обычно в них запекается кровь. Да, аргумент слабоват: кровь могло вымыть водой. Но смотрим дальше. После укуса вокруг отверстий всегда остаются небольшие синяки. Здесь их нет, а это означает, что дырки проделали уже в мертвом теле. Чем и как – я не знаю. Может, и вампирскими клыками. Но если так – тот вампир прокусил шею уже мертвой женщины.
Сантес помолчал.

– Ну, и если поразмыслить о случившемся… Все вампиры Лондона знают, что ведьм Ковена трогать нельзя. Все знают, чем это грозит. И если уж кто-то решил, тем не менее, напасть, он бы приложил все усилия для того, чтобы жертву никогда не нашли. Тем более, взрослый, умный вампир – а другой с ведьмой не справился бы. Между тем, тело всплыло – да еще в таком месте, где его легко обнаружить. Я нахожу это странным.

– Наконец, есть еще кое-что. Однажды, около ста лет назад, я уже видел подобное. И тогда вампиры были ни при чем… – Даниэль снова сделал паузу, собираясь с мыслями. Он вспоминал…

***

…Октябрь 1789 года в Валахии выдался холодным и ненастным.  Через день шли дожди, превращая низины и овраги в настоящие озера, а дороги – и без того разбитые – в сплошное глиняное месиво.  В деревнях полным ходом шла молотьба, над  трубами овинов поднимались дымки – там сушили снопы. Крестьяне сетовали на дождь и сырость, мешающую заготовке дров.

А в замке Луки Богуша царило веселье.  Днями, если не было проливного дождя, выезжали на псовую охоту, которую Богуш обожал страстно. А по вечерам начинались пиры, которые затягивались далеко за полночь. Три исполинских камина грели огромный пиршественный зал – высокий, сводчатый, озаряемый светом гигантских свечных люстр.  Столы ломились от яств и напитков.  Рекой лились вино и пиво.  Гости плясали под звуки чимпоев и цимбал – странная, непривычная для слуха музыка.

В Лондоне в тот год осень выдалась тихой и бедной на события. Оставалось лишь валяться в постели – дремать, читать или развлекаться с очередной красоткой. Хорошо, но однообразие быстро надоедает. Даниэль неимоверно скучал. И, наконец, упросил Принца отпустить ненадолго из Лондона – навестить старого приятеля.
Богуша он знал еще по временам гуситов. С тех пор Лука перебрался из Чехии в Валахию, где недурно устроился. Они не виделись пару столетий, но Богуш принял Даниэля с распростертыми объятиями – и немедленно закатил грандиозный праздник.

Буйные пирушки нравились Даниэлю. Охота – тоже. Они носились галопом по лугам и дубравам, стараясь, однако, не портить крестьянских полей и не топтать лошадьми озимые всходы. Крестьян своих Богуш не обижал – и другим не давал в обиду. Именно после того, как он «воцарился» в замке, куда-то пропали все вампиры, бывшие до того настоящей напастью и, порой, вырезавшие целые деревни.  Сам Лука и его приближенные  деревенских тоже, разумеется, не трогали. Напиться крови ездили в недалекий Тырговиште – большой и густонаселенный город.

Крестьяне на господина своего чуть ли не молились, и если что случалось – бежали в замок, зная, что Богуш не останется равнодушным к их бедам.
Так вышло и в этот раз… На следующий день после Самайна, который местные называли Ночью Духов, Даниэль услышал, что в замковом дворе происходит какая-то возня, и раздаются взволнованные крики. Среди которых явственно различил слово «вампир». Даниэль выглянул в окно. Лука Богуш стоял посреди двора, в окружении толпы деревенских – обеспокоенных и перепуганных. Лицо его было хмурым. Тут же стояла телега с впряженной в нее лохматой крестьянской лошаденкой. А на телеге лежало что-то, накрытое дерюгой, и напоминающее очертаниями человеческое тело.
Богуш, переговорив с крестьянами, позвал слуг и, махнув рукой в сторону телеги, произнес:
– Несите в дом.

Даниэль спустился в нижний зал и здесь дождался, когда Богуш, отправив крестьян с их телегой и лошадью восвояси, вернется в замок.
– Что случилось?
Лука все еще выглядел хмурым.
– Упырь пришлый объявился. Зажрал девчонку. Деревенские сегодня в лесу ее нашли. Да и девчонка-то, деревенские говорят, не местная сама, чужая  – откуда только взялась? А все одно: не дело это. Разыскать надо поганца и отвернуть башку. Вот и весь сказ.
Зная стремление Богуша защищать свою территорию от конкурентов, Даниэль не удивился. К тому же охота на пришлого вампира обещала быть интересной. Он тут же вызвался помочь.
– Ладно, – сказал Лука. – Глянем на девку.
Даниэль понимал, что означает это «глянем». Богуш обладал особым даром – коснувшись мертвого тела, увидеть, как жертва умерла. И показать эту картину другому вампиру...

Лука откинул дерюгу. Совсем юная девушка, явно не крестьянка. Полностью обнаженная. Ее тело было… белым. Нет, не просто бледная кожа. Тело было белым, как снег или фарфор. Словно перед ними лежала статуя. Никаких ран. Ни одной царапины. Лишь два маленьких темных углубления на шее… А Лука Богуш нахмурился еще сильнее. Нет, не просто нахмурился – помрачнел как туча. Резко схватив Даниэля за запястье, другую руку он положил девушке на грудь – и Даниэль провалился в темноту.

Темнота, однако, длилась недолго. Перед глазами прояснилось, и он увидел – как наяву. Ночной лес. Поляна, озаренная светом круга костров. И женщина – та самая. Только пока жива и не такая бледная. Девушку удерживали двое людей в темных плащах и капюшонах, надвинутых на глаза – так, что видны были только нижние части лиц. Еще двое сдирали с девушки одежду – добротную и довольно богатую. Одежда зажиточной горожанки, никак не менее. Еще один человек стоял поодаль, ожидая. Он зашевелился лишь когда его товарищи, раздев жертву догола, швырнули ее на землю.  Было в нем что-то… отличающее от прочих, но Даниэль не мог понять, что именно… Человек подошел. Постоял над женщиной, скорчившейся на земле. А потом, взяв за волосы, поднял – с небрежной легкостью, словно девушка вообще ничего не весила. Развернул лицом к себе и что-то проговорил. Даниэль видел, как шевелятся губы, но слов не было слышно – дар Богуша позволял только видеть…
Человек замолчал – и впился в губы женщины долгим поцелуем. И Даниэль вдруг ощутил нестерпимый леденящий холод и запах могильного тлена. И страх. А человек отпустил жертву  – оттолкнул он себя, снова швырнув на землю.  Побелевшее тело изогнулось. Женщина забилась в судорогах, кровь фонтаном хлынула у нее из горла. Лилась и лилась бесконечным потоком. А человек отошел, словно боясь запачкаться. Сделал шаг назад, оказавшись напротив одного из костров. И Даниэль внезапно понял, что с ним не так. Фигура была… отчасти прозрачной. Едва заметно, но все же… Огонь костра скупо и тускло просвечивал сквозь нее. 

– Что это?! – выдохнул Даниэль.
А в следующий миг женщина, бившаяся на земле, затихла. Мертва. И картинка пропала. Даниэле снова увидел стены комнаты замка, смятую дерюгу, труп на полу… Богуш выпустил его запястье.
– Что это было? – прошептал Даниэль.
Лука покачал головой.
– Я слыхал, – проговорил он, – в Тырговиште есть люди, которые поклоняются дьяволу. Называют себя Детьми Баала. Я думал – ерунда, безобидные забавы.  Смертные любят такие игрища. Но это…
– Так это они? – спросил Даниэль. – Или нет? Или что?..
Лука Богуш мрачно посмотрел на него.
– Кабы знать


***

…Эту историю, опустив излишние подробности, Сантес пересказал Джорджине. Он понимал, что всего сказанного может оказаться мало, чтобы убедить верховную ведьму. Но Джорджина мудра. И Даниэлю хотелось верить, что она примет его аргументы.


ДЖОРДЖИНА МОРТИМЕР

float:leftДжорджина выслушала вампира, не перебивая. Сейчас она и сама обратила внимание, что ранки от укуса не такие, как должны бы быть. Но то, что рассказывал Даниэль... Это же новая сила. Еще одна фигура на игровой доске, под названием Лондон.

Как наяву ей представилась картина нарисованная советником Принца. Ночной лес, испуганная обнаженная девушка, воображение придало ей сходство с погибшей Элис, ее испуг и смерть.
Ни с чем таким она прежде не сталкивалась. Возможно, есть какие-то упоминания в ведьмовских архивах. Правда, трудно на них рассчитывать. Не любят ведьмы писать. Все больше из уст в уста передают.
– Я склонна верить... тебе. – Джорджина сменила тон, и дала понять, что хоть ярость ее не прошла, направлена она уже не на сородичей Даниэля. – Но что же было дальше? Удалось ли вам найти убийцу или хотя бы выяснить, что это такое?


ДАНИЭЛЬ САНТЕС

float:left– К сожалению, узнать удалось немного. Мы пытались разыскать в Тырговиште этих Детей Баала, но тщетно. А мне вскорости надо было уезжать: Принц отпустил меня из Лондона лишь ненадолго. Но Богуш сказал, что это так не оставит, и обещал написать, если что-нибудь выяснит.

– Через некоторое время, – продолжал Сантес, – Лука действительно прислал письмо. Он писал, что пока не нашел убийц, зато выяснил кое-что о женщине, погибшей в лесу. Она была горожанкой из Тырговиште… и ведьмой. После того, как Богуш начал копаться в этом деле, выяснилось, что в окрестностях Тырговиште находили и другие похожие тела. Женщин и мужчин. Та же белая кожа, так же обескровлены, тот же след от укуса… Якобы укуса.

Даниэль снова взглянул на Элис. На маленькие отверстия, темнеющие на ее шее. Так похожие на след от вампирских клыков. Если не вглядываться – не отличишь…

– Не знаю, как они это делали, но понимаю, зачем. Чтобы свалить все на вампиров. Их в Валахии жило больше, чем где бы то ни было – еще со времен знаменитого Цепеша. Представить убитого как жертву вампира было легко. Только вот когда Богуш начал копать, оказалось: все погибшие были не просто людьми. Все обладали теми или иными магическими способностями…

Сантес снова склонился над Элис. Лицо к лицу – так близко, словно намеревался ее поцеловать. И снова то же ощущение: леденящий холод и дикий иррациональный страх… Даниэль стиснул зубы, пытаясь совладать с ним, но не сумел. Панический ужас накрывал с головой, туманя рассудок и не позволяя поверить, что бояться здесь нечего. Все его существо словно кричало: «Опасность! Смерть! Прячься! Беги!»… Сантес поспешно отодвинулся. Отпустило. Он поймал вопросительный взгляд Джорджины и сказал:

– От нее веет страхом. Не знаю, почувствуешь ли ты это, если наклонишься ближе. Но я чувствую. Может, здесь какой-то магический след, который даст нам ключ к разгадке? Богуш писал о том же, но он не умел колдовать. И у него не было достаточно могущественного мага, которого он мог бы попросить о содействии.

– И еще, – продолжал Даниэль. – Богуш писал, что с тех пор, как он занялся тем делом, странные убийства прекратились. Похоже, Дети Баала сбежали из Тырговиште, узнав, что их разыскивают вампиры. Куда они делись – так и не удалось узнать. Но, Джорджина, если теперь они здесь, то вы все в опасности…


ДЖОРДЖИНА МОРТИМЕР

float:leftДжорджина внимательно слушала Даниэля, и ей очень не нравилось услышанное.

Получается, это первая жертва, и теперь, в опасности все ведьмы. Скверно, очень скверно. Что ж, попробуем почувствовать что-нибудь. Ведьма наклонилась над бывшей товаркой, словно прислушиваясь. На самом деле, она пыталась прощупать Даром мертвое уже тело. Не всегда, но изредка, можно было почувствовать отголосок эмоций испытанных покойником перед смертью, если они были особенно сильны, или уловить след магии.
Джорджина протянула руку к лицу той, что при жизни звалась Элис и, не касаясь его, попыталась уловить нечто незримое, но такое же материальное, для нее, как и любой предмет или существо в этой комнате.

Сперва она ощутила пронизывающий холод, а затем что-то словно ударило ее наотмашь. Боль пронзила на мгновение все существо ведьмы, и она резко отпрянула от безжизненной женщины. На миг в глазах потемнело, но стоило отступить назад, отозвать свой Дар, как все прошло.
– Это... – начала она и голос ее сорвался. – Я не сталкивалась раньше не с чем подобным!
Джорджине удалось совладать с собой.
– Что бы это ни было, оно настроено так агрессивно, что даже след пребывания этого существа несет с собой опасность.


ДАНИЭЛЬ САНТЕС

float:leftДаниэль кивнул.
Слава всем богам, сколько бы их ни было, ведьма поверила ему. 

– Мы должны найти их, Джорджина, – сказал он. – Мы должны понять, что они такое…  Но нужно быть острожными – мы не знаем их силу.
Даниэль снова посмотрел на тело мертвой женщины. Страх уже прошел, но он понимал, что магия, вызывающая его, по-прежнему здесь…
– Нужно с чего-то начать, – продолжал Даниэль. – Твоя магия позволяет что-нибудь разузнать? Как она умерла? Или, хотя бы, где она умерла?  Ты можешь провести ритуал или что-то подобное? Раньше, чем след остынет?..
Даниэле не знал – и не мог знать – всех возможностей, подвластных ведьмам. Но теперь, когда это случилось вновь, оставалось надеяться только на чародейство.
– Ты можешь что-нибудь сделать, Джорджина? – спросил он. – Хоть что-нибудь?..


ДЖОДЖИНА МОРТИМЕР

float:leftДжорджина уже совсем пришла в себя и перебирала в голове подвластные ей возможности. Глава Ковена может многое, но она не всемогуща.

Что там говорит Даниэль? Узнать, где умерла Элис? Конечно, тело в реку, скорее всего, сбросили. Но время дорого, надо действовать сейчас же! Однако, наверху прием, гости…

– Да, я могу узнать, где умерла Элис, однако, здесь нет всех ингредиентов. Нужно перебираться в резиденцию Ковена. И не стоит забывать о людях наверху, они уже пару минут с недоумением осматриваются в поисках хозяйки.

Джорджина на секунду задумалась и приняла решение.
– Сделаем так: позади особняка есть выход для прислуги. Тебе придется взять тело, – леди Мортимер решительно накрыла Элис пледом с кушетки, – и вынести его. Там, в боковой улочке стоит карета, жди меня в ней. Я поднимусь наверх и сообщу мужу о плохом самочувствии, после чего накину что-то более подходящее, чем бальное платье, и присоединюсь к тебе. Вот возьми.

Она сунула руку в кошель и вытащила что-то, напоминающее цукат из апельсина.
– Съешь, и три минуты никому не будет интересно, кто ты, и почему у тебя в руках тело, замотанное в плед.
Она протянула желтый кусочек вампиру.


ДАНИЭЛЬ САНТЕС

float:left…Даниэль положил обернутое пледом тело на пол кареты и опустился на сидение.

Ему не нравилось  то, что происходит. Совсем не нравилось.

Узнать, где умерла женщина – это не так уж много. Но и не так мало. Возможно, в месте, впитавшем в себя следы ритуальной магии, ведьмы смогут понять больше. Беспокоило другое: если дьяволопоклонники теперь обосновались тут, в Лондоне, поиски нужного места могут привести прямо к их логову. И что тогда делать, позвольте спросить?

Даниэль представления не имел об их умениях и возможностях, в том числе и магических. В первую очередь магических. Нетрудно справиться с простым человеком, но если он колдун, дело может принять совсем другой оборот. А более всего Даниэля беспокоил призрак. Ну, или та полупрозрачная сущность, кем или чем бы она ни была. Как драться с тем, кто не материален?..

И еще: Даниэля не покидала мысль, что тело утопили столь небрежно отнюдь не случайно. Кто-то хотел, чтобы оно всплыло. В центре города, посреди Темзы, со следами от «укуса вампира» на шее. Если в Валахии сотню лет назад вампиры были обычным явлением, то сейчас, в Лондоне, они отнюдь не афишировали себя. Но, кажется, кому-то, – упорно думал Даниэль, – очень хочется изменить ситуацию. Разгласить существование вампиров, создать иллюзию, что упыри творят беспредел.

Возможно, он слишком торопится с выводами. Одно-единственное тело, всплывшее, возможно, и правда случайно, – еще не показатель. Но интуиция твердила иное. Если я прав, – подумал Даниэль, – в скором времени на улицах появятся новые трупы со следами клыков.

Надо будет написать Богушу. Узнать, как там у него дела. Может, за прошедшие годы ему удалось узнать больше о тех странных людях?..

…А сейчас – предупредить Джорджину, когда она наконец-то появится, что, возможно, им предстоит путешествие в опасное место.


ДЖОРДЖИНА МОРТИМЕР

float:leftСпустя двадцать пять минут (Джорджина очень торопилась, но сперва пришлось успокаивать супруга, что с ней все будет в порядке, нужны лишь тишина и покой, а потом разоблачаться из бального платья, что даже с помощью прислуги, не самая простая задача, а одеваться в неброское, темно-синее платье пришлось и вовсе, самостоятельно), ведьма вышла к карете.

Как и ожидала Джоджина, в особняке Ковена был лишь Александр, ведьмак четвертой ступени, хотя... – взгляд упал на тело Элис – скоро будет пятой. Он впустил Главу Ковена и ее спутника, и даже бровью не повел, хотя на руках у вампира явно было бездыханное тело. И не такое здесь видели.
Джорджина решительно направилась в свой кабинет, где было все необходимое для ритуала. Александру она велела не беспокоить их и никого не принимать, даже по самым срочным вопросам.

– Вот, Даниэль, клади ее сюда, – велела она, решительно сдернув ковер, устилавший пол в кабинете. Под ковром обнаружилась начерченная чем-то неразборчиво бурым магическая фигура. Ведьма ни на минуту не сомневалась, что вампир распознает в бурой субстанции кровь. Человеческую.


ДАНИЭЛЬ САНТЕС

float:leftСантес положил тело женщины на пол, поверх начерченной кровью фигуры, и убрал плед.
Теперь дело было за Джорджиной. Но сперва стоило, все же, сказать ведьме то, что казалось ему важным.
– Джорджина, скажу пару слов, прежде чем ты начнешь. Те люди в лесу, о которых я тебе рассказывал… их магия совсем не похожа на вашу. Она и на магию-то не похожа, если уж честно. Я знаю о чернокнижниках – и даже был знаком с одним. В Праге. Очень давно. Так вот: то, что делали эти люди не похоже и на чернокнижие.  Оно не похоже на ритуал… Оно вообще не похоже ни на что, о чем я знаю. А знаю я довольно много – интересовался чародейскими учениями…

Даниэль понимал, что верховная ведьма сведуща в магии гораздо лучше, чем он. И, наверняка, всё, что он скажет, и так ей известно. Но перестраховаться никогда не вредно.
– И я видел призраков, – продолжал он. Трудно, прожив в Англии четыре сотни лет, не увидеть ни одного. – Но то существо не походило на призрак, хотя и было… не вполне материальным. Я не знаю, что это было, Джорджина… Но вот что я думаю…

Даниэль сделал паузу. Он понимал, что не стоит указывать верховной ведьме, как вести дела. И, возможно, сказанное ее оскорбит. Но Даниэль Сантес не был бы Даниэлем Сантесом, если бы не сказал то, что думает.

– Возможно, эта магия сильнее твоей. Возможно, они почуют ее и сумеют понять, что их ищут… И успеют сбежать или подготовиться к отпору. Они… очень странные. Это стоит учесть.


ДЖОРДЖИНА МОРТИМЕР

float:leftДаниэль не сказал ничего нового; ведьма и сама почувствовала, что не сталкивалась ни с чем подобным, когда пыталась с помощью магии прощупать обстоятельства смерти Элис. Она знала и о чернокнижниках и о призраках, но то, что ударило по ней самой, при попытке исследовать эту чужеродную силу, определенно дало понять: с подобным она прежде не сталкивалась за свою долгую, богатую на приключения жизнь. Однако ведьма была благодарна вампиру, за попытку предостеречь.

– Благодарю, Даниэль, но придется рискнуть. Ритуал, который я планирую провести сейчас, касается не тех, кто отнял жизнь, а места, где душа рассталась с телом. Такое обстоятельство всколыхнуло энергии, нарушило связи в тонком мире. Отследить мою теперешнюю волшбу можно лишь, если убийца специально оставил следящее заклятие, в расчете на то, что кто-то будет выяснять именно место убийства.

Джорджина предложила Сантесу занять кресло, а сама занялась приготовлениями.

Из шкафа она достала карту Лондона и разместила ее в фокусной точке фигуры, начерченной на полу. В строго определенных местах она расставила глиняные чаши с сухими ингредиентами и медные чаши с водой.
Когда приготовления были закончены, ведьма встала в вершине фигуры, как раз в головах у лежащего неподвижно тела, закрыла глаза и сосредоточилась, отключившись от этого мира и направляя свое сознание в тонкий мир.

Почувствовав, что все на своих местах, Джорджина начала.
Неуловимым движением она извлекла откуда-то маленький обсидиановый нож и быстрым движением полоснула себя по тыльной стороне ладони. Алая кровь тонкой струйкой побежала меж пальцев и прежде чем рана закрылась, несколько капель упали на фигуру, начерченную на полу.
Узор засветился. От точки, куда попала кровь ведьмы, свет стал расходиться по линиям, когда он достигал глиняных чаш,  содержимое вспыхивало и горело странноватым, зеленым огнем, когда свет касался медных сосудов, вода в них вскипала. Тело Элис словно бы вздрогнуло – или это был обман зрения, из-за дыма, наполнившего комнату?.. Наконец Сила добралась до противоположного края фигуры, точки, где лежала карта. Та начала тлеть по краям, с какой-то стороны сильнее, где-то совсем слабо. Это продолжалось до тех пор, пока от карты не остался маленький клочок, нетронутый огнем.

Джорджина выдохнула и опустила руки. Она чувствовала знакомое опустошение, как всегда, после заклятия, а так же удовлетворение, что все получилось, как надо, и еще тоску, что сейчас не чувствует восхитительного наполнения Силой.
Ведьма покинула свое место, подошла к тому, что осталось от карты, и подняла обгоревший клочок, протягивая его Даниэлю.
– Сохо, улочка близ рынка на Бервик-стрит.


ДАНИЭЛЬ САНТЕС

float:left…Сохо. Оживленный квартал, где жизнь не утихает ни днем, ни ночью. А это значит, что едва ли те люди провели ритуал и прикончили женщину прямо посреди улицы. Стало быть, какое-то помещение, дом… Это скверно, – подумал Даниэль. Возможно, они с Джорджиной действительно лезут в пасть ко льву.
Оставалось надеяться, что Дети Баала – или кто они? – все же не гадят там, где спят, и выбрали заброшенный дом. Таковые в Сохо, разумеется, имелись.

В прошлый раз людей было пятеро. Вернее, четверо и… существо. Четверых Даниэль уделал бы… если их снова четверо. И если это простые люди, не защищенные магией и не колдуны сами по себе. Да еще призрак… Впрочем, на сей раз рядом будет Джорджина, а с рассерженной верховной ведьмой шутки плохи.
И все же…

– Мы только глянем, – сказал Даниэль. – Осторожно и тихо. На рожон не полезем. И при первых же признаках опасности – сразу уходим… И мне надо, – прибавил он, подумав, – на всякий случай написать записку Принцу. Кто-нибудь из твоих людей сможет отнести ее, если мы не вернемся к утру?..


ДЖОРДЖИНА МОРТИМЕР

float:left– Да, конечно, пиши записку, я оставлю Александру инструкции, он все сделает. Но мне нужно немного времени, восстановиться после ритуала. Как раз успею приготовить кое-что, прихватить с собой.

Джорджина предоставила Сантесу бумагу и письменный прибор, а сама удалилась на верхний этаж, нужно было прихватить кое-какие ингредиенты и несколько амулетов, которые могли поберечь Силу для заклинаний. Ведь даже возможности Верховной Ведьмы не позволяют долго колдовать без отдыха. Заклятье, для выяснения места, потребовало некоторых сил, оно не было энергоемким, но относилось к нестандартным. А вот атакующая магия, которая может потребоваться сейчас, всегда была довольно энергоемкой, а это значит, что подряд Джолэнда могла применить примерно шесть сильных боевых заклятий, после чего была бы вынуждена восстанавливаться двенадцать часов. Это если использовать чистую Силу, но есть еще амулеты и некоторые составы. Однако, ведьма третьей ступени, на чистой Силе, смогла бы, провести лишь одну атаку и выпала бы из строя не меньше чем на двое суток.

Закончив экипировку, маркиза вернулась в кабинет.

– Я готова, Даниэль, давай твое письмо.


ДАНИЭЛЬ САНТЕС

float:leftПока ведьма отсутствовала, Даниэль написал Винсенту небольшое послание, где вкратце объяснил ситуацию и указал, куда именно они с Джорджиной отправляются. Если уж лезешь в опасное место, всегда лучше, чтобы кто-нибудь знал, где тебя искать. И вдвойне хорошо, если это друг.
Закончив писать, он сложил записку «конвертиком» и, капнув воском со свечи, запечатал своим перстнем. Не то, чтобы Сантес не доверял подчиненным Джорджины, просто… Мало кто откажется сунуть нос в незапечатанное письмо. Не по злому умыслу, а исключительно любопытства ради. А, между тем, плодить панику в Ковене пока не следовало.

Даниэль протянул записку ведьме.
- Спасибо, Джорджина. Пусть Александр отнесет ее и передаст лично Принцу. Но только утром. Только если  мы не вернемся до рассвета. Иначе, – прибавил Даниэль, – я бы хотел получить записку назад. Нераспечатанной.

…В скором времени карета отъехала от особняка Ковена, направляясь в сторону Сохо. Сверившись с обгоревшим обрывком карты, Даниэле прикинул маршрут. Нужная улочка располагалась в паре кварталов от рынка. Кем бы ни были люди, убившие Элис, они явно отличались немалым нахальством. Провести ритуал не где-нибудь на окраине, в трущобах, или за городом – а, считай, в одном из самых оживленных районов. Слишком самонадеянны, чтобы не понимать опасности? Или достаточно сильны, чтобы чувствовать свою безнаказанность?..

Они оставили карету на Бервик-стрит. Оставшийся путь предстояло проделать пешком. Впрочем, идти было недалеко. Вскоре Джорджина и Даниэль вступили на узкую, скудно освещенную улочку. Здесь, как ни странно, было тихо и пусто. Из окон лился свет, но – ни одного прохожего. Случайность?..

– Чувствуешь что-нибудь?.. – начал Даниэле, и тут увидел темные окна одного из домов. Ничего не значит само по себе: возможно, хозяева уже легли спать. Но и сам дом выглядел каким-то обшарпанным, неухоженным. Нежилым. Одно из окон на втором этаже было разбито и зияло черным провалом.

Даниэль замедлил шаг.
– Похоже, это то, что мы ищем. – Он кивнул в сторону дома. – А что говорит твоя магия?


ДЖОРДЖИНА МОРТИМЕР

float:leftДжорджина прислушалась и напрягла все свои чувства. Нет, очень далеко.
Осмотрев неприветливую улочку, она сделала несколько шагов, и приблизилась к неосвещенному дому. Вздохнув, она сняла перчатки и прижалась ладонями к каменной кладке, чуть влажной, в этот вечерний час, замерла, потом прикрыла глаза и прижалась к стене щекой.
Даниэль не отставал и стоял теперь неслышной тенью, за ее спиной.

Сознание ведьмы тянулось внутрь дома, туда, к жилым комнатам. Она, конечно, не могла ничего увидеть, но надеялась почувствовать нечто... И не обманулась. Удар. Такой же сильный и сродственный тому, что Джорджина получила, когда пыталась почувствовать покойную Элис.

Ведьма пошатнулась, но Даниэль успел подхватить ее и удержать от падения.
Понадобилась долгая минута, чтоб избавиться от шума в голове.

– Там... они там были, не знаю кто, но след Силы здесь тот же, что и на теле бедной Элис.
Глава Ковена почувствовала, что уже может стоять самостоятельно и, благодарно улыбнувшись Сантесу, отстранилась от вампира.


ДАНИЭЛЬ САНТЕС

float:left«Они там были». Надо ли так понимать, что теперь их там нет? Похоже на то. Сколько Даниэль ни прислушивался – тщетно. Из дома не донеслось ни шороха. Видимо, он и вправду был пуст. Его использовали только для ритуала.
Даниэль ощутил легкое разочарование. Да, он опасался встречи с этими странными людьми, и все же в глубине души надеялся, что им с Джорджиной удастся отыскать их логово. Это сулило большие перспективы… Впрочем, Сантес понимал, что дело не будет простым. И потом: не все потеряно. Возможно, на месте ритуала ведьма сможет узнать больше.

– Внутри никого, – резюмировал Даниэль. – Идем. Посмотрим, что там.

…Входная дверь была закрыта, но не заперта: Даниэль потянул за ручку, и дверь поддалась.  Его глазам открылся холл – огромный, темный и пустой. Немного света давали лишь скудные уличные огни, пробивающиеся в окна.
Сантес огляделся. Особняк, как видно, покинули давно. В холле пахло сыростью и плесенью.  Даниэле увидел несколько дверей, ведущих вглубь дома, и лестницу на второй этаж… И пятна крови на ступеньках. Кровь уже засохла, но было ясно, что она появилась тут недавно. Не более, чем пару дней назад…

– Наверх, – сказал Даниэль.

Он подал ведьме руку, помогая подняться по лестнице. На втором этаже широкий коридор уходил в обе стороны от лестницы. Но цепочка бурых пятнышек на полу явно давала понять, куда идти – к высоким двустворчатым дверям, ведущим в большой зал. Когда-то, вероятно, хозяева использовали его для балов и приемов. Теперь же… 

Даниэлю уже не нужен был кровавый след, чтобы понять, что они нашли нужное место: из зала пахнуло холодом.
…Не просто холод заброшенного сырого дома – холод склепа.
И кровь. Повсюду. Огромные ржаво-красные пятна на полу. Потеки на стенах.  Словно истекающая кровью жертва билась в судорогах, катаясь по залу и забрызгивая все вокруг себя.
Вкруг всего зала на полу, вдоль стен, стояли огарки оплывших свечей… Так же по кругу, там, в Валахии, были зажжены костры на поляне.
Даниэле оглянулся на Джорджину.
– Пришли, – сказал он.
Здесь, как и внизу, в окна пробивался слабый уличный свет, и, очевидно, ведьма видела всю картину – пусть и не в деталях. Но надо было сказать хоть что-то, чтобы разбить эту вязкую могильную тишину.
– Ты сможешь тут что-нибудь узнать?..


ДЖОРДЖИНА МОРТИМЕР

float:leftСудя по запаху плесени и сырости, которой тянуло от стен, дом был давно необитаем. Было очень темно, и Джорджина позавидовала вампиру, с его ночным зрением, сома она смогла рассмотреть хоть что-то, лишь когда зажгла свечу, извлеченную из кошеля на поясе.

– Здесь был ритуал, и я могу попробовать нащупать что-то, хотя подозреваю, легко мне это не дастся. – Ведьма поморщилась, вспомнив недавний болезненный удар. – Нужны некоторые приготовления.

Она передала свечу Даниэлю и внимательно осмотрела место ритуала. Потом достала мел и принялась обводить свечи и пятна крови в какой-то, ей одной понятной последовательности. После чего, принялась строить фигуру, причудливо вплетая в нее получившийся узор. В итоге получилась композиция, охватившая почти всю комнату, Сантесу пришлось сместиться в самый угол, к обломку какой-то мебели, чудом уцелевшему в этом необитаемом жилище.

– Так, а теперь, приготовься, не знаю, какая может быть реакция. Я не чувствую оставленной ловушки, но, возможно, это слишком чужеродная магия.
Джорджина ощутила сомнение.
– Возможно, не стоит рисковать, но я не знаю другого пути, встать на след. Что скажешь, попробуем? – обратилась она к Даниэлю. И дождавшись его кивка, приступила к волшбе.

Из того же кошеля, откуда ранее была извлечена свеча, появилась скляница с резко пахнущим отваром. Ведьма начала двигаться по фигуре, против часовой стрелки, капая из пузырька на мел в ведомых только ей местах. Когда фигура и содержимое скляницы закончились, Джорджина встала в том месте, откуда начала, и стала произносить заклинание, тихо и неразборчиво. Руки ее плясали в воздухе, составляя сложные фигуры. Когда заклинание окончилось, она замерла, словно прислушиваясь.
Несколько минут ничего не происходило. Ведьма стояла с отсутствующим видом и смотрела куда-то вглубь себя. Потом побледнела, глаза ее расширились, а тело свело судорогой.
– Держись! – успела прошептать она спутнику.
После чего на них обоих обрушился сокрушительный удар.


ДАНИЭЛЬ САНТЕС

float:leftПо залу внезапно пронесся порыв холодного ветра. Свеча в руках Даниэля замерцала и погасла. И его окутал непроглядный мрак. Вампир, способный видеть даже в полной темноте, вдруг понял, что ослеп: кругом была лишь чернота – и ничего более.
Тьма казалась почти материальной. Клейкой и вязкой, словно Даниэля затягивало в болото. В уши ударила какофония звуков: нечленораздельные крики, плач, стоны. Запах могилы и трупного разложения стал острым и резким. Внизу, вместо твердого пола, оказалось что-то скользкое и липкое, как дорожная грязь. Чьи-то твердые ледяные пальцы впились в Даниэля; казалось: десятки рук одновременно хватают его и тянут вниз, вынуждая упасть, силясь уволочь его в топкую жижу под ногами…

Даниэль дернулся, пытаясь высвободиться из хватки цепких пальцев – но не тут-то было. Он едва не упал, поскользнувшись на липкой жиже, когда невидимые руки дернули его вниз особенно сильно. Только необычайная ловкость, присущая вампирам, позволила устоять на ногах.
Откуда-то Даниэль знал, что если упадет, то уже не поднимется: руки утянут его в трясину и похоронят там на веки вечные. Мысль была столь же неприятной, сколь и неотвязной…

Это всё магия, - подумал он. – Предупредила же ведьма. И не зря. Возможно, она знает, как с этим справиться

– Джорджина! – окликнул он. Но крик увяз в сгустившемся воздухе и прозвучал как едва слышный шепот.
Даниэль отшвырнул бесполезный огарок свечи и сделал несколько шагов в том направлении, где последний раз видел ведьму. Пошарил в воздухе – но нашел лишь пустоту.

– Джорджина! – повторил он.
Нет ответа.

А невидимые руки по-прежнему дергали и тянули вниз. Казалось: их становится все больше и больше. И устоять было все труднее…

Надо выбраться отсюда, – подумал он. – Из этой чертовой комнаты, заполненной этой чертовой магией. Снова обрести твердый пол под ногами и способность видеть. А там разберемся.

Даниэль повернулся и ринулся к двери. Вернее сказать, туда, где, как ему казалось, находится дверь… И вновь – ничего. Лишь пустота. Хотя, по его расчетам, он давно уже должен был добраться до выхода.

Проклятье!

Даниэль сделал еще несколько шагов вперед, пытаясь наощупь найти хоть что-нибудь – хотя бы стену комнаты. Тщетно. А упрямые ледяные руки все сильнее и все настойчивее тянули вниз…


ДЖОРДЖИНА МОРТИМЕР

float:leftДжорджина чувствовала себя так, словно в нее ударила огромная морская волна. В голове шумело, дышать было нечем, ее  тащило куда-то, крутя и бросая, не давая сосредоточиться, понять, где верх, а где низ. В какой-то момент, она услышала, а может ей показалось, что Даниэль зовет ее по имени. Ведьма посочувствовала  бедняге, если уж ей так тяжко, то каково же приходится ему, не обладающему магией?

Глава Ковена попыталась взять себя в руки, отключиться от инстинкта самосохранения, который призывал усиленно барахтаться, чтобы выплыть, и сосредоточилась на маленькой красной точке внутри себя. Она там, она должна быть, надо лишь нащупать ее и ухватиться за нее мысленно. Это конец спасательной нити, которая выведет на твердую почву. Вот только где она? Это заклятье – Якорь – было малоизвестным, но пару раз здорово выручало, в тяжелые моменты вроде этого. Наконец, она увидела ее, робко мерцающую во тьме, и уже не выпускала этот спасительный маяк из поля зрения. Опираясь на точку, Джорджина обрела равновесие и медленно, но верно начала выплывать из хаоса окружавшего ее.

Очнувшись в реальности, она увидела, что находившееся в зале, сдвинулось к стенам, словно какая-то мощная сила смела все из центра комнаты.

Ведьма огляделась в поисках спутника, и обнаружила Даниэля у одной из стен, без сознания, но живого, если этот термин, в принципе, применим к вампирам.
Джорджина облегченно вздохнула и полезла в свой объемный кошель. Хорошо, что она вспомнила об особенностях физиологии своего спутника при сборах. Ведьма извлекла небольшую бутылочку, наполненную чем-то темным, и склонилась над Сантесом, вливая содержимое в рот вампиру. Основой этого целительного состава являлась кровь.


ДАНИЭЛЬ САНТЕС

float:left...Помещение, каково бы ни было оно велико, должно иметь стены. Но Даниэль не мог их найти. И сколь бы долго он ни шел, выставив руки перед собой, впереди оказывалась лишь пустота. А под ногами хлюпала и вздыхала вязкая жижа. И чем дальше он шел – тем глубже увязал в ней. Теперь уже по щиколотку. И дальше – понимал Даниэль – будет только хуже. Оставалось предположить, что либо он – каким-то неведомым образом – перенесся из бального зала в болото, либо все это иллюзия. Он искренне надеялся на второе. Но даже если и так: иллюзия была слишком реальной…

Он сделал еще один шаг – и увяз еще глубже. Остановился, боясь двинуться дальше. Даниэль вглядывался во тьму, пытаясь рассмотреть хоть что-нибудь – но тщетно. Он напрягал слух – но в ушах по-прежнему звучали только далекие крики и стоны.  А в ноздри бил запах тления. И не было ничего, что помогло бы ему вновь обрести связь с реальным миром. Ни зрение, ни слух, ни осязание, ни обоняние – ничто не могло помочь ему теперь. Он был один в темноте и пустоте. И лишь назойливые, упрямые, незримые руки вцеплялись в него, пытаясь утянуть  вниз. Словно говоря: не сопротивляйся. Поддайся, наконец, и уйди вместе с нами в вечную тьму…

Смрад болотной гнили стал почти невыносимым. Руки снова дернули вниз, и Даниэль, не способный более сопротивляться их напору, повалился на колени.
Но что с того? Вампир не дышит, и, стало быть, не утонет. У любой, даже самой глубокой пучины, есть дно. А всякая – даже самая большая – трясина, где-нибудь да заканчивается. И тот, кто опустился до самого низа, имеет важное преимущество: у него есть только один путь. Наверх.

Даниэль не сопротивлялся. Пусть так, – подумал он. – Если я не могу ничего сделать сейчас, это значит, что надо просто дождаться подходящего момента. И я дождусь…

Невидимые руки снова дернули вниз, и он упал набок, в болотную жижу. Но это было уже неважно: страх ушел. И руки, как будто поняв это, вдруг исчезли, оставив его в покое…

…Что-то твердое прикоснулось к губам, и в рот хлынула живительная влага. Даниэль глотнул, ощутив вкус крови, и открыл глаза.


ДЖОРДЖИНА МОРТИМЕР

float:leftДжорджина облегченно вздохнула:

– Вы меня здорово перепугали, друг мой, боялась уже, что эликсир не поможет и придется возвращаться в Ковен, пробовать вернуть вас там.
Тон ведьмы был несколько беспечен, но взгляд выдавал истинное напряжение, которое крылось за этими словами.

– Однако, нам здорово досталось. И это, насколько я успела разобраться, даже не было охранным заклятием. Просто след Силы, абсолютно чужеродной здесь и потому особенно взрывоопасной, при столкновении с моими привычными методами. Кажется, мне придется кое-что скорректировать в заклятиях, чтобы избежать подобных неприятностей в дальнейшем. Ведь если сила, не имеющая собственной воли, может причинить такой вред, что будет, когда обнаружится повелевающий ей. Ну, вставайте, – она протянула Даниэлю руку. – И все же, ответы на некоторые вопросы мы сможем получить.


ДАНИЭЛЬ САНТЕС

float:leftДжорджина часто переходила на «вы», если сердилась или была взволнована. Даниэль улыбнулся ей.

– Спасибо, мне уже гораздо лучше. Хотя, доложу тебе, это было… было неожиданно.

Он поднялся на ноги. Мир вокруг стал привычным. Не было болотной жижи вместо твердого пола. Не было непроницаемой тьмы перед глазами. И лишь в ушах еще звучали далекие крики – но с каждым мгновением все тише, тише, тише…

– Ты в порядке? – спросил он, оглядывая спутницу. Та коротко кивнула. Впрочем, Даниэль понимал, что ведьме тоже пришлось нелегко. Она была очень бледна, а ее руки немного дрожали. Почти незаметно, но все же…

– Пойдем отсюда, – сказал Даниэль, приобняв Джорджину за плечи. – Кажется, тут больше нечего ловить. По крайней мере, сейчас. Давай вернемся в особняк Ковена. И ты расскажешь, что удалось узнать.

Отредактировано Даниэль Сантес (2016-08-07 15:27:09)

0

2

Джорджина бессильно повалилась на диванчик в голубой гостинной, предоставив Даниэлю самому выбирать место, куда устроиться на отдых.
- Дом, милый дом. Бурный вышел вечерок, что бы завтра, интересно, подумал мой муж, если б я осталась навсегда в том жутком доме?  Хотя до дворца Мортимеров еще добраться надо.
Ведьма потянулась и с сожалением приняла сидячее положение.
-Ладно, к делу. Кое что, я все же успела там считать, до того, как на нас свалилась эта дрянь.
Она закрыла глаза, и приставила руки к вискам, вспоминая.
Образы и чувства поднялись из глубин памяти, вроде бы даже неуловимо запахло сыростью, как в той комнате. Тихим голосом, боясь вспугнуть состояние, Джорджина начала описывать то, что успела увидеть:
-Зал слабо освещен. Горят свечи на полу.
6 человек стоят полукругом, их лица скрыты капюшонами, перед ними лежит что-то...человек...завернутый в...в покрывало. Какая-то тень появляется перед ним, наклоняется, сдергивает покровы, это Элис! Тень сгибается над ней..... Шестеро начинают нараспев произносить какой-то речитатив и покачиваться, все ускоряясь...Тот что слева, невысокий, неловко качнулся, капюшон соскользнул с лица. Я видела его раньше, приметное такое лицо, смуглое, со светлым шрамом, через всю левую щеку и немного через бровь... Все!
Джорджина вздрагивает и открывает глаза, дальше вспоминать нельзя, дальше волна.
- Больше ничего. Только ощущение, что я видела, этого, со шрамом, где-то в городе, что-то неуловимо знакомое...

0

3

Даниэль встрепенулся, приподнявшись в кресле.

– Где?! Где ты его видела? Когда? Вспомни, Джорджина!

Лицо, да еще такое приметное – со шрамом – это уже кое-что. Ниточка в поисках. Все остальное он уже знал и видел раньше. Людей в капюшонах… и тень… Тень. Призрак? Но о нем Джоджина не  говорит ничего. Так, словно полупрозрачная сущность, внезапно появившаяся из ниоткуда, и «правящая балом»  – обычное дело.
Для ведьмы, возможно, обычное…  Но, как бы там ни было, человека поймать проще, чем  призрака. И  человек скорее ответит на вопросы.

– Он, этот человек со шрамом, единственная наша зацепка. Нужно его найти.

0

4

Джорджина наморщила лоб. Что-то неуловимое, но при этом столь очевидное... Нет, не получается. Слишком устала, слишком много Силы потрачено, слишком много событий. Все слишком. Над встряхнуться.
Она нащупала колокольчик и позвонила.
Заспанная, а время близилось к двум часам ночи, в комнату заглянула Ханна. Впрочем, спала она прям в одежде, зная, что ее услуги могут понадобится в любую минуту.
- Что прикажете, госпожа?
- Вина и сыра.
Девушка было собралась удалиться, выполнять поручение.
- А нет, стой. У меня идея получше. Подойди ко мне.
Ханна подошла, еще не понимая, к чему клонит Верховная.
- Раскройся.
В глазах молодой ведьмы на мгновение появился страх, но она совладала с собой, и вытянула перед собой руки, вверх ладонями.
Джоржина встала напротив и положила свои ладони, поверх ее ладоней, на мгновенье напряглась, почувствовав невольное сопротивление девушки, но преодолев его, потянула к себе Силу Ханны.
Вскоре Джорджина почувствовала, как энергия проходит сквозь ее руки, теплом растекается по плечам, бежит по спине, наполняя ее Силой и прогоняя усталость.
Ханна же напротив, поникла, цвет лица потускнел, голова опустилась.
- Ну хватит, - Джоржина разорвала связь и выпустила ладони девушки из своих, - можешь идти, спать. Александр сегодня справится один. И передай ему, чтоб принес вина и сыра.
Ханна поклонилась и вышла, еле переставляя ноги.
Джорджина воспряла, чувствовала она себя замечательно, а взгляд, мельком брошенный в зеркало, подтвердил, что и выглядела так же.
-Итак, дорогой Даниэль, на чем мы остановились? Нет, не хочу вина с сыром, пожалуй, надо отменить....
И тут ведьма застыла.
-Сыр! Ну конечно, сыр!

+2

5

– Сыр? – переспросил Даниэль.

Перед его мысленным взором быстро пронеслись сырные лавки, лондонские рынки и сыроварни, расположенные в окрестностях города.   

Что-то из них связано с человеком со шрамом?..

Даниэль вопросительно глянул на Джорджину, ожидая пояснения.

0

6

- Я видела его в сырной лавке! В Ислингтоне. Ты же знаешь мою маленькую слабость, люблю сыры, и всегда захожу в лавку, если попадается на пути, а я не очень спешу. На той неделе я ездила к... впрочем, не важно, я зашла в лавку, а он стоял за конторкой. Я еще подумала, что прибыль была бы выше, поставь хозяин в магазине хорошенькую девушку, ну или парня, а эта рожа портит покупателям аппетит. Сыр я все же купила. Но у этого типа и голос неприятный, не только лицо. Я могу показать, это место, но что мы будем делать? Явимся туда среди ночи и никого не найдем, разумеется. Нужен план.

0

7

Приказчик из сырной лавки?

Едва ли большая шишка среди сектантов. Но, с другой стороны: кто их там разберет, этих смертных? В любом случае, приказчик – лучше, чем ничего. 

– Прямо сейчас, конечно, мы едва ли что-то сумеем сделать, – кивнул Сантес. – Но завтра – вполне. Завтра надо будет отправить кого-нибудь в эту лавку. Прикупить сыра и посмотреть, там ли приказчик. А потом, когда лавка закроется, проводить его до дома, выяснить, где и с кем он живет. Думаю, кто-нибудь из твоих мальчиков с этим справится без труда.

Даниэлю были известны далеко не все возможности чародеев, но он знал, что ведьмаку – даже не слишком опытному – не составит труда отвести человеку глаза и проследить за ним, не привлекая внимая. В этом они дадут сто очков вперед любому человеческому шпику.

– Ну, а затем, – продолжал Сантес, - когда мы выясним, что и как, надо будет нанести нашему другу со шрамом визит. И вынуть из его головы все, что он знает. И потом – не забыть слегка подчистить ему память, чтобы он не рассказал товарищам о нашей необычной встрече. Но это уже дело техники. – Даниэль усмехнулся. – Получив информацию, решим, что делать дальше.

Сантес откинулся на спинку кресла, наслаждаясь покоем и ощущением безопасности. Джорджина права: вечерок выдался бурным. И не сказать, чтобы приятным…

– А сейчас, – докончил Даниэль, – можно с чистой совестью отдохнуть. Полагаю, для одной ночи мы неплохо потрудились.

Отредактировано Даниэль Сантес (2016-07-03 23:33:19)

0

8

- Звучит разумно. Отправлю завтра с утра Патрика, ему не в первой заниматься слежкой, уверена, он отлично справится.
Графиня подняла руки к волосам и вынула гребень, удерживающий прическу.
- Что же до отдыха...- ведьма приблизилась к креслу, в котором сидел вампир,- я совершенно расхотела спать.
Джорджина опустилась на колени к Даниэлю.
- Возможно....- ее пальцы принялись расстегивать пуговицы,- мне удастся...- ее теплая рука коснулась прохладной кожи Сантеса, скользнув под рубашку -  и тебя лишить сна?
Раздался стук в дверь, это Александр принес сыр и вино.
- Поставь на стол и убирайся, - велела ведьма, не поворачивая головы,- и оставь записку, которую я передала тебе,- вспомнила она о послании для Принца.
Дверь отворилась, а спустя минуту захлопнулась.
Вторую руку Джорджина запустила в волосы любовника, и нежно коснулась его губ своими.

Отредактировано Джорджина Мортимер (2016-06-24 11:19:44)

0

9

Он ответил на поцелуй – и тот затянулся.

Долгий, страстный, возбуждающий.

Похоже, что длинная тяжелая ночь закончится, в итоге, не так уж и плохо...

Кресло предоставляло слишком мало пространства для маневра. Даниэль взял Джорджину на руки, и они переместились на голубой диванчик.

Она отыскала застежку его брюк. Он поднял подол синего платья выше ее бедер…

Декоративный диванчик, не предназначенный для таких упражнений, стонал и трещал. Никто из них не обратил на это внимания. Они были слишком заняты друг другом.

Джорджина вскрикнула, обвивая ногами его бедра. Он застонал, двигаясь в ней и одаряя ее губы, шею, плечи страстными поцелуями. Спинка дивана, хрустнув, отвалилась. Сидение взорвалось пружинами, торчащими во все стороны под разными углами.

Даниэль сдернул Джорджину с дивана, повалив на пол.

–  Плохая была идея с этой декоративной мебелью, –  сказал он. – У тебя же тут где-нибудь есть крепкая кровать?..

***

Отредактировано Даниэль Сантес (2016-06-25 23:14:45)

0

10

16 июля 1870 года, Лондон
Время близилось к трем часам пополудни. Джорджина мерила свой кабинет, в особняке Ковена, нетерпеливыми шагами. Хуже нет, бездействовать, в ожидании чего-то.
Домой, в резиденцию Мортимеров, графиня попала лишь на рассвете, когда прислуга еще не поднялась. Памятуя о мигрени графини, выдавшейся накануне, все в доме ходили на цыпочках и не смели заглянуть к ней, даже чтоб справиться о самочувствии, поэтому удалось пристойно выспаться. Поднялась Джоржина лишь в полдень. Она не спешила, потому как инструкции Патрику были даны еще до возвращения домой, сразу, как Даниэль покинул особняк Ковена. Если бы что-то произошло, было приказано немедленно известить ее.
Домашние облегченно вздохнули, когда леди Мортимер спустилась к позднему завтраку. Муж рассказал, как прошел прием, в отсутствие хозяйки, и поцеловав жену, отбыл в клуб. Джорджина предупредила его, что возможно, дела задержат ее сегодня допоздна, благотворительность, дело хлопотное.
Позавтракав, графиня отбыла в Особняк Ковена, в надежде, что Патрик уже ждет ее там. Однако, Ведьмак еще не вернулся, и выполнив некоторые рутинные дела, а так же распорядившись поставить в голубую гостиную новый диванчик, Джорджина принялась ждать, и уже порядком устала от этого занятия. В голову лезли разные предположения, относительно того, что могло случится с ее соглядатаем. Ведь кто бы не стоял за человеком со шрамом, они справились с Эдис, ведьмой 7 ступени, а значит опасны.
Наконец, раздался стук в дверь и на пороге оказался Патрик.
Сев за стол, ведьма велела присесть и ему, и начинать рассказ.
Патрик поведал, что был в лавке, но человека со шрамом не обнаружил. Тогда он нашел местечко, из которого просматривался вход, и закрывшись чарами, принялся ждать. Около часа дня появился объект, он приехал верхом. Похоже, лавка принадлежала ему. Пробыл в лавке недолго, очевидно, забрал выручку, и направился в центр. Патрик последовал за ним, благо, заранее подумал и озаботился лошадкой для себя. Человек со шрамом вошел в здание банка на Пикадили. Потом в кондитерскую, где выпил чаю, после чего направился домой, где находится по сей момент, если только не покинул дом через окно. На двери Патрик оставил сторожевое заклятье, оно известит, если хозяин покинет дом.
Джоржина поблагодарила Патрика и попросила доставить записку Даниэлю Сантесу.
Она написала несколько быстрых строк, и запечатала конверт своим перстнем.
Когда Патрик, ставший из шпиона курьером отбыл, Джоржина поняла, что вновь предстоит ждать.
Бездействие невыносимо, но думать не о чем, кроме неведомой твари, угрожающей ведьмам она сейчас не могла, она чувствовала себя, как гончая, взявшая след, и хотела одного, навестить человека со шрамом дома и вытрясти из него душу, чтоб получить ответы.
Однако, она бы не стала Верховной ведьмой, если бы поддавалась импульсам.
Пока  Даниэль не прибыл, можно сделать кое- что полезное для расследования.
-Доменик, крикнула она, приоткрыв дверь.

Отредактировано Джорджина Мортимер (2016-06-24 17:00:14)

0

11

Даниэль вернулся домой перед самым рассветом. И первым делом отправил записку Винсенту. Длинно писать не стал: все равно толкового результата пока нет, а докладывать о недоконченном деле – бессмысленно. Однако сообщил главное: потенциальный конфликт с ведьмами пресечен на корню, Ковен более не имеет претензий к вампирам. Поскольку не вампиры виновны в убийстве. Впрочем, – писал Даниэль, – считаю нужным разобраться в ситуации до конца.

Строго говоря, можно было бы остановиться – и предоставить ведьмам самостоятельно разыскивать убийц. Формально вампиры более не обязаны вникать в проблемы Ковена. Но…

Во-первых,  Ковен – серьезная сила. И хорошо, если такая сила на твоей стороне. А помощь ведьмам – тем более, не по обязанности, а в виде акта доброй воли – конечно, окажется немаловажным фактором, когда Ковен будет решать, кто им враг, а кто – друг и союзник. 
И, во-вторых, как ни крути, вампиры имеют тут собственный интерес.  Ибо если какие-то поганцы пытаются вампиров подставить, сваливая на них вину за свои преступления, поганцев стоит найти. И ликвидировать.

Было еще «в-третьих» и «в-четвертых». Даниэля и Джорджину Мортимер уже не первый год связывали приязненные отношения. То есть, весьма и весьма приязненные...
И, наконец, Даниэль чувствовал, что его охватил азарт. Захватывающий и будоражащий кровь азарт охотника, выслеживающего добычу. Он и сам уже хотел разыскать дьяволопоклонников – или кто они там? – и разобраться, что к чему.

Да, «в-третьих» и «в-четвертых» не имели решающего значения. Но были приятным дополнением к «во-первых» и «во-вторых».

…Разобравшись с делами, он отправился, наконец, в постель. И проспал бы, верно, до самого заката, если б в спальню не вторгся Лоран с запиской в руке.

Лоран Аддерли – бессменный дворецкий вот уже больше ста лет. А еще – глава охраны, конфидент и верный друг. Адерли был безупречен во всех этих ипостасях. И, как дворецкий, успел досконально изучить привычки Даниэля. В том числе знал: можно бесцеремонно врываться к Сантесу в любое время дня и ночи, если дело представляется неотложным. 

– Сэр? – сказал Лоран.
Даниэль открыл глаза.
– Вам письмо, сэр, – сообщил Аддерли, для наглядности помахав запиской. – От леди Мортимер, сэр. Я предположил, что послание верховной ведьмы Ковена может быть важным, сэр.
– Да… – невнятно отозвался Даниэль. Он еще не вполне проснулся. Но, получив в руки записку и пробежав ее взглядом, мгновенно обрел бодрость духа.  – Отлично! – сказал он, вскакивая с кровати. – Распорядись заложить карету.
– Закрытую карету, сэр? – уточнил идеальный дворецкий. – Замечу, что еще светло, сэр.
– Разберись там с каретой сам, – откликнулся Даниэль, застегивая рубашку. – Мне нужно попасть в Ковен.
– Да, сэр.
Лоран вышел, более не требуя указаний. А Даниэль поспешно приводил себя в порядок.

В сущности, так уж торопиться не было нужды – до заката еще есть время. Но записка Джорджины была короткой, а ему не терпелось узнать подробности.

Судя по всему, ведьмы отлично поработали. И, стало быть, можно продолжить охоту.

Отредактировано Даниэль Сантес (2016-06-27 00:24:59)

0

12

Ковен построен таким образом, что на каждой ступени стоят ведьма и ведьмак. Единственное исключение, Глава Ковена, но здесь отдельная история.
Эта парность необходима не только в символическом смысле, но и в практическом. Для многих ритуалов  нужны мужчина и женщина, инь и янь, их энергетики дополняют друг друга и придают чарам силу и устойчивость.
Напарники, как правило, очень близки между собой, наверняка дружат, а часто и становятся любовниками. Кстати, еще одна возможность для усиления магической энергии.
В случае, если один из напарников погибает, или покидает Ковен по каким-то причинам, второй автоматически сходит с Пути и больше никогда не участвует в ритуалах Ковена, не может пользоваться знаниями и возможностями, однако, сохраняет при себе накопленную за годы восхождения Силу.
Годвин, напарник Элис, ведьмак 7 ступени... был. Теперь свободный одиночка.
Именно к нему направила Доменика Верховная Ведьма.
Он не виновен перед Ковеном, и больше ни чем ему не обязан, но что-то подсказывало Джорджине, что Годвин поможет с поиском убийц Элис. Своей любимой, которая навеки потеряна для него теперь.
Годвин прибыл в особняк сразу же, будто ждал приглашения. Как всегда, подтянут, одет строго, седые волосы острижены не по моде, коротко. В стальных глазах нельзя прочесть ничего. Живая, язвительная Элис дополняла его идеально, ей одной было под силу растормошить этого сухаря.
Джорджина поприветствовала бывшего подчиненного и рассказала о том, что Ковен ищет убийцу...убийц девушки, и нуждается в информации.
Годвин выразил готовность сообщить все, что знает.
В этот момент в кабинет вошел Доминик и что-то прошептал Джоржине на ухо.
- Пусть войдет, - велела Верховная ведьма,- Годвин, это расследование мы ведем вместе с советником Принца, Даниэдем Сантесом.
Услышав имя вампира, партнер Элис сжал губы в жесткую линию.
- Это не вампиры. Я уверена, даю тебе Слово,- произнесла Джорджина, ожидавшая такой реакции. Но пусть лучше Даниэль все услышит сам.
Годвин недоверчиво нагнул голову, но расслабился.
В дверях появился Даниэль и поприветствовал ведьму и ведьмака.

0

13

Даниэль прошел в кабинет, чувствуя на себе настороженный и неприязненный взгляд незнакомого ведьмака.

– Получил твою записку, Джорджина, – сказал он. – Приехал тотчас же.

Даниэль покосился на ведьмака, не уверенный, сколько он знает, и что можно говорить при нем. Но если он здесь, то, вероятно, посвящен в обстоятельства дела.

– Как я понял, пока все идет по плану. Но, конечно, хотелось бы узнать подробности.

0

14

Джорджина указала Даниэлю на свободное кресло и предложила присесть.
Конечно, присутствие вампира вывело Годвина из себя, ведь пока, он знал только о ранках на шее. Проще было бы оставить Даниэля ждать в другой комнате. Но тогда, об участии вампира в деле он узнал бы не от нее, и последствия могли быть непредсказуемы, и даже опасны, а им, возможно, все равно предстоит вместе работать.
- Годвин, - начала ведьма,- когда ты в последний раз видел Элис? Чем она занималась, перед исчезновением? Возможно, ты заметил что-то подозрительное? Любая мелочь, может оказаться важна. Мы, с господином Сантисом,- кивок в сторону кресла, где застыл как изваяние Даниэль, вышли на след необычной силы, и для того, чтоб понять, с чем мы имеем дело, нужна вся информация, которую можно получить.
Годвин  выдержал паузу, то ли собираясь с мыслями, то ли решая, а стоит ли говорить, но все же рассказал вот что.
Последний раз, он видел Элис позавчера, утром. Она собиралась в ботанический сад. Как известно, она занималась изучением свойств  Strychnos toxifera, и ждала пока начнется цветение, бывала там каждый день. Он не волновался до вечера, потому как о встрече они не договаривались. Ночь он искал ее, безуспешно, а утром, ее нашли у набережной.
В последние дни Элис с головой ушла в исследование, проводила время в библиотеках, в букинистических лавках, в надежде, видимо, отыскать никем ранее не найденный секретный кусок записей сэра Уолтера Рэли.
В этом месте уголок рта Годвина дернулся в полуулыбке, Элис была увлекающейся и дотошной.
Что-то странное... Если подумать, то кошмары. За неделю, до исчезновения Элис начала просыпаться ночами, с криками, вся в поту, от ужаса. Говорила, что не может объяснить, что именно ей снилось, помнит только сам страх. Странно так же, что оберег от кошмаров не помог. Но возможно, это не важно?
Больше ему нечего было добавить, но он ждал подробностей от Джорджины.
Тщательно подбирая слова, Верховная ведьма, не вдаваясь в лишние подробности (не хватало им еще мстителя одиночки), описала ход расследования, а так же заручилась обещанием Годвина, придти на помощь, в случае необходимости.
Попрощавшись с бывшим подчиненным, Джорджина обернулась к Сантису:
-Ну, друг мой, и что ты на это скажешь?

0

15

– Ботанический сад Кью? – переспросил Даниэль. И чуть заметно ухмыльнулся.

Королевский ботанический сад Кью – это знали все вампиры – был отличным местом для охоты. Когда-то за садом действительно ухаживали. Привозили из дальних стран диковинные растения и создавали им необходимые условия для существования на холодных землях Англии. Но вот уже несколько десятилетий, как люди забросили это дело. Какие-то из экзотических растений погибли, а какие-то – приспособились и разрослись.

А еще – расплодились растения истинно английской природы. Превратив Кью в место, полное кустов, густых зарослей и полян, покрытых, по  летнему времени, высокой травой. Неудивительно, что ботанический сад облюбовали уличные проститутки.  Здесь много проще было избежать проблем с полицией: каждый куст не обыщешь. А вслед за этим, само собой, к саду потянулись мужчины. Те, кто искали любовных утех, но были недостаточно богаты или слишком жадны, чтобы отправиться в бордель.

Ни женщины, ни мужчины, разумеется, никому не сообщали, куда и зачем идут. И, случалось, пропадали безвозвратно…

Впрочем, в светлое время суток по саду гуляла вполне приличная публика. И едва ли похищение состоялось днем. Но могло ли быть, что Элис задержалась в Кью до ночи? Возможно, Стрихнинос  ядоносный цвел ночью иначе, чем днем? Или же, по ночному времени, приобретал какие-то особые волшебные свойства?.. Этого Даниэль не знал. Однако был в курсе, что в саду Кью многие – даже нехарактерные для Англии растения – сумели прижиться и чувствовать себя как дома. А ведьмы – как он понял теперь – радостно этим пользовались.

– Скажу вот что, – отозвался Даниэль в ответ на вопрос Джорджины. – Не исключено, что в Кью эти ублюдки выслеживают своих жертв… И это – важная информация. Но давай, все же, сперва тряхнем за шкирку уже обнаруженного сектанта. А если это ничего не даст – тогда обратим внимание на ботанический сад.

+1

16

- Меня вот, сильнее заинтересовали кошмары. Но ты прав. Я тоже думаю, что сперва стоит наведаться к лавочнику, до заката, еще есть время, нужно подготовиться, и составить хотя бы примерный план, что мы будем делать. Этот тип может начать запираться, может дать отпор, мы же, в сущности, не знаем его возможностей, может он в состоянии призвать это бестелесное существо.
Ведьма передернула плечами, вспомнив свое видение.
- Я отправила Патрика следить за домом, на случай визита нежданных гостей, или если лавочник решит прогуляться, на сон грядущий.

0

17

– Кошмары – тоже любопытный момент, – кивнул Даниэль. – Но тут трудно сказать что-то наверняка. Едва ли это совпадение. Но, может быть, Элис обладала способностями ясновидения, и эти кошмары возникли, потому что она предчувствовала свою смерть? А может, наоборот, кошмары были причиной, а не следствием: может быть, эти сектанты как-то чувствуют чужой страх… и тянутся на него как мухи на мед. И к слову: как они отличают людей с магическими способностями от простых смертных?.. Тоже вопрос.

Даниэль пожал плечами.

– Мы слишком мало знаем, чтобы строить версии. Но, надеюсь, сегодня ночью получим кое-какие ответы.

Отредактировано Даниэль Сантес (2016-06-30 00:06:37)

0

18

Они направились к дому лавочника, когда начало смеркаться. Джорджина пополнила запасы ингредиентов и амулетов, в своих сумочках, и сейчас пыталась вспомнить, не забыла ли чего. Даниэль откинулся на подушках, и кажется задремал.
Карета плавно ехала по вечернему Лондону, мягкие рессоры бережно покачивали ведьму, как бы приглашая откинуться на мягкую спинку, и прикрыть глаза, ведь время уже позднее, вот и фонари зажигают. Но не волнуйтесь, свет вас не потревожит, плотные шторки можно опустить и всласть выспаться....
Джорджина больно ущипнула себя за руку, и сон отступил. Еще чего не хватало, сейчас не до сладких прогулок в царстве Морфея.
Чтоб нарушить эту сонную атмосферу, она спросила Сантеса:
-Ну так как действуем?
И тут, дернувшись, карета остановилась. Приехали.

0

19

– Насколько я понял из отчета Патрика, он живет один, – откликнулся Даниэль. – Слуги не в счет, они не доставят проблем. Так что дело несложное, как мне представляется: войти и поболтать с лавочником. Впрочем, – прибавил он, выпрыгнув из кареты и подавая руку Джорджине, – помня предыдущий случай, я буду настороже.

Из-за угла дома вынырнул молодой человек. Изящный и ладно сложенный, облаченный в темную одежду, он двигался ловко и тихо. Неслышно – для человеческого уха. Не будь Даниэль вампиром, он бы, пожалуй, и не заметил его приближения.

Видимо, тот самый соглядатай. Патрик, – подумал Даниэль. И не ошибся. Юноша приблизился к Джорджине и слегка поклонился.

– Он в доме, мэм, – сообщил молодой человек. – Не выходил. Его спальня, насколько я понял, на втором этаже. Внутри есть еще двое. Видимо, слуги.  Мужчина и женщина. Женщину давно не слышно. Думаю, она легла спать. А вот мужчина все еще бодрствует.

Отредактировано Даниэль Сантес (2016-06-30 04:56:00)

+1

20

- Спасибо Патрик, хорошо поработал, подожди нас здесь, ты можешь понадобиться, да и за входом надо присмотреть, вдруг появятся нежданные гости.-Джорджина обернулась к спутнику- Ну что, Даниэль, заходим?

Отредактировано Джорджина Мортимер (2016-07-14 02:51:28)

0

21

Даниэль поднялся на крыльцо и взялся за дверной молоток. Постучал.

– Кто там? – вскоре послышалось из-за двери. Спрашивающего можно было понять: стоял поздний вечер. А район был не самым благополучным.

– Мистер и миссис Эддлтон, – откликнулся Даниэль, назвав первое попавшееся имя. – Ваш хозяин нас ждет. Доложите ему.
Обычно этого хватало…  но не на сей раз.

– Хозяин не предупреждал о гостях, – ответил голос из-за двери. – Прошу вас уйти, сэр.

Даниэль досадливо вздохнул.

– Здесь какое-то недоразумение, – сказал он. – У меня при себе письмо. Приглашение на сегодняшний вечер. Откройте, и я вам его покажу. Пошевеливайтесь, милейший. Негоже заставлять даму ждать на улице.   

Это всегда работало в старом добром Лондоне. Дверь приоткрылась. Мужчина высунул голову  наружу, смерил Даниэля и Джорджину подозрительным взглядом. Но их более чем приличная одежда – равно, как и присутствие женщины – видимо, успокоили его. Он отступил назад, пропуская гостей в холл.

– Позвольте взглянуть на письмо, сэр, – проговорил слуга.

Большего и не требовалось. Даниэль поймал его взгляд…

Очарование – способность, доступная не всем вампирам, но не составляющая сложности для телепата. По крайней мере, до тех пор, пока дело касается простых смертных, чей разум прост и тривиален.
Даниэль улыбнулся. Открыто и искренне. Он уже захватил в свои сети разум слуги. И теперь только и требовалось, что не пробудить его бдительность.

– Мы с вашим хозяином – старые друзья, – сказал он. –  Но сейчас он попал в беду, и ему нужна помощь. Дело… весьма деликатного характера. И весьма опасное. Думаю, вам не стоит вмешиваться – ради вашего же блага. Понимаете?

Мужчина кивнул.

– Вот и хорошо. Вы умный человек. – Сантес ободряюще похлопал слугу по руке… и создал «канал». В случае смертного – человека простого, незамысловатого и недалекого – это не потребовало ни больших усилий, ни долго времени. Он прикоснулся к разуму слуги и тихо повторил:

– Ради вашего же блага. Ведь  у вас наверняка есть семья, друзья, своя жизнь… – Даниэль вновь улыбнулся – доброжелательно и  сочувствующе. Словно сожалея о том, что бедному слуге приходится расковать всем – только лишь потому, что хозяин впутался в опасное мероприятие…  Он аккуратно и неторопливо передавал смертному нужные эмоции. Предоставляя слуге самому додумать и достроить картинку того, что происходит и что может произойти. Опасность. Утрата хорошего места. А то и самой своей жизни. Хотя он не виноват. Виноват хозяин.

– Да… – пробормотал слуга.
– Я бы посоветовал вам, – задушевно сказал Даниэль, – никогда не расспрашивать хозяина об этом деле. И о нас. А лучше всего – вообще позабыть, что нас видели. Ради вашего же блага.
– Да… – пробормотал слуга.
– Ступайте в постель, милейший, – проговорил Сантес. – Ваши услуги не потребуются до завтрашнего утра. Спите сладко. И крепко.

Отредактировано Даниэль Сантес (2016-07-18 02:06:46)

+1

22

Джорджина смотрела, как Даниэль очаровывает лакея. Конечно же, она не впервые видела, как работает вампирское очарование и восхищалась этой способностью, признавая ее очень удобной. Лицо слуги из опасливо настороженного стало сперва задумчивым, а вскорости и вовсе, выражало искреннюю благодарность, этому приятному господину, за заботу о простом человеке. Наконец, взгляд очарованного остекленел, и сделав приглашающий жест, он удалился в сторону своей комнаты, очевидно, даже не посмотрев, закрыли ли гости за собой дверь.

0

23

– Ну вот и славно, – сказал Даниэль, проводив слугу взглядом. – Этот добрый малый больше не доставит  проблем. Пора поболтать с его хозяином.

На слугу ушло немало времени. Гораздо больше, чем понадобилось бы, чтобы просто его убить. Но не в этот раз. Действовать следовало аккуратно, тщательно подчищая за собой – чтобы не возбудить подозрений сектантов. Если те заподозрят неладное, то попрячутся и затаятся. А это было бы совсем некстати.

Тихо ступая по лестнице, Даниэль и Джорджина поднялись на второй этаж – где, по словам Патрика – располагалась комната хозяина. Найти ее оказалось несложно: единственная дверь, из-под которой пробивался свет. Даниэль замер у двери, прислушиваясь. Тихо. Слышался лишь скрип пера, которым водили по бумаге: человек что-то писал. Он не ожидал гостей – и не чуял опасности.

Даниэль повернул ручку и открыл дверь.

Комната. Небольшая, но недурно обставленная. Впрочем, это была не спальня. Скорее уж, кабинет. Массивный дубовый стол у окна. На нем – канделябр на три свечи. Человек за столом – спиной к двери. И верно: что-то пишет – быстро: перо так и летает по бумаге.

Мягкий ковер на полу заглушил шаги. Торговец сыром не заметил появления гостей. Впрочем, неважно. Все равно через пару секунд придется обнаружить себя. Даниэль неслышно закрыл дверь и двинулся к столу…
Сантес готов был поклясться, что ни он, ни ведьма не произвели ни единого звука. Не сделали ничего, что могло бы нарушить тишину и привлечь внимание хозяина комнаты. Но человек вдруг вздрогнул всем телом, выпустил из рук перо – и обернулся.

Джорджина описала его верно. Смугловатая кожа. Светлый шрам, пересекающий щеку и бровь. Неприятное лицо. Не сказать, чтобы страшное или уродливое. Но все его черты, будучи по отдельности вполне обыкновенными, в сочетании производили отталкивающее впечатление… И сейчас на этом лице застыло выражение изумления пополам со страхом.

– Что… – выдавил торговец, – что вам надо?

Не спросил: «кто вы?» Не спросил: «как вы вошли в дом?» Не спросил: «какого черта?»

…Что вам надо?..

Смотрел он при этом на Джорджину Мортимер. И именно ей адресовал вопрос.

0

24

-Я вижу, вы понимаете, кто я, а значит знаете, что мне нужно, говорите!
Человек со шрамом смотрел на нее, как-то странно, словно бы оценивал. Вот только что именно? Ее силы, или какая из ведьмы выйдет жертва?
Она сделала шаг вперед и повторила:
-Говорите!
Хозяин кабинета, произнес:
- Вы не смеете требовать от меня....,- потом неуловимым движением выхватил из под бумаг на столе пистолет и выстрелил в Джорджину.

Отредактировано Джорджина Мортимер (2016-07-04 23:44:39)

0

25

Даниэль сорвался с места, едва увидев пистолет. Прыгнул, повалив человека на пол вместе со стулом. Пистолет глухо ухнул. Слава богам, что торговец сыром не сподобился приобрести револьвер – револьвер стреляет звонко и отчетливо… Пуля свистнула и застряла в стене возле двери, проделав в ней заметную борозду.

Просто отлично! Подчищать здесь придется не только память торговца. Но и много чего еще.

Торговец лежал на ковре. Даниэль навалился сверху, выдернув из его пальцев пистолет. Второй рукой он стиснул человеку горло, лишая его возможности кричать.

–  Проверь комнату, – бросил он Джорджине. – На наличие магии. Хватит с нас неприятных сюрпризов.

Отредактировано Даниэль Сантес (2016-07-05 01:50:44)

0

26

Джорджина даже не успела испугаться, так стремительно все произошло. Даниэль сидел верхом на торговце, сжимая ему горло. Казалось, хозяин дома только сейчас заметил вампира, с таким изумлением он смотрел на Сантеса.
Однако, рефлексировать некогда, Даниэль абсолютно прав, надо же быть такими идиотами, чтоб не проверить помещение на предмет опасности.
Ведьма глубоко вздохнула, полуприкрыла глаза, сосредоточилась и начала медленным шагом обходить помещение, касаясь сознанием каждой вещи, что встречалась на пути.
"Сперва пол, под ковром может быть выстроена магическая фигура.... нет, чисто. Сам ковер? Безопасен, тяжелые портьеры, окно, светильники на стенах...порядок. Камин, диван, на котором кажется, спали.... кресло, стулья, стол заваленный бумагами...". К столу ведьма подошла и осмотрела его сперва магически, а потом и обычным способом. Ничего особенного, счета, прочий хлам, еще один пистолет, незаряженный, Джоржина закинула его за диван, несколько деловых писем, судя по ним, лавочника звали Джек Браун, больше ничего интересного, на столе ведьма не обнаружила. Что еще? Небольшой столик на тонкой ножке, служащий подставкой цветку в горшке. "Вот. Что-то есть!"
Встав перед горшком, Джоржина почувствовала отголосок той, чужеродной магии. Кое-чему, за прошлый вечер, она обучилась, и прикосновение сознанием к источнику магического фона, не причинило прежней боли. Непосредственной опасности от предмета ведьма не чувствовала, скорее магическая вещь, не настроенная на охрану этого помещения. И все же, следовало проявить осторожность. Выкапывать артефакт она не посмела, боясь спустить магическую ловушку, и просто поставила барьер, ограждающий горшок до времени, когда можно будет заняться, не спеша, его содержимым.
- Что-то есть в горшке, под цветком, в остальном, все чисто,- обратилась она к Сантесу.
- Что спрятано в цветке, мистер Браун?- спросила она у торговца.

Отредактировано Джорджина Мортимер (2016-07-05 13:23:59)

0

27

Пока Джорджина осматривала комнату, Даниэль прислушивался. Он старался понять, не направляется ли кто в сторону комнаты. Но, кажется, уханье пистолета осталось незамеченным.

…«Что спрятано в цветке, мистер Браун?»

Браун зло глянул на Джорджину. Сантес ослабил хватку на его горле. Крикнуть бы лавочник все равно не сумел, но мог говорить – негромко. Однако молчал.

– Ничего страшного, – сказал Даниэль, – узнаем сами. В этом цветке магия? – спросил он Джорджину. – Она может быть опасна?

Ведьма отрицательно покачала головой, и Сантес вновь перевел взгляд на пленника.

– А на нем самом? – спросил он. – Магия? Амулеты?

Можно было, конечно, обыскать лавочника, но зачем, если ведьма и так может почувствовать наличие артефакта. Тем более: если заклинание «висит» на самом человеке, Даниэль никак не смог бы этого определить.
Сантес дождался, пока ведьма осмотрит Брауна своим «чародейским» взглядом и подтвердит, что он чист – и тогда принялся за дело. 

«Читать» простых смертных легко. В отличие от вампиров и других нелюдей, они не умеют усилием воли защищать свой мозг от вторжения. Если, конечно, не учились этому специально – и не тренировались.
Мистер Браун, похоже, не учился. Даниэль без труда прикоснулся к его разуму, разыскивая всё, что могло бы иметь отношение к «детям Баала». Но воспоминания лавочника были странными – отрывочными, беспорядочными, хаотичными. Картинки пролетали перед мысленным взором Даниэля с неимоверной скоростью.
Словно в пестром, многоцветном водовороте проносились лица, дома, улицы, темные мрачные интерьеры. Даниэль на секунду увидел людей в черных плащах, стоящих по кругу, а в следующий миг картинка пропала, сменившись видом ночного кладбища. Кладбище тоже не задержалось надолго: вместо него возник лес – тоже ночной и тоже мрачный, горят костры… и тоже исчезают: на месте леса опять появляется кладбище. Не то, что раньше… а может, то? Виден склеп, старый; он открыт, выщербленные ступеньки уводят вниз, и темноту. И по ним поднимается высокая фигура, облаченная в темный балахон. Даниэлю кажется, что фигура… не вполне материальна. Но вглядеться не получается  – все снова исчезает, и…

Стоп. Это никуда не годится. Даниэль не мог понять, отчего так происходит – никогда прежде он не сталкивался с подобным. Но, как бы там ни было, надо разобраться. Упорядочить воспоминания, «разложить все по полочкам», понять, что тут к чему.

Он отыскал в голове человека последнее из увиденных событий – темную фигуру на ступенях склепа. И
вцепился мертвой хваткой в разум смертного, не позволяя картинке исчезнуть. Мысленно задавая вопросы и выискивая ответы. Кто – или что – это? Откуда оно взялось? Что мистер Браун знает о нем? Где этот склеп? Каким образом… 

…Резкий удар оглушил Даниэля. Словно кто-то изо всех сил двинул его по голове. Картинка пропала. Померкла. И больше не было ничего – только тьма.

Казалось, он снова ослеп – как тогда, в чертовом доме возле Бервик-стрит. В страхе, он поспешно и резко рванулся, отдирая себя от разума человека, выпуская его… И вернулся в реальный мир.

Нет, не ослеп. Все было по-прежнему. Кабинет, освещенный свечами, дубовый стол, дверь, стена с бороздой от пули. Джорджина, стоявшая подле него, замерев в ожидании. И тело Брауна на полу. Даниэль все еще сидел на нем, одной рукой сжимая запястье лавочника, а второй – удерживая за горло.

Но торговец не шевелился. Смотрел в потолок широко раскрытыми остекленевшими глазами. И пульс на шее – который Даниэль прежде ощущал под пальцами – больше не бился. Человек был окончательно и безоговорочно мертв.

Отредактировано Даниэль Сантес (2016-08-07 00:45:47)

0

28

Джорджина наблюдала, как Даниэль проникает в разум Брауна. Лицо торговца выражало панику, глазные яблоки быстро двигались под закрытыми веками, нижняя губа закушена. Затем случилось странное. Ведьма могла поклясться, Сантис не на волосок не увеличил давление на горло лавочника, но лежащий на полу дернулся и застыл. Леди Мортимер подняла изумленный взгляд на советника принца и увидела, что красивое лицо вампира искажает гримаса боли, постепенно сходя на нет.
- Даниэль, что с ним?- Джоржину охватило острое разочарование, от того, что у них в руках, в буквальном смысле слова, оборвалась единственная существенная ниточка, которая могла вывести их на убийц Элис.
Ведьма приблизилась к телу Брауна и положила руку ему на лоб. Определенно она почувствовала только следующее, жизнь покинула торговца мгновенно и окончательно. Магии Джоржина не уловила, что послужило причиной смерти, слабое сердце или поставленный в сознании культиста гипнотический блок, на разглашение информации, сейчас она  сказать не могла. Да и важно ли это теперь?
Ведьму охватила злость, если б трупу повредил пинок, она бы пожалуй пнула покойного лавочника. "И что теперь делать?"
Джоржина отошла к камину и постаралась взять себя в руки. Не годиться сейчас терять голову, делу это не поможет, а сердится можно хоть на Брауна, что умер, хоть на Сантиса, что был не осторожен, пользы с этого никакой. Нужно решать, что делать сейчас.
- Ты сможешь сам встать? - Ведьма обернулась к Даниэлю, все еще восседающему на теле, тон ее был ровен и не выражал эмоций, - Успел прочесть что-нибудь?

Отредактировано Джорджина Мортимер (2016-07-08 01:59:24)

0

29

–  Да, что-то успел,  –  сказал Даниэль, поднимаясь на ноги.  –  Но немного. Ничего определенного. Говоря по-правде, эту ниточку мы оборвали. Не знаю, кто тут виноват. Может, я, может быть, ты. А может, судьба. Я увидел кое-что, но непонятное и неопределенное. Искать придется долго...

Отредактировано Даниэль Сантес (2016-07-08 18:01:26)

0

30

Эти слова стали последней каплей, более сдерживаться Джоржина уже не могла:
- Да что вы говорите? - как всегда, когда сердилась, ведьма перешла на вы. Она сама не могла объяснить, что сильнее ее раздражает, безмятежно-философский тон Сантеса, или намек на то, что в ситуации могла быть виновата она,-искать придется долго?! С таким союзником, как вы, пожалуй и впрямь, дело затянется! Не знаю, что там произошло, но этот мерзавец отдал богу душу в ваших руках! И вы смеете тут так просто рассуждать о вине, когда вы убили единственное связующее звено, в этой истории? Хотя конечно, это же не вампиров выпивают и сбрасывают в реку, ради непонятных ритуалов? Вам-то что? Эта ваша служба зачистки работает исправно, какая им разница, телом больше, телом меньше! Зря я только связалась с вами, очередное развлечение для скучающего придворного, в сущности, вам все равно, найдем мы что-то или нет!
Глаза Джорджины пылали, руки сжались в кулаки, она почти выкрикивала свои обвинения в лицо Даниэля.

Отредактировано Джорджина Мортимер (2016-07-08 10:43:07)

+1

31

Сантес молча выслушал Джорджину. Дождался, когда ведьма закончит. Спешить было некуда – решительно некуда. Во всяком случае, прямо сейчас.

– Джорджина, – сказал он, – вторжением в мозг я не мог его убить. Это исключено.  Равно, как не мог и задушить: я не настолько крепко держал его за горло. Да и человек, умерший от удушья, выглядит совершенно иначе. Но допускаю, что я мог его испугать. Так сильно, что не выдержало сердце. Тогда его смерть – моя вина.

Даниэль говорил спокойно, ровно и раздельно. Без малейших признаков эмоций. Словно бы рассуждая и раскладывая факты по полочкам.

– Возможно и то, – продолжал он тем же тоном, – что ты неверно оценила степень опасности этого артефакта в цветочном горшке. Может быть, именно он и убил хозяина. В таком случае, смерть – вина твоя. Есть и третий вариант: мы чего-то не знали, и потому не могли учесть.

Он перешагнул через труп торговца и приблизился к ведьме. Встал в шаге от нее. Посмотрел ей в глаза.

– Я призываю тебя кое-что понять, – сказал Даниэль. – Мы не знаем, с чем мы имеем дело. Мы видим вещи и явления, с которыми никогда не сталкивались прежде. Которые для нас новы и необычны. Мы движемся словно бы в темноте. Словно бы наощупь. В такой ситуации ошибки неизбежны. Мы совершили их уже несколько – и в будущем совершим еще немало. Надо быть к этому готовыми. Просто потому, что альтернативы нет. Но это не повод отступаться и опускать руки. И это не повод выискивать «крайнего» и кидаться взаимными обвинениями. Надо двигаться дальше.

Даниэль отвернулся. Еще раз оглядел кабинет.  И – в конце осмотра – вновь остановил взгляд на мертвом лавочнике.

– В частности… – проговорил он – медленно, словно что-то обдумывая, – не следует доискиваться до причины смерти прямо сейчас… Сейчас надо приложить усилия, чтобы спасти ситуацию… В той мере, в которой это еще возможно…

Отредактировано Даниэль Сантес (2016-07-10 01:05:20)

0

32

Джорджина и сама понимала, что ее гнев вызван досадой на ситуацию, а Сантес просто был рядом и попался под горячую руку, но не отступать же так быстро, в самом деле.
- Я уверена, что артефакт не связан с его смертью, или вы сомневаетесь в моих словах? В таком случае, я смею усомниться, что вторжение в мозг было безопасно для него, особенно, если кто-нибудь озаботился поставить ему гипнотический блок, на сохранение тайны. Но в одном вы правы, сейчас важнее решить, что делать. Нас видел слуга, он вспомнит, если его спросит полиция? Хозяин умер от естественных, как будто, причин. В косяке пуля, и из пистолета стреляли, второй пистолет валяется за диваном, горшок я забираю с собой. Итого, стоит ли что-то делать, или пусть полиция думает, что мистер Браун стрелял в похитителя горшка, потом с досады швырнул за диван один из пистолетов и умер от инфаркта, не выдержав разлуки с любимым аспарагусом?
Эту речь Джорджина произнесла быстро и все еще недовольным тоном, хотя к концу уже понимала, что остыла, а картинка, для полицейских выглядит и вовсе, забавно.

Отредактировано Джорджина Мортимер (2016-07-10 16:59:16)

+1

33

Гипнотический блок на сохранение тайны?..

Даниэль  знал немало способов воздействия на мозг. Тут было и очарование, и контроль, и еще много чего. При вторжении в разум чужое воздействие телепату заметно сразу. Для этого даже не надо читать мысли и перетряхивать воспоминания. Но гипнотический блок? Да еще такой, который вовсе не заметен?.. Да еще – установленный человеком? Люди, в отличие от вампиров, не владеют телепатическим даром… 

С другой стороны, – подумал он, – что мы знаем о магии этих сектантов? Да ничего.

Он готов был допустить уже всё, что угодно… Но, в любом случае, сейчас это никак не проверишь. И, значит, нужно сосредоточиться на других вещах.

– Лично меня беспокоит не полиция. А товарищи это сектанта. Беда в том, что если они заподозрят неладное, то могут попрятаться и притихнуть. И это для нас очень плохо. Если они узнают, что он умер… – Даниэль не докончил.

Следовало бы сказать: «Когда они узнают…», – подумал он. – Поскольку это неизбежно.

– …умер, – продолжал он, – или бесследно исчез, то неладное заподозрят несомненно. А стало быть, лучше всего сделать так, чтобы он исчез, но не бесследно. Например, спешно уехал. Проще говоря: сбежал. Это, конечно, тоже подозрительно. Но не настолько. И есть надежда, что его товарищи захотят разыскать его и выяснить, почему он так поступил. Тогда им не резон прятаться…

Даниэль поразмышлял еще немного, снова оглядев комнату.

– Полагаю, – сказал он, – нужно забрать тело, сымитировав спешный отъезд. Тем более, тело нам еще пригодится. Может, удастся что-то вытащить из него твоей магией. А вот цветок, – прибавил Сантес, – придется оставить. Ибо кто, поспешно сбегая, берет с собой аспарагус?.. Ты сможешь вынуть из него артефакт – так, чтобы не случилось очередной… неожиданности?

Отредактировано Даниэль Сантес (2016-07-10 22:51:29)

0

34

Даниэль был прав. За всеми этими волнениями, Джорджина совсем забыла, что  мистер Браун, не сам по себе, а часть  чего-то большого и неизвестного.
- Я попробую, но сам понимаешь,- ведьма снова перешла на ты,- гарантии дать не могу, ведь и в разум его ты входил, не представляя, как все обернется. Однако, выбора, похоже нет, иначе, мы зря вообще сюда пришли.
Леди Мортимер подошла к горшку, сняла перчатки и очень осторожно возложила руки на пузатые глазированные бока посудины. По пальцам пробежало покалывание, последовал ожидаемый, а поэтому, во-время нейтрализованый удар. Решительно, никаких нитей, от того, что лежало в корнях цветка не тянулось в стороны. Просто спрятанная вещь, созданная магией или наделенная каким-то магическим свойством, ничего более.
Джорджина надела перчатки и вопросительно оглянулась на Даниэля, проверив, готов ли тот к неожиданностям. Сантес внимательно наблюдал за ней, а значит, успеет среагировать, если это вообще, будет возможно. Левой рукой ведьма охватила куст аспарагуса у основания и потянула в верх, цветок неожиданно легко поддался и вышел вместе с комом земли, правую руку Джоржина запустила в горшок и аккуратно нащупала предмет, лежащий там. Металлический предмет, холодящий кожу сквозь тонкие перчатки. Джорджина обхватила его и вытащила из тайника.
Странное оружие, похожее на два тонких стилета, вделанных в одну рукоять. Расстояние между остриями было такое же, как от "укуса" на шее Элис.

Отредактировано Джорджина Мортимер (2016-07-10 23:46:31)

0

35

– О! – только и сказал Даниэль, увидев извлеченный Джорджиной предмет. – Он еще и магический? Как по мне – эта штука эффективна уже сама по себе, безо всякого чародейства. Что за магия на ней? И взял бы он ее с собой, если б решил поспешно сбежать? Как полагаешь?..

0

36

- Полагаю, что зависит от того, почему бежишь. Если, скажем, взять за основание побега, что Браун испугался и подальше от всего этого держаться думает, то должен был оставить. Но мы ровным счетом ничего о нем не знаем, что если он наоборот, идейный вдохновитель, и мог пропасть исключительно в интересах дела? Тогда он взял бы эту штуку с собой.
[indent] Джорджина осмотрела оружие выполненное искусным мастером. Тонкие черные стилеты к концу сужались до игольной остроты, рукоять представляла собой двух переплетных змей, которые скалили друг на друга открытые зубастые пасти.
- Что же до магии в этом предмете, решительно не могу понять ее назначения, не исключено, что это отпечаток того, кто пользовался ножами. Я бы очень хотела забрать их с собой и изучить в спокойной обстановке, впрочем, еще сильнее я хочу избежать переполоха.
[indent] С сожалением, она опустила оружие обратно в тайник и прикрыла сверху цветком.
- Итак, след от пули, слуга и тело, что будем делать с ними?

0

37

Сантес поглядел на след от пули. Он выглядел отвратно. Пуля пропахала некрасивую борозду в стене и засела в дверном косяке. Даже если вынуть ее – только ленивый не сообразит, что здесь стреляли.

– Со следом так быстро не управиться. – Даниэль досадливо покачал головой. – Да и слуге придется подчистить память. Я предпочел бы без этого обойтись, но, в сложившихся обстоятельствах, похоже, выбора нет.  Так что если ты не сможешь ничего сделать с этим всем своей магией, придется, пожалуй, вызвать наших «чистильщиков»… И, в таком случае, надо будет попросить Патрика отнести им записку. Если ты позволишь...

Даниэль помолчал. Снова – в который уже раз – огляделся по сторонам.

– А тем временем надо собрать багаж, который человек взял бы с собой в дорогу, уезжая второпях. Поищу сак. Он, должно быть, в кладовой… Сложу вещи. А ты тем временем, будь добра, погляди, где он прячет чековую книжку и деньги. Их он точно взял бы с собой – особенно, наличные. Тело, – прибавил он, – очевидно, забираем с собой. И пистолеты тоже… И патроны к ним, если они тут где-то есть. Поищи их заодно с деньгами и чеками. А я пока схожу в кладовую за дорожной сумкой.

Отредактировано Даниэль Сантес (2016-07-17 01:04:14)

0

38

-Что ж, план хорош. Деньги я видела в столе, патроны придется поискать, а что касается пули и слуги, зови своих чистильщиков.
Джорджина не стала вдаваться в объяснения, что след от пули, в принципе, можно убрать, но это долго, трудоемко, требует дорогих ингредиентов, и не факт, что получится со штукатуркой на стене так же успешно, как с деревянным косяком. С памятью же, она не рискнула иметь дело. Эти сектанты, кто бы они не были, возможно, чувствуют ведьмовскую магию, с тем же успехом, можно было оставить визитку.
-Да, Патрик, в твоем распоряжении, нужно лишь назвать ему адрес.
Когда Даниэль вышел из комнаты, она вытащила из-за диванчика пистолет, присоединила к нему оружие, из которого стрелял Браун, нашла в ворохе бумаг на столе чековую книжку, из ящика стола вытащила деньги, что-то около тридцати фунтов, с мелочью., и карманные часы, решила, что хозяин прихватил бы их с собой. Осмотревшись вокруг, она прикидывала, где лавочник мог хранить патроны. В кабинете их не было, придется поискать.
Ведьма вышла из комнаты и осмотрелась.  Рядом с кабинетом была спальня, в которой Сантис уже укладывал вещи, в большой черный сак. Джорджина спустилась по лестнице в гостиную, где наконец, и обнаружила коробочку с патронами в небольшом шкафчике у окна. Больше здесь не нашлось ничего интересного. Прихватив свою добычу, Джорджина вернулась а кабинет.

Отредактировано Джорджина Мортимер (2016-07-17 01:15:31)

0

39

В кабинете Даниэль набросал записку Алану Форнайту. Как обычно в таких случаях – коротко и по делу. Он не любил обращаться к службе секретности, но порой приходилось, что ж. Как бы он там ни относился к Форнайту, Сантес признавал, что тот знает свое дело. И никогда не был настолько самонадеян, чтобы считать, что буквально со всем способен управиться сам.

Если хочешь, чтобы дело было сделано хорошо… доверь его профессионалам.

Отправив Патрика с запиской, Даниэль снова вернулся в кабинет, прикидывая, что бы еще уложить в сак.

Заодно Сантес пробежал взглядом письмо, лежавшее на столе. То самое, которое писал лавочник, когда они с Джорджиной только вошли в кабинет… да так и не дописал. Ничего интересного, увы. Послание некоему мистеру  Лукасу, что-то о поставке сыров каких-то там сортов. Деловая переписка. Если конечно, все эти сорта и сыры не были каким-нибудь шифром. Даниэль не особо на это надеялся, но все же сложил недописанное письмо и сунул в карман. На худой конец: вдруг удастся что-нибудь вытащить из образца почерка…

– Что ж,  у нас пока есть время, – сказал он ведьме. – Давай подумаем, что мы могли упустить.

0

40

Да все на свете мы могли упустить, мы ничего не знаем, не об этом сообществе, не о царящих в нем порядках, не о самом Брауне. А вдруг, сбежать, для него абсолютно нелогично. Или то что убило его, отправило телепатический сигнал, его сподвижникам, а может еще что-то, но кто скажет точно, пока не начнутся неприятности/?
- Думаю, мы сделали все, что могли, - сказала Джорджина, -разве что, могу осмотреть весь дом, на предмет чего-нибудь магического, но очень сомневаюсь, что найду что-то полезное. Как скоро должна появиться эта ваша служба? Можно будет договориться о том, чтобы труп доставили в резиденцию Ковена? Попробую с ним поработать.

Отредактировано Джорджина Мортимер (2016-07-17 20:24:15)

0


Вы здесь » Лондон 1870 » Минувшее » Погоня за призраками‡Поиски убийц ведьмы Ковена&