http://forumfiles.ru/files/0017/94/c8/17306.css
http://forumfiles.ru/files/0017/94/c8/63044.css

Лондон 1870

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Лондон 1870 » Минувшее » Ночь счастливой охоты‡Знакомство Даниэля и Моники&


Ночь счастливой охоты‡Знакомство Даниэля и Моники&

Сообщений 41 страница 45 из 45

41

…А потом они лежали на траве, оба мокрые от ночной росы. И Моника обнимала Даниэля, обвив руками его талию. А он гладил девушку по волосам и любовался тем, как переливается лунный свет на влажной коже оборотницы.

Его охватило умиротворение и приятное ленивое спокойствие. Весь мир казался донельзя правильным и удивительно гармоничным. Даниэль понимал, что это не продлится долго: придется встать и заняться «уборкой», чтобы успеть до исхода ночи. Но время еще было. И значит, пока что можно просто лежать, наслаждаясь тишиной, ощущением прохладной росы на теле и присутствием девушки, приникшей к нему. Мягкой, сонной, теплой…

За долгие века, что Даниэль прожил на земле, в его постели перебывало множество женщин. Но Моника была особенной. Из тех, кого не позабудешь и через сотню лет. Страстная и нежная, дикая и ласковая, и все одновременно, и настроения сменяют друг друга с неимоверной быстротой, и вся она словно соткана из противоречий и контрастов. Истинная кошка. И дивная женщина.

Надо будет как-нибудь повторить, – думал Даниэль, рассеянно наматывая на палец каштановый локон. – Увы, не сейчас. Но однажды… Тем более, что Моника, судя по всему, не против.

Небо на востоке мало-помалу начинало светлеть. Даниэль нехотя выпустил локон и приподнялся на локте.

– Моника, – сказал он негромко, – скоро рассвет. А надо еще тут прибраться.

0

42

– Мммм… Да, рассвет… – Моника зевнула, как котёнок: мелькнул розовый язычок.

Оборотница чувствовала себя сонной, усталой. Это была блаженная усталость – но тем не менее.

Моника не удивлялась своему состоянию. Она по опыту знала, что после любовных игр с вампирами все силы как будто уходят, и физические, и душевные. Знала и не имела ничего против: в конце концов, после пунша вот наутро голова болит, так что ж теперь, не пить, что ли?..

Только почему-то сегодня усталость и опустошение были сильнее, чем обычно. И наслаждение тоже было острее… «Какой необычный попался вампир, – подумала Моника сквозь полудрёму. – Хотя, если вдуматься, кому это он попался? Явно не охотникам… это охотники нам попались…» Мысли путались, сознание уплывало куда-то в страну сновидений.

– Сейчас я встану, – сказала девушка Даниэлю. – Встану и начну прибирать…

И, говоря это, она засыпала.

0

43

Даниэль только вздохнул. Конечно, он понимал, что Моника теперь не помощница. Уж таковы законы мироздания: любовная связь с вампиром грозит истощением – физическим и душевным. Он и не ждал, что оборотница поможет в «уборке». Сказал лишь для того, чтобы объяснить, почему ему придется уйти…
Он одевался, поглядывая на Монику. Девушка свернулась уютным калачиком под кустами дикой малины. И сладко спала.

Подняв Монику на руки (она не проснулась), Даниэль отнес ее поглубже в заросли и уложил среди кустов. Здесь, по крайней мере, никто на нее не наткнется, пока он будет прибираться. А то мало ли! Уж слишком много в Сент-Олбанс гуляющих по ночам…

Он вернулся к собору и принес убитого им священника. Свалил на землю рядом с трупами охотников. Озеро ждало их…
Тащить разом четыре тела – неудобно и тяжеловато даже для вампира. А делать две ходки не хотелось. По счастью, охотники привели с собой лошадей. Кстати.
Он вывел из леса двух лошадей и перекинул мертвые тела через их спины – по два на каждую. И, взяв их под уздцы, привел к озеру.
Рыбы будут жиреть, – думал он, приматывая валуны к мертвецам их же порванной на ленты одеждой. – Святоши ловят тут рыбу и едят ее. А рыба ест святош. Круговорот природы…

Он утопил священника и охотников – и их вещи. А после – вернулся и прибрался на поляне, следя, чтобы ничто не указывало на вмешательство нелюдей. Служба секретности, вероятно, управилась бы лучше. Но не бегать же к ним с каждым чихом. Тем более, время поджимает.
…А Моника по-прежнему сладко спала.
Надо бы доставить ее домой – не оставлять же здесь… За рощицей, в перелеске, Даниэль оставил свою коляску. Но открытый экипаж – не лучшее транспортное средство, чтобы везти в Лондон полуголую девушку. Да и куда ее везти?..

Даниэль разыскал рясу и туфли Моники. А потом забрался в заросли и присел рядом со спящей оборотницей. Потряс за плечо. Она лишь лениво отмахнулась. Даниэль потряс сильнее… и еще сильнее. Добившись, наконец, чтобы Моника открыла полусонные глаза.

– Надо тебя одеть и отвезти домой, – сказал он раздельно.  И как можно более внятно. – Где ты живешь в Лондоне? Адрес?

0

44

Моника спала, и ей снился Даниэль; потом она открыла глаза, увидела Даниэля рядом с собой и никак не могла сообразить, является это продолжением сна или всё-таки нет…

– Адельфи, Бэкингем-стрит, 24, – машинально назвала она свой адрес. Но потом сообразила, зачем её спрашивают. – Ой, нет…  мне туда сейчас нельзя…  там меблированные комнаты… много любопытных глаз… и вот это всё…

Девушка снова начала проваливаться в сон, и ей показалось, что она уже возле дома, и прекрасный беловолосый вампир несёт её на руках вверх по лестнице, всю такую окровавленную и одетую в рясу церковного служки. А остальные жильцы выглядывают из дверей, округляют глаза и начинают аплодировать.

– Я оставила платье в трактире, – с трудом выныривая из сна в реальность, как могла объяснила Моника. – А ушла в рясе через окно. Из комнаты. Я там сняла комнату. Тут неподалёку.

Она вслепую – глаза закрывались сами – потёрлась щекой о руку Даниэля.

– Ты меня туда отнесёшь?

0

45

Даниэль поморщился: меблированные комнаты. Где из-за каждой двери глядят любопытные глаза соседей, только и ищущих повод для сплетен и пересудов. Тащить туда сонную девушку, облаченную в рясу послушника, определенно не стоило. Тут даже трактир выглядел лучшим вариантом.

Трактир Даниэль знал – он был тут один на пути из Лондона в Сент-Олбанс. В паре миль отсюда.

– Я тебя туда отвезу, – сказал Даниэль, натягивая на Монику рясу. Едва ли им встретится кто-то по пути, но мало ли. А ряса была все же лучше, чем… ничего.

Моника, впрочем, его уже не слышала.

Даниэль поднял откидной верх коляски и усадил в нее Монику. Сел сам и направил лошадь в сторону дороги на Лондон.

…Ранним утром дорога была пустынной. И возле трактира, по счастью, никакой активности не наблюдалось. Трактир – одноэтажное приземистое здание с облезлыми стенами, укутанными диким хмелем, – был не из лучших. Дешевый клоповник, сказать по правде.
Даниэль оглядел его и приметил окно с полузакрытой створкой. Он заглянул в комнату. Узкая кровать, стул и обшарпанный ларь – вот и вся немудреная мебель. На спинке стула висит простенькое коричневое платье. Комната пуста, но дверь – он видел это сквозь окно – заперта на задвижку изнутри. Несомненно, он нашел то, что нужно.

Даниэль открыл створки окна. Вынул Монику из коляски. Она прижалась к нему, уткнувшись носом в его плечо, и что-то ласково мурчала сквозь сон… Даниэль затащил ее в комнату. Уложил на кровать. Снял с Моники туфли. И немного постоял над кроватью, любуясь спящей девушкой. К добру или к худу – но Моника нравилась ему. И Даниэль уже решил, что стоит продолжить знакомство. Тем более: он теперь знал ее адрес…

Между тем, надо было спешить. Даниэль вылез в окно и вернулся к коляске. До Лондона больше десяти миль. А рассвет не заставит себя долго ждать.

***

Продолжение знакомства

Отредактировано Даниэль Сантес (2016-07-05 19:29:08)

0


Вы здесь » Лондон 1870 » Минувшее » Ночь счастливой охоты‡Знакомство Даниэля и Моники&