http://forumfiles.ru/files/0017/94/c8/17306.css
http://forumfiles.ru/files/0017/94/c8/63044.css

Лондон 1870

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Лондон 1870 » Лондон и его окрестности » Таинственный подвал‡Алан идёт в сгоревший дом&


Таинственный подвал‡Алан идёт в сгоревший дом&

Сообщений 1 страница 40 из 45

1

Продолжение лога «Проверка лояльности»
Алан Форнайт и его помощник отправляются искать следы жертвоприношения.

.

Дом, в котором базировалась служба секретности, был жилым – часть сотрудников службы, в том числе и сам Алан Форнайт, имели там квартиры. Но также в доме были рабочий зал (в просторечии называемый конторой), общая гостиная, склад (он же арсенал), архив и другие, столь же интересные помещения.

Вернувшись из резиденции Принца, Алан сразу прошёл в контору. Там сидел Джерри;   когда начальник вошёл, он поднял голову.

– Сильвия ещё не вернулась? – спросил Алан так, будто они с заместителем виделись лишь несколько минут назад.

– Нет, – мотнул головой Джерри.

«Жаль, – подумал Алан, – очень жаль». Сильвия была лучшим телепатом среди мифотворцев. Искать следы загадочного жертвоприношения Алан предпочёл бы вместе с ней; но увы, Сильвия сейчас выполняла другое задание, а ждать её времени не было. «Кто там из наших телепатов должен быть свободен?»

– Если Кевин сейчас в гостиной, притащи его сюда, – попросил он Джерри.

– Угу. А зачем  тебя первый советник вызывал-то?

– Давай я расскажу, когда ты с Кевином придёшь, ладно? Не хочется повторять два раза.

Джерри усмехнулся и вышел. Ожидая его возвращения, Алан скользнул глазами по исчерканному листу, где в творческих муках рождалась статья для жёлтой газетёнки «Калейдоскоп».  Джерри писал не так легко, как Форнайт, но очень старался и не жалел драматических эпитетов.

Взгляд Алана зацепился за строки: «… после этого чёртов дом долгое время стоял заколоченный. Все обходили его стороной. Окна затянула густая паутина. Но недавно один джентльмен соблазнился низкой арендной платой (зачёркнуто) не испугался ужасного проклятия и поселился там со своей семьёй. И что же? Не прошло и месяца, как страшный взрыв газа унёс их жизни…»

0

2

Алан не успел дочитать: вернулся Джерри – вместе с Кевином О’Нейлом. Кевин был младше Сильвии и слабее ее как телепат, но недостаток умений искупал старанием и инициативностью. Порой, чрезмерной.

– Добрый вечер, шеф, – поздоровался он. – Тут, говорят, намечается что-то интересное?

Проходя мимо стола с недописанной статьей, Кевин, конечно же, не мог не сунуть в нее нос. И сунул.

– У! Так он у нас еще и проклятый? – весело удивился он. – Дом. Джерри, а тебе не кажется, что ты немного того… ну, слегка хватил через край? Нет, я понимаю, что «Калейдоскоп» только такое и кушает, но…

Кевин подтянул к себе стул и уселся на него верхом, положив скрещенные руки на спинку и опершись о них подбородком.

–… Но, – повторил он. – Завтра про этот домишко будет болтать весь Лондон. А между тем…  Вот, вообще говоря, джентльмены, вы не думаете, что мы зря раздуваем шумиху? Нам бы надо отвлечь внимание от этого несчастного дома, сделать так, чтобы люди забыли о нем поскорее, а мы, напротив того…

Он оборвал сам себя, поймав взгляд Алана. И, очевидно, верно истолковал его. Поскольку заткнулся.

0

3

Одно из неписаных правил делового этикета гласит, что подчинённый не должен критиковать действия начальства. Иерархия в среде вампиров предполагает, что к древнему вампиру все, кто младше его, относятся почтительно. Алан Форнайт не всегда требовал исполнения этих правил; более того, он полагал полезным, что мифотворцы открыто говорят свои мысли (не при посторонних, конечно же, а исключительно в рабочей обстановке). Во-первых, тогда Алану было легче составить себе  правильное представление о личности подчинённого. А во-вторых, не исключено, что кто-то скажет что-то дельное: у молодёжи свежий, незашоренный взгляд.

Однако в данном случае Кевину следовало доходчиво объяснить, что ничего дельного он не сказал.

– Кевин, – произнёс глава службы секретности,  – реши задачу. Дано: население Лондона – три с половиной миллиона человек.  Тираж газеты «Таймс» – десять тысяч экземпляров. Тираж «Калейдоскопа» –  пять тысяч, тираж «Дейли ньюс», куда мы тоже напишем – четыре с половиной тысячи. Суммарный тираж газет  «Морнинг Пост», «Иллюстрированные лондонские новости», «Дейли телеграф», «Рейтер» и прочих, куда мы НЕ пишем – свыше трёхсот тысяч экземпляров.  Вопрос: какова вероятность, что об опубликованных нами статьях будет болтать буквально ВЕСЬ Лондон?

Алан помолчал немного в ожидании ответа, потом перешёл к делу.

– Сегодня у меня была об этом доме на Чансери-лейн беседа с первым советником Принца Лондона. Меры, предпринятые службой секретности, он одобрил… – «во всяком случае, сказал, что к работе нашей службы претензий нет», добавил Алан про себя, – … однако, читая в моих воспоминаниях всё, что связано с домом, он почувствовал некую ауру или энергию, идентичную той, которую видел в местах жертвоприношений, предположительно совершённых сектой «детей Баала». Это означает одно из двух: либо в том доме, который мы взорвали, был проведён ритуал этой секты, либо в доме спрятали тело жертвы. Возможно, тело подкинули туда уже после пожара, с тем расчётом, что при разборе завалов его непременно найдут и обнаружат на нём следы, похожие на укусы вампира. Нам необходимо в этом разобраться, и как можно скорее. Поэтому мы с Кевином сейчас отправимся к сгоревшему дому и обследуем его… точнее, то, что от него осталось. Джеральд, ты ждёшь нас до полуночи. Если мы не вернёмся – ты знаешь, что делать. Вопросы?

Отредактировано Алан Форнайт (2016-06-07 19:12:01)

0

4

На миг повисла тишина.
Но только на миг.

А потом  Кевин подал голос:
– В общем, если я правильно понял, нам нужно пойти в тот сгоревший дом. И где-то там, непонятно, где, найти непонятно, что. Все верно, шеф?

0

5

– Абсолютно, – подтвердил Алан.  Заметил, что Джерри усмехается, и сам не смог удержаться от улыбки. – Очень точно подмечено: пойти неизвестно куда, найти непонятно что, сделать хоть что-нибудь, но хороший результат получить непременно. Специфика нашей службы.

За разговором он вытащил из ящика стола небольшой портфель.

– Снаряжение… – понимающе кивнул Джерри.

– Оно.

В портфеле лежали инструменты – от клещей до отмычек – и несколько флаконов, подготовленных Маркусом, штатным химиком службы секретности. Проверяя содержимое портфеля, Алан рассеянно поинтересовался:

– Кстати, Джеральд, а тот дом действительно раньше стоял заколоченным?

– Стоял. А что?

– Может оказаться важным. Собери мне, пожалуйста, побольше информации об этом доме, домовладельце и жильцах.

– Раньше чем завтра не получится. Сегодня рабочий день во всех присутственных местах уже кончился…

– Да. – Алан закончил осмотр и поднял глаза на телепата, – Кевин, как у тебя со снаряжением? Что-нибудь выдать или всё есть?

Отредактировано Алан Форнайт (2016-06-30 23:34:39)

0

6

– Да, шеф, – отозвался Кевин. – В смысле, нет, шеф. Ничего выдавать не нужно. Как говорится: оmnia mea mecum porto. – Он постучал себя пальцем по лбу, давая понять, что на свою телепатические способности – уж каковы бы они там ни были – полагается больше, чем на любые «приспособления». – Готов выдвигаться. Шеф.

0

7

– Выдвигаемся, – кивнул Алан.

Они попрощались с Джерри и вышли в вечерний сумрак, уже воцарившийся на улицах. Алан прикинул, не взять ли экипаж, и тут же отказался от этой мысли. Во-первых, в это время на дорогах были страшные заторы: омнибусы делили проезжую часть со всадниками, кэбами, степенными частными каретами, возвращающимися с рынка телегами – в общем, пешком дойти проще. А во-вторых, потом экипаж пришлось бы поставить возле сгоревшего дома или на соседней улице, и кто знает, не привлёк бы он лишнего внимания?

Вампиры шли быстро. Алан молчал. Говорить о деле на улице среди случайных прохожих было бы как минимум неосторожно, а беседовать о пустяках не хотелось.

Жилые дома на Чансери-лейн были высокими, узкими, построенными по типовому проекту. В ряду этих домов сейчас зияла чёрная прореха – остов бывшего дома адвоката.

Алан Форнайт прошёл в крошечный палисадник. Обернулся к Кевину:

– Если кто-то придёт и заинтересуется нашим тут пребыванием, то мы журналисты. У меня есть удостоверение, ты и так отболтаешься, – в способности Кевина заморочить собеседнику голову Алан ничуть не сомневался. – И вот ещё что. Первый советник Его Величества предупреждал, что аура, которую может ощутить телепат в этом доме – особая. Она вызывает чувство холода и необъяснимого, но весьма сильного страха.  Будь осторожен.

Отредактировано Алан Форнайт (2016-06-12 19:43:34)

0

8

– Угу. – Кевин кивнул. – В смысле: спасибо, сэр. Учту.

Вампир обозрел темный остов.

– Ладно, что мы ищем?.. Что мы ищем…  – Последние слова он пробормотал больше себе под нос, чем обращаясь к Алану. И занырнул внутрь дома, ловко пробираясь между полуповаленными и перекошенными балками.  Некоторое время он шнырял среди них, оглядываясь по сторонам и пытаясь сориентироваться.
Дом покойного адвоката был не так уж велик. А теперь, когда от него осталось полторы стены и куча обгоревшего мусора, обыск не должен был занять много времени.

– Нет, шеф. – Кевин высунулся из-за обугленной балки и развел руками. – Не хочу огорчить вас, но, по-моему, тут ничего нет. То есть, я что хочу сказать? Если тело подкинули сюда с тем, чтобы его нашел даже самый и тупой и ленивый смертный, то мы бы уж точно давным-давно его увидели. Но здесь нет никакого трупа. И ни одного чертова признака, что труп вообще был. Как и ничего интересного вообще. Только куча никчемного сгоревшего хлама…

Кевин отряхнул перчатки от угольной пыли и еще раз огляделся по сторонам. Но во взгляде его сквозили безнадежность и легкое разочарование.

– Разрешите спросить, шеф. А вы не думаете, что Сант… э-э… мистер Сантес изволил над нами слегка подшутить?.. То есть, простите, сэр, но… – Он широким жестом обвел сгоревший дом. – Вы же видите сами…

0

9

Алан Форнайт усмехнулся краем рта.

– Ты только не озвучивай этого предположения при первом советнике Принца. Если ты окажешься неправ, у тебя начнутся очень, очень серьёзные неприятности. Если прав – то тем более.

В принципе, Алан понимал, что Кевин вряд ли действительно скажет при Сантесе что-то подобное. Но это был такой удобный случай косвенно высказать своё мнение о характере первого советника – грех пропустить.

Алан не исключал, что Даниэль Сантес мог пошутить. Или, скажем, ошибиться. Но что это меняло? Первый советник Его Величества отдал распоряжение. Его ранг и положение при дворе таковы, что другие вампиры обязаны распоряжение выполнить. Если мифотворцы сейчас уйдут, а потом скажут Сантесу: «Мы не выполнили ваш приказ, сэр, потому что решили, что вы изволили пошутить» – даже Принц оправдает советника, если тот прибьёт Алана и Кевина прямо на месте.

Форнайт и сам видел, что среди рухнувших обгоревших балок ничего нет. Пока Кевин лазил по руинам, он тоже посмотрел места, куда, на его взгляд, имело смысл подкладывать труп – и тоже ничего не нашёл.

– Надо для порядка разобрать завал внизу на цокольном этаже, – сказал Алан. – Ленивый и тупой смертный туда, конечно, не полезет. Но если кто-нибудь организует работы по расчистке участка буквально в ближайшие дни, если сюда пригонят группу рабочих с лебёдками, они теоретически могут найти там тело.

И в любом случае сказать Сантесу «Мы разобрали там всё по брёвнышку, сэр, но ничего не нашли» будет гораздо правильнее с любой точки зрения.

0

10

– Как скажете, шеф, – покорно отозвался О’Нейл.

Лично он полагал, что если для разбора завала потребны рабочие с лебедками, то никаким сектантам было бы не под силу засунуть туда тело после пожара. Но, даже имея очень ценное мнение, надо уметь вовремя остановиться, если споришь с начальством.

Впрочем, просто смолчать Кевин не мог.

– Правда, потом мы, как служба секретности, будем обязаны скрыть следы своей деятельности, – заметил он. – Иначе сказать: сложить весь завал обратно, точно как было. Но надо, значит, надо. Шеф.

+1

11

– Именно, – согласился Алан. – Причём не только сложить все брёвна обратно, но и пеплом их присыпать, и мусора накидать. А что, когда ты поступал в службу секретности, разве тебе кто-то обещал лёгкую жизнь?

На цокольных этажах, – то есть на этажах, наполовину утопленных в земле, – обычно располагались нежилые помещения. Например, магазин, дешёвая забегаловка, склад; в одном непрестижном районе Лондона цокольные этажи превратили в хлева и держали там коров и свиней. Алан Форнайт как-то оказался в тех краях и благословил судьбу за то, что у него, как у любого вампира, слабое обоняние.

Но в особняках лондонцев среднего класса, разумеется, ничего подобного не было. Сколько мог понять Алан, пока они с Кевином поднимали рухнувшие балки и перебирали остатки утвари, здесь на нижнем этаже были кухня и комнаты для прислуги. Может быть, ещё гладильная, но тут он не поручился бы.

Всё это время Алан прислушивался, не подходит ли кто-то к сгоревшему дому. Заглянувший на развалины человек мог бы быть весьма удивлён, увидев «журналистов», в одиночку ворочающих брёвна, которые и несколько человек с трудом подняли бы! Этого никак нельзя было допустить. Но, к счастью, всё было тихо.

Минут через десять Алан докопался до пола, покрытого керамической плиткой. Наткнулся на то, что когда-то было кухонным шкафом. На нижней полке ещё сохранилось несколько жестяных коробок. В одной было дешёвое хозяйственное мыло. В другую – втиснут круг колбасы.

Глядя на эту колбасу, вампир задумчиво покачал головой. Он понял – или ему казалось, что понял, – почему колбаса лежит в закрытой коробке на нижней полке. Кухарка утащила аппетитный кусок с хозяйского стола и припрятала, чтобы съесть самой. Это было так по-человечески. Так естественно. И почему-то трогало сердце до боли. Колбаса так и лежит в коробке, а кухарки больше нет на свете.

Стряхивая с себя задумчивость, Алан окликнул помощника:

– Ну как, нашёл что-нибудь?

Отредактировано Алан Форнайт (2016-06-15 14:17:00)

+3

12

– Да, шеф, – отозвался О’Нейл.

Кевин возился за кухонной печью. Огромная, на совесть обмазанная глиной, она ничуть не пострадала, хотя на нее свалилась пара обломков балок и кусок обгоревшего пола первого этажа. Ирландец высунулся из-за печи, взъерошенный и слегка перемазанный сажей.

– У меня тут половинка кофейной чашки и бельевая веревка, – бодро доложил Кевин. – И, сэр, я обнаружил труп… Правда, это всего лишь крыса, – прибавил он. – И я не вижу никаких следов обескровливания или признаков жертвоприношения. Я бы сказал: она просто запеклась. Но это ведь лучше, чем ничего, сэр? – спросил он с затаенной надеждой. – А что у вас?..

0

13

– А у меня колбаса, – сообщил Алан, – которую можно, с некоторой натяжкой, считать трупом коровы. И ещё мыло.

Он уже и сам начинал склоняться к мысли, что первый советник Принца ошибся: никаких следов ритуала здесь нет и тела жертвы – тоже. Возможно (Алан готов был это допустить), когда-то в этом доме действительно было совершено жертвоприношение. Но следов, кроме ментальных-энергетических, уже давно не осталось. Да и те слабые. Сантес их чувствует, а О’Нейл, не настолько опытный телепат, – не может.

На цокольном этаже осталось ещё два неразобранных угла. Всего два. Вероятность найти что-то осмысленное казалась исчезающе маленькой.

«Если мы больше ничего не обнаружим, – подумал Алан со внезапным раздражением, – я честно соберу в пакет все наши находки и отнесу их Сантесу. На экспертизу. Выложу перед ним на стол разбитую чашку, колбасу, дохлую крысу, верёвку и мыло. И, чёрт побери, спрошу, какие из этих предметов вызывают у него сильный иррациональный страх».

Отредактировано Алан Форнайт (2016-06-16 14:02:10)

+1

14

– Мыло…  – протянул Кевин. – И веревка… Угу…

В его глазах промелькнул отблеск некоей мысли, которую он, впрочем, не стал озвучивать. Возможно, это было к лучшему.

– Говорил же я, что ничего тут нет, – пробурчал он вместо этого. Однако честно приступил к разбору одной из двух оставшихся куч, пока Алан Форнайт занимался последней.

Груда мусора, доставшаяся Кевину, была невелика, и он раскидал ее довольно быстро. Поломанная кухонная утварь, осколки посуды, обломки немудреной мебели, опаленные тряпки и совсем уж непонятные обгоревшие остатки, уже не подлежащие идентификации… О’Нейл выпрямился, восстав среди разбросанного хлама.

– Пустота! – объявил Кевин. И непонятно было, чего в его голосе больше: разочарования или гордости от осознания собственной правоты. – Абсолютная пустота, шеф. И у вас, как я вижу, тоже, – прибавил он, покосившись на Алана.

О’Нейл откинул носком ботинка подвернувшуюся головешку и печально вздохнул.

– В общем, результат нулевой. Только того и добились, что потеряли время, изгваздались и чертовски замерзли… Не подумайте, что я жалуюсь, сэр. Просто констатирую факт, – поспешно уточнил он, перехватив пристальный взгляд шефа.
– Ты замерз? – спросил Алан. Очень задумчиво.
– Есть немного, – Кевин кивнул. – А вы сами не чувствуете, как здесь холодно? Сэр.

0

15

Алан внутренне весь подобрался, насторожился, удваивая внимание. Кажется, начиналось именно то, о чём предупреждал Даниэль Сантес. «Здесь холодно, сэр».

Холодно? Вампиры, конечно, различали, где тепло, а где прохлада, но живые мертвецы по самой своей природе нечувствительны к разнице температур. Вампир может чувствовать себя комфортно даже во льдах Гренландии. А Кевин О’Нейл, значит, замёрз сентябрьским вечером в центре Лондона? И не просто замёрз, а прямо-таки чертовски?

– Нет, я не чувствую холода, – голос Алана был спокойным и твёрдым. – Кевин, сосредоточься. Ощущение холода физическое или ментальное? Откуда оно исходит? Постарайся понять.

Почему-то Форнайту не давала покоя головешка, которую только что пнул его помощник. В том, как она отлетела и упала, было что-то неправильное. Какая-то странность. Алан вгляделся и сообразил: деревяшка упала на расчищенный участок и должна была лежать ровно, но она перекосилась – потому, что пол в этом месте проседал. Алан подошёл ближе. Рядом с тем местом, где стоял Кевин, пол действительно проседал на участке примерно в полфута шириной.

Пока Кевин думал и прислушивался к своим ощущениям, Алан присел на корточки и рассмотрел этот участок поближе. Ему показалось, что керамические плитки пола скрывают какой-то люк. Он достал нож, поддел одну из плиток и отодрал. Да, похоже на люк или крышку погреба. Алан заработал ножом активнее: обнажились доски с железными скобами, а под ними, судя по звуку, с которым доски отзывались на стук, было большое пустое пространство. Погреб? Подвал?

А Кевин всё молчал, и это было настолько нехарактерно для скорого на язык ирландца, что Алан начал беспокоиться.

– Кевин? – окликнул он.

Отредактировано Алан Форнайт (2016-06-19 21:16:21)

0

16

«Ощущение холода – физическое или ментальное?»
Вопрос застал Кевина врасплох. Он уже собирался ответить … и не сказал ничего. Что уже само по себе могло вызвать у собеседника недоумение. Ибо если уж Кевин раскрывал рот, заставить ирландца его закрыть было проблематично.

Но вот теперь…

Кевин задумался, прислушиваясь к своим чувствам. Нет, пожалуй, холодно не было… но было. Он, как ни силился, не мог объяснить этого даже самому себе. Никогда раньше телепат не сталкивался ни с чем подобным.

Он уже собирался объяснить это Алану Форнайту, когда увидел, что делает шеф. А тот вынимал – одну за одной – керамические плитки пола, обнажая деревянную крышку люка. И эта крышка… она была…

Кевин не успел додумать: внезапно и резко его словно накрыло темной волной. Тело действовало само, без участия разума. Одним прыжком он оказался рядом с Форнайтом и резко дернул его на себя, пытаясь оттащить от люка.

– Не трогайте! – крикнул он, не прибавив «сэр». Было не до того. – Не открывайте! Это опасно! Мы погибнем! Не трогайте его!

0

17

Первым побуждением Алана было отпрянуть от крышки погреба – жизнь научила его не игнорировать предупреждения об опасности. Затем стоило бы отойти вместе с Кевином на безопасное расстояние и там спокойно выяснить у помощника, что здесь творится.

Однако вышло по-другому. Кевин ещё не успел договорить, как Алан и сам почувствовал неладное. Все его инстинкты, вся интуиция охотника  кричали «Тревога! Смертельная опасность! Назад! Беги отсюда!» Но сквозь эти сигналы, прорезая их, слышался чёткий голос Даниэля Сантеса: «Возникает ощущение холода и  чувство страха. Иррационального, но весьма сильного».

Алан хотел убежать, скрыться, оказаться как можно дальше от этого дома – и одновременно понимал, что бежать сейчас никак нельзя. Это противоречие взрывало ему мозг, путало мысли. Форнайт застыл, не зная, на что решиться, и в этот момент Кевин снова что-то закричал и потащил его к полуразрушенной лестнице наверх.

Отталкивая ирландца и от души припечатывая его кулаком в скулу, Алан будто бил себя самого  – того себя, который поддался нелепой панике.

Кевин О’Нейл отлетел на кучу обгоревших досок, развалил её, но тут же вскочил и снова кинулся к своему шефу.

«Чувство страха… Иррационального…» – звучал у Алана в голове голос Сантеса. Голос придавал сил. Если первый советник Принца когда-то прошёл через это и выдержал, то и Алан Форнайт сможет!

Кевин старался вытащить шефа из дома; Алан, напротив, прилагал усилия, чтобы остаться и удержать помощника. Вампиры вцепились друг в друга и покатились по полу, ломая всё, что по какой-то случайности оставалось ещё целым.

Стоит догадаться, что страх не твой, что он иллюзорный, стоит переключиться на другую задачу – и становится легче. Алан понял это и справился с собой. Но Кевин всё ещё находился во власти немотивированной паники.

– Кевин, хватит! – выкрикнул Алан в промежутке между перехватом и обманным ударом. – Возьми себя в руки! Это наведённый страх, ненастоящий! Нас о нём предупреждали!

0

18

Как мог он не понимать? Такую простую и очевидную вещь! Почему Алан Форнайт – древний вампир, опытный, умный – не видит опасности? Открыть долбаный люк… да что там! – даже просто задержаться в этом доме, обозначало развоплощение.  Конец существования!

Он, должно быть, сошел с ума. Просто рехнулся. Говорят, с древними такое бывает. Что-то переклинивает у них в мозгах, и они лишаются рассудка.

О’Нейл ни в жизнь не верил, что нечто подобное может произойти с его шефом, но вот же оно! Вместо того чтобы позволить Кевину вытащить его из треклятого дома и увести от опасности, шеф тянет их обоих к краю пропасти, пытаясь остаться здесь, где гибель неминуема.

Он определенно не в себе. Да еще и дерется! Вот, двинул в челюсть. Спрашивается: за что?!

Кевин отлетел, в очередной раз получив по зубам. Едва не плача от безнадежности и отчаяния. Он понимал, что не совладает с древним вампиром. В драке Форнайт разделает его как Бог черепаху, а доводы разума он – в своем безумии – слушать не желает. Так что же делать?!

«Это наведенный страх», – говорит Алан, нависая над Кевином и прижимая его к полу.

Что за бред он несет? Причем тут страх? Ведь ясно же, что там, под крышкой этого прокля́того люка…

Собственно, а что там, под крышкой? Кевин уже не пытался вырваться, понимая: бессмысленно. Вместо этого он с опаской покосился на люк. А потом перевел взгляд на Алана. Посмотрел ему в глаза. В них не было безумия. Только холодное спокойствие и непоколебимая уверенность в собственной правоте.

–  Сэр?.. – сказал Кевин.

Отредактировано Некто (2016-06-21 00:35:33)

0

19

Отлично. Кевин вспомнил, как следует обращаться к вышестоящим. Ещё немного – начнёт соображать и анализировать ситуацию. Ему надо только немного помочь. Подтолкнуть, так сказать.

– Так ощущение холода всё-таки физическое или ментальное? – спросил Алан спокойно. – И кстати, сохраняется ли оно сейчас? Это важно, Кевин. 

Но прижимая телепата к полу и глядя в его глаза, глава службы секретности думал почему-то не о странной ауре, которая чувствуется в этом доме. Не о холоде, не о страхе. Он думал о Кевине О’Нейле. Ирландец, считая, что находится рядом со страшной опасностью, которая уже надвигается, чувствуя, что до гибели остались считанные секунды, не убежал со всех ног без оглядки, а пытался спасти его, Алана. «Чем я заслужил такую преданность? – думал Форнайт. – И чем я смогу отплатить за неё – да и смогу ли?»

Отредактировано Алан Форнайт (2016-06-21 15:31:10)

0

20

«Ощущение холода – физическое или ментальное»?

Дался ему этот холод!

Но отчего-то шефу это было важно, и Кевин послушно задумался.  Вернее сказать: попытался. Не так-то просто размышлять об отвлеченных вещах, когда рядом – буквально в двух шагах – притаилась неведомая опасность.
Он снова покосился на люк. Было понятно, что опасность подстерегает там, внутри. Хотя, конечно… если вдуматься… что такого может быть в погребе, чтобы единым махом уничтожить двух вампиров? Один из которых – древний! Нет, разумеется, варианты были. Но все они, при ближайшем рассмотрении, казались… не очень правдоподобными.

А Форнайт по-прежнему прижимал Кевина к полу, смотрел требовательно и ожидал ответа.

– Холода, сэр?.. – пробормотал Кевин, пытаясь сосредоточиться. Нет, пожалуй, ему не было холодно. По крайней мере, физически. Да и вообще: как вампир может замерзнуть? Но все же, каким-то непостижимым образом, холод чувствовался. Где-то внутри. Так, словно его кровь и все внутренности разом заледенели. Но ведь так не бывает, верно?

– Нет, сэр… – проговорил Кевин. – То есть, не скажу наверняка, сэр, но, видимо, все-таки не физическое. Тем более: вы же ничего такого не чувствуете? Значит, если рассудить: наверное, оно ментальное, сэр. – Он снова задумался. – И насчет опасности, сэр… Я не уверен… Возможно, все не так плохо, как мне сперва показалось. И… может быть, вы позволите мне встать? Сэр.

Отредактировано Некто (2016-06-21 15:09:16)

0

21

– Да, конечно, – сказал Алан и поднялся. Удерживать помощника силой было уже не нужно, а наваливаться на него просто так –  удовольствие маленькое. – Знаешь, Кевин, извини, что я тебя ударил. На меня будто что-то нашло тогда.

Алан огляделся вокруг. Да уж, хорошо, что подраться вампирам довелось именно в разрушенном доме. Мало кто из людей способен был учинить подобный разгром за столь короткое время; в обычном случае пришлось бы тщательно скрывать следы драки. Но сейчас достаточно снова завалить цокольный этаж обгорелыми балками, и не более того.

Люк в полу казался светлым пятном на фоне потемневшей керамической плитки. В общем-то, обыкновенная крышка погреба – но смотреть на неё было неприятно.

А неприятнее всего то, что сейчас придётся поднять эту крышку и спуститься вниз.

– Мы должны исследовать дом до конца, – сказал Алан Форнайт. – Но не исключено, что эта аура, или энергия, о которой говорил первый советник Его Величества, снова как-то проявится. Есть идеи, как с этим бороться?

Сам он перебрал в уме содержимое портфеля со снаряжением. Нет, вроде бы для отражения атаки на мозг там ничего не годилось. Разве что – может быть – нашатырный спирт. Его резкий сильный запах любого человека приведёт в чувство и отвлечёт от навязанных мыслей. У вампиров обоняние гораздо слабее, но, с другой стороны, и нашатырный спирт у Алана  неразбавленный, высокой концентрации.  «Если воздействие будет таким, что с ним возможно справиться усилием воли, то есть шансы, что нашатырный спирт поможет. Если же оно будет сильнее – ну, тогда он, во всяком случае, не помешает», – решил Алан и, подобрав портфель, достал оттуда плотно закупоренный аптечный пузырёк с прозрачной жидкостью.

Отредактировано Алан Форнайт (2016-06-22 17:56:44)

0

22

«Есть идеи, как с этим бороться?..»

– Идеи? – переспросил Кевин, поднимаясь с пола и отряхивая пиджак. – Ну, крепкий удар по зубам был неплохим вариантом. Прочищает мозги. Кстати, у вас отличный хук справа, шеф. Слева, впрочем, тоже.

О’Нейл огляделся по сторонам и осторожно приблизился к люку. Он уже совладал с паникой и сознавал: Алан был прав – страх наведенный, ненастоящий.  Рассудком Кевин понимал, что внизу, скорее всего, ничего опасного нет. Но всякий раз при мысли, что надо поднять крышку люка, что-то сжималось у него внутри. 

А между тем, открыть-то придется. Ясно, что если ритуал и был – то там, внизу. Но с другой стороны…

– Если было жертвоприношение, то давно, сэр. Жильцы въехали месяц назад, – сказал он, вспоминая статью Джеральда. – А ритуал, надо понимать, был еще до того. Пока дом стоял пустой. Если мы и найдем там тело, то не в том состоянии, чтобы кто-то рассмотрел на нем укус вампира. Так может, все-таки, не будем открывать этот люк, сэр?..

0

23

– Крепкий удар по зубам? – переспросил Алан. – Ну, хорошо. В случае необходимости разрешаю бить меня по зубам. Потому что, как ты понимаешь, спускаться в подвал буду я: я не телепат и на меня аура жертвоприношения действует слабее.

А вообще мысль, что в случае неадекватного поведения полезно дать в челюсть, Форнайту  понравилась. Он уже мысленно составлял список личностей, которых надо бы поймать на неадекватном поведении, – а потом честно объяснить Принцу, что хотел как лучше и выполнял рекомендацию штатного телепата службы секретности.

– Но исследовать подвал придётся. Следы укуса – не единственный способ навести на мысль о вампирах. Можно, например, написать кровью на стене слово «вампи…», как бы начертанное слабеющей рукой. Да мало ли.  Мы должны быть полностью уверены, что тут всё в порядке.   

С этими словами Алан поднял крышку погреба.

Взгляду открылась темнота и деревянные ступеньки, ведущие вниз.

0

24

– Но, сэр… – начал Кевин. И замолк.

Он всерьез собирается спускаться туда один? И ведь не возразишь, если шеф прикажет остаться. Но отпускать его туда в одиночку…

Алана, конечно, можно понять: он теперь не уверен в Кевине. Еще бы: хорош помощник! Вместо того чтобы действительно помогать – только путается под ногами. Впал в нелепую панику, устроил скандал, орал по весь голос, позабыв об осторожности – чудо, что сюда никто не заявился на крики. А ведь могли! Случайные прохожие, а то и полиция. Так что шеф в чем-то прав: кому охота, вместо того, чтобы делать дело, нянчиться с собственным подчиненным?

Кевин чувствовал, что начинает злиться. Не на шефа, конечно – шеф все делает правильно. Он злился на Даниэля Сантеса – за то, что отправил их в этот чертов дом, злился на дурацких сектантов с их дурацкими ритуалами, злился на весь мир. И на себя. За свою панику, идиотское поведение, за то, что подвел шефа, и теперь тот полезет в подвал один. А мало ли, что там!

Помощничек! Никчемный и бесполезный.

За этой злостью, досадой и огорчением страх совершенно исчез. Но что теперь толку?

Алан уже начал спускаться вниз по узким деревянным ступенькам. И Кевин сделал попытку:

– Но сэр! Мистер Форнайт! Если вы будете там, а я здесь, как же я смогу дать вам по зубам в случае чего? Давайте пойдем вместе! Пожалуйста, сэр, – прибавил он с ноткой отчаяния в голосе. – Обещаю: я вас больше не подведу.

+1

25

Алан остановился.

– Ты меня и раньше не подводил, – сказал он, глядя на помощника. – Если бы ты не сумел почувствовать холод, мы ушли бы в уверенности, что тут ничего нет.  А это была бы большая ошибка.

Кевин, кажется, из-за чего-то переживал – Алан не мог понять, из-за чего.  Неужели ирландец стыдился накатившей на него паники? Но ведь это от него не зависело. Форнайт и сам испугался тогда. 

Хотя, может, это и хорошо, если стыдится. Значит, станет крепче держать себя в руках и не позволит ауре жертвоприношения подействовать на свой рассудок.

– Пойдём вместе, – согласился Алан. Не только потому, что Кевин теперь будет владеть собой, но и потому, что отказать сейчас означало обидеть.

Лестница была крутая, но короткая. Всего девять ступенек. Вампиры спустились в подвал.

Глазам представилось тёмное вытянутое помещение. Здесь пахло землёй и гнилью, а ещё было холодно – теперь этот холод чувствовал даже Алан. В дальней от лестницы стороне на полу стояли уже догоревшие свечи красного воска. Эти огарки образовывали круг, и в центре круга было  тёмное, въевшееся в доски пятно, припорошённое  то ли пылью, то ли пеплом. А может быть, прахом.

0

26

Кевин спрыгнул на пол подвала и огляделся по сторонам. С некоторым облегчением. Честно сказать, он опасался, что здесь, в подземелье, страх навалится с новой силой. И он не справится; опять сотворит какую-нибудь глупость, не сдержав обещания. Кевин морально готовился к худшему. Однако страшно не было. Было холодно. И как-то неуютно – тоскливо и тяжело на сердце. Но с этим можно бороться…

– Никакого тела, сэр, – констатировал он очевидный факт. Тело здесь просто некуда было бы спрятать. – И никакой надписи, начертанной слабеющей рукой. Правда, следы ритуала налицо. Свечи, кровь и… Что это?..

Кевин присел на корточки, набрал в ладонь немного пепла – тонкого, серебристо и легкого.

– Это ведь останки вампира, – пробормотал Кевин, растирая пепел в пальцах. – Верно, сэр? Но как же так? И ритуал, и кто-то убил вампира – и все в одном подвале. Очень странно, сэр, вы не находите?..

0

27

– Странно, – согласился Алан. – А если совместить обе версии? Вампира убили во время ритуала. Обрати внимание, пепел как раз внутри круга.

Это прозвучало дико. Это выламывалось из привычного порядка вещей. Алан не хотел в это верить – но в то же время понимал, что такое вполне могло случиться.

– Впрочем, остаётся вероятность, что это не прах вампира, – сказал он насколько мог спокойно и деловито. – Маркус говорил, что некоторые виды бумаги с серебряным тиснением при сжигании дают такой же цвет пепла. Он ещё предлагал воспользоваться тиснёной бумагой, если нам надо будет имитировать смерть кого-то из своих в глазах оборотней, к примеру. Нужно взять этот прах и отдать Маркусу на анализ. Пожалуй, соскоб с пола, где пролилась кровь, тоже стоит снять. Может быть, даже огарок свечи. Давай посмотрим, вдруг найдётся ещё что-нибудь интересное.

Отредактировано Алан Форнайт (2016-11-03 23:25:48)

0

28

Вампира убили во время ритуала? И впрямь: крайне странно. До этого убивали только людей с магическими способностями. Ну, если верить информации, которую шеф получил от Даниэля Сантеса.

…Кевин разжал пальцы, и прах ссыпался на пол. Но не весь. Что-то осталось. Он глянул на свою руку. На частички серебристого пепла, прилипшего к ладони. Он мог бы стряхнуть их одним движением. Но не стал. 

Тяжесть на сердце становилась все сильнее. Как и тоскливое чувство потери... Кевин тряхнул головой, прогоняя его. Уже зная, что оно наведенное. Ненастоящее.

А потом он почувствовал боль. Она пришла из ниоткуда – тупая, ноющая, странная. Возникла где-то в груди – и тут же растеклась по всему телу. Несильная, но  навязчивая и неотступная.

Кевин закрыл глаза.

– Я думаю, все же, что это прах вампира, – проговорил он, пытаясь совладать с болью, – а не какая-то там сожженная бумага, сэр. Да и какой смысл что-то сжигать там, где нет выхода дыму?.. – Боль становилась тяжкой и нестерпимой, но О’Нейл старался не подавать виду.

Это ведь просто иллюзия. Очередная чертова иллюзия!

– И я думаю, что он мучился, сэр, – сказал Кевин. – Мне кажется, он очень страдал перед смертью. – Он и сам толком не знал, почему это говорит. А боль всё усиливалась… Но признаться в этом шефу? Немыслимо. После всего, что он уже натворил. – Но я не уверен, сэр, – докончил он, пытаясь оттолкнуть фантом. – Может быть, все это мне только кажется…

Отредактировано Некто (2016-06-29 00:38:16)

0

29

Пока ирландец говорил, Алан вынул из портфеля несколько пробирок с плотными крышками и собрал туда часть пепла и соскоб крови с пола. Добавил к своим трофеям также красную свечу. Но это не значит, что он не слушал помощника. Напротив, он отнёсся к словам Кевина очень серьёзно. Тем более серьёзно, что ему показалось – с Кевином что-то происходит; видимо, на телепата снова (но уже по-другому) стала влиять аура этого дома.

«Чует моё сердце, не стоит нам тут задерживаться», – подумал Алан, но вслух сказал:

– Может, кажется, может, нет, но в любом случае хорошо, что ты сказал об этом. Нам важна любая мелочь, и ощущения в том числе.

Алан прошёл по подвалу, обшаривая глазами углы и готовясь произнести фразу вида «Здесь ничего нет, уходим». Уйти, не проверив помещение, он не мог, – это было бы слишком непрофессионально, – но старался хотя бы завершить проверку как можно быстрее.

Он не ожидал, что найдёт в подвале что-то новое, однако, к собственному удивлению, заметил в щели между полом и нижней ступенькой лестницы небольшой предмет, плоский и едва ли больше дюйма размером.

– Что это? – пробормотал Алан, засунул руку под лестницу и вытащил оттуда серебряное кольцо.

Отредактировано Алан Форнайт (2016-06-30 22:10:32)

0

30

О’Нейл следил взглядом за Аланом, пока тот обходил подвал, заглядывая в каждый угол. Сам Кевин все еще сидел на корточках над серебристым пеплом. Надо бы встать и помочь шефу, но ему было слишком худо – и он не мог заставить себя подняться.

Конечно же, все здесь связано. Эта аура, эти ощущения… иллюзорные, но от того не менее сильные. И не менее неприятные. Кевин стряхнул прах с ладони – и тут же почувствовал, что боль отступает. Постепенно, но довольно быстро.

«Нам важна любая мелочь, и ощущения в том числе», – уверял Алан. И Кевин решился.

– Еще… я чувствовал… ну, словно бы печаль и тоску… и боль. Но все уже прошло! – прибавил он поспешно. Чтобы шеф не подумал, будто ему снова требуется помощь. – Я в порядке, сэр. Просто решил, что вам надо знать.

Алан тем временем копался возле ступенек наверх. Что-то он там нашел. Шеф выпрямился, выудив из-под лестницы серебряное кольцо.

Кевин поднялся на ноги, намереваясь подойти поближе, когда наверху раздался оглушающий грохот и треск. Пласт обгоревшего потолка цокольного этажа свалился на пол, погребя под собой отверстие люка и обдав Алана фонтаном угольной пыли. Сверху на доски, судя по звукам, рушилось что-то еще – тяжелое и увесистое: балки, стропила, остатки стен. Казалось, сгоревший дом – те его части, что устояли до сих пор – в считанные секунды окончательно развалился.

А потом все стихло…

Кевин посмотрел вверх. Туда, где раньше виднелся просвет люка, ведущего из подземелья. Но просвета больше не было.

0

31

Шум, грохот – а потом всё вроде бы как раньше, вот только в воздухе кружится угольная пыль и выход наверх завален.

В принципе, это не повод для беспокойства. Скорее всего, стену и потолок, рухнувшие сверху на люк, удастся приподнять или проломить. А если нет, то Джерри знает, куда ушли глава службы секретности и штатный телепат той же службы; если они не вернутся до полуночи, их пойдут искать и найдут. 

Вот только сможет ли Кевин продержаться до полуночи здесь, где на него давят холод, тоска и боль? Ирландец говорит, что он в порядке, но Форнайт знал по опыту: старательнее всего о том, что у них всё хорошо, говорят те, кому на самом деле паршиво.

Надо проверить, удастся ли быстро выбраться наружу! Алан в один прыжок поднялся по лестнице,  упёрся рукой в обгоревшие доски – и замер. Замер, потому что услышал голоса наверху. Видимо, к развалинам потянулись зеваки.

– Матерь Божья, как йопнуло-то!

– Хорошо хоть людей не задело.

– У нас так однажды стена у дома рухнула, так девки в одних сорочках выскакивали.

– Ух ты!

Придётся переждать, пока они уберутся. Алан тихо спустился вниз, встал рядом с помощником. И только тут вспомнил про найденное кольцо. Что ж, раз есть время, можно рассмотреть находку. Вампир разжал пальцы и поднял ладонь так, чтобы кольцо мог видеть и он, и Кевин.

Они увидели серебряное кольцо, судя по размеру – мужское, выполненное в виде змея, кусающего собственный хвост. Уроборос. Древнейший символ то ли бесконечности, то ли вечного перерождения и обновления – Алан не помнил точно, да и вряд ли важно это было сейчас. Гораздо важнее, что кольцо было амулетом из тех, какие Даниэль Сантес раздавал находящимся под его покровительством.

Да чтоб его черти взяли, этого Сантеса! Сегодня он был для Алана Форнайта чем-то вроде ноющего зуба: очень сильно раздражает и постоянно напоминает о себе, так что не забудешь, как ни пытайся.

Отредактировано Алан Форнайт (2016-07-10 21:43:04)

0

32

– Он прав, – кивнул Кевин, прислушиваясь к человеческим голосам наверху. – Йопнуло знатно. А что тут у вас, шеф?

О’Нейл осмотрел кольцо, лежащее на ладони Алана. Чудно́е колечко. Змея, которая вцепилась в собственный хвост, замкнув таким образом круг. Кевин слыхал, что это какой-то очень древний символ, но не знал подробностей. Зато он отлично знал, что различные очень-древние-символы часто используются во всяческих ритуалах. А вдобавок, кольцо эманировало как охранный амулет...

– Интересно, оно связано с жертвоприношением? – сказал Кевин. – Или лежало тут еще до того? Подвальчик-то непростой, шеф. Похоже, он был нарочно замаскирован, верно же? Похоже, что последние жители дома вообще о нем не знали. Если, конечно, почтенный адвокат сам не был сектантом… заодно со своими слугами, домочадцами и малолетними отпрысками. Что, согласитесь, крайне сомнительно.

Теперь, когда Кевин больше не прикасался к праху, боль совершенно отступила. Тоскливое чувство осталось. Но ирландец гнал его прочь, стараясь вернуть себе бодрость духа и даже пытаясь шутить.

– Похоже, – докончил Кевин, – тут творилось много неладного. Кто бы стал скрывать подвал и зачем?..

Он говорил тихо, почти шепотом, чтобы не привлечь внимания зевак наверху. Хотя, по правде сказать, в этом не было нужды. Люди шумели, переговариваясь. Сгрудившиеся вокруг останков дома, они привлекали внимание все новых прохожих, которым тоже не терпелось узнать, что тут произошло. Те, кто стоял позади, напирали на передних и требовали разъяснений. Передние объясняли задним, но не успевали они закончить рассказ, как подходили еще зеваки – и все начиналось сызнова. В результате, толпа росла, и гомон только усиливался.
Все с жаром обсуждали происшествие. Попутно ругая беспечного арендодателя (который не распорядился разобрать обгоревший остов, и вот он рухнул – и ведь мог кого-нибудь придавить!), криворукую пожарную команду (которая не сумела вовремя потушить огонь), недобросовестные газовые компании и правительство вообще.

Пробивать себе путь наверх, при таком раскладе, не было никакой возможности. По всему выходило, что запертым в подвале вампирам придется здесь задержаться.

Отредактировано Некто (2016-07-10 21:37:21)

0

33

– Я думаю, кольцо и жертвоприношение связаны, – сказал Алан. – Не верю, что колечко оказалось тут случайно. Судя по состоянию подвала, здесь не может быть случайных вещей. Другой вопрос, как именно они связаны.

Навскидку было два варианта: кольцо принадлежало либо жертве, либо одному из «детей  Баала». Впрочем, если допустить, что владелец кольца – действительно подопечный Сантеса, второй вариант выглядел неправдоподобно. Вряд ли Даниэль Сантес допустил бы, чтобы его протеже проводил такие вот ритуалы, а в то, что в окружение первого советника Принца затесался шпион, Форнайт не верил. Сантес не идиот.  Эгоистичная, жестокая и высокомерная сволочь, но не идиот, нет.

Подумав, Алан изобрёл третий вариант: кольцо было украдено, и сектанты оставили нарочно, чтобы бросить подозрение на Сантеса. Предположим, они знали, что первый советник Принца вампиров идёт по их следу, и решили вывести его из игры.

Говорить ли Кевину про связь между кольцом и Даниэлем Сантесом? Алан поколебался, но всё-таки решил сказать. В конце концов, информация не секретная.

– Такие амулеты носят подопечные первого советника Принца, – сообщил он. – Кстати, как ты думаешь, связано ли падение стены дома с тем, что я тронул кольцо? Ведь это произошло одновременно.

Задавая вопрос, Алан Форнайт глядел на помощника. Вопреки его ожиданиям, Кевин выглядел лучше, чем несколько минут назад. Интересно, почему?

– Кстати, что ты чувствуешь сейчас? – спросил Алан, чтобы проверить своё впечатление.

Наверху, меж тем, продолжали развиваться события. На место действия прибыл полисмен и теперь интересовался, с какой целью собрались присутствующие.

Отредактировано Алан Форнайт (2016-07-10 21:46:06)

+1

34

– Что я чувствую? – Кевин задумался, прислушиваясь к своим ощущениям. – Тоску, сэр, – честно ответил он через пару секунд. Но к тому нет никаких причин, потому полагаю, это иллюзия. Еще, – продолжал он, – я почувствовал боль. Когда прикоснулся к пеплу. Довольно-таки сильную, на самом деле. Но едва стряхнул пепел с рук – все прошло почти сразу, сэр, – прибавил он.

Кевин снова посмотрел на прах. И на кольцо в ладони Алана. И снова на прах.

– Поэтому я думаю, что это все же был вампир, шеф. Все ведь сходится, верно? И этот пепел, похожий на останки вампира, и мои ощущения, и кольцо, которое он, видимо, носил как знак покровителя...

О’Нейл подумал еще немного.

– А насчет стены…  Ну, она выглядела крепкой… то есть, обугленной, конечно, но непохоже, чтобы собиралась падать. Да и ветра не было. Но какая тут может быть связь с кольцом?.. Так что, право, не знаю, шеф. – Кевин беспомощно развел руками.

Наверху, между тем, шум толпы не стихал. Судя по звукам, к полисмену присоединились несколько его коллег. И они уговаривали людей разойтись «пока тут что-нибудь еще не рухнуло, и кто-нибудь не убился». Но дело двигалось медленно.

– Единственное, что могу сказать с уверенностью, – объявил О’Нейл, – так это то, что всё оно очень странно, шеф.

Отредактировано Некто (2016-07-10 21:38:53)

0

35

– Значит, чувствуешь тоску, – повторил Алан задумчиво. – Понятно. Но тоска должна исчезнуть, когда мы отсюда уйдём. Надеюсь, это случится скоро, а то долго тосковать не годится. Так и потаскуном недолго стать.

Каламбур был так себе, но ничего другого для поднятия боевого духа Форнайт сходу не придумал.

– Думаю, ты прав – жертвой «детей Баала» стал вампир, – продолжил он. – Но всё-таки я попрошу Маркуса проверить пепел. В этом деле надо исключить любую вероятность ошибки.

Убеждённо говоря об экспертизе, Алан тем не менее понимал, что найденный прах мог быть только прахом вампира. Во-первых, он уже много раз видел останки вампиров и теперь узнавал характерный серебряный оттенок. Во-вторых, Форнайта убедили ощущения Кевина: вряд ли эмоциональная аура, которую почувствовал телепат, могла бы быть у кипы сожжённой бумаги! Он всё понимал. Просто не хотел верить и цеплялся за любую возможность усомниться.

«Надо отнести прах другому телепату, более сильному, и посмотреть, не сможет ли тот узнать больше. Самый сильный телепат, какого я знаю, – Даниэль Сантес (да чёрт бы побрал этого Сантеса, сегодня он так и лезет со всех сторон!); значит, отнесу ему. Тем более что он, скорее всего, лично был знаком с убитым вампиром и заинтересован в расследовании». Приняв такое решение, Алан опустился на колени и аккуратно собрал с пола серебристые хлопья в бумажный пакет.

Мысль, что останки покойного вампира следовало бы похоронить, не приходила сейчас Алану в голову. По долгу службы он то и дело сталкивался с чьими-то останками и привык относиться к ним сугубо утилитарно, без пренебрежения, но и без благоговения. 

Прислушиваясь к звукам сверху, Алан Форнайт понял, что кто-то из зевак обронил в адрес полицейских бранное слово, и кто-то из доблестных стражей порядка схватился за дубинку. После этого разгон толпы пошёл гораздо живее – значит, можно рассчитывать в скором времени выбраться из подвала.

Отредактировано Алан Форнайт (2016-11-03 23:30:26)

0

36

– Да, думаю, вы правы, сэр, – сказал Кевин, наблюдая, как Алан Форнайт собирает с пола серый пепел. Он внимательно глядел на шефа, пытаясь понять, не испытывает ли тот каких-нибудь неприятных ощущений, прикасаясь к пеплу. Но, вроде бы, нет. Или же он тщательно это скрывал.

– Так или иначе, – продолжал Кевин, – мы свою работу сделали. А это, – он кивнул на бумажный конверт, – вы теперь отнесете господину первому советнику? Верно же? И пусть он сам разбирается со своим прахом. То есть, не со своим… То есть… ну, вы поняли. Сэр.

Между тем, он прислушивался к тому, что у них над головами. Доблестная полиция наконец-то разогнала толпу, и люди с ворчанием разошлись.

– Пожалуй, можно вылезать, сэр, – заметил О’Нейл. Он еще раз прислушался – для верности – но наверху воцарилась тишина. Кевин поднялся по лестнице и попытался отпихнуть в сторону обгоревший пласт пола, перегораживающего люк. Но не тут-то было. Похоже, на досках сверху лежало что-то еще… много чего еще. Во всяком случае, сколько Кевин ни пытался сдвинуть их, они не трогались с места. Несмотря на всю силу вампира.

– Хм… – сказал Кевин после нескольких бесплодных попыток. – Кажется, я погорячился насчет «вылезать». Что-то там заклинило наверху, сэр. По крайней мере, я не могу освободить выход. Может, попробуем вдвоем, сэр?

Отредактировано Некто (2016-07-09 21:36:37)

0

37

Алан встал рядом с ирландцем, и они попробовали поднять или отодвинуть доски вдвоём. Но тщетно. Видимо, действительно что-то заклинило, как предполагал Кевин.

– Так, хватит. Попробуем другой путь, – решил Алан. – Я проберусь наверх через крысиную нору и раскидаю завал снаружи. А ты будешь ждать здесь с вещами. Если почувствуешь, что в энергетической картине подвала, или кольца, или праха что-то меняется, наблюдай внимательно и запоминай.

Не хотелось, очень не хотелось оставлять Кевина тут одного. В этом подвале даже Алану, не обладающему способностями телепата, было неуютно, тревожно и неестественно холодно. Как же тогда приходится гораздо более чувствительному ирландцу? Но лучшего способа освободить проход Алан Форнайт не знал.

– Да, сэр, – отозвался Кевин. – Будьте осторожны, сэр. А то мало ли...

– Буду, – согласился Алан и стал раздеваться.

Одежду он бросил на пол. Сверху легли портфель, бумажный пакет с серебристым пеплом и кольцо.

А потом Алан превратился в крысу.

Это только людям кажется, что из запертого погреба нет выхода. Для крысы или мыши их достаточно.

+1

38

Кевин не в первый раз видел, как Алан Форнайт меняет облик. И все же… каждый раз это поражало воображение. Он перевоплощался не так, как это делают оборотни – те превращаются медленно и постепенно. А шеф делал это практически мгновенно. Вот, он стоит перед тобой, а затем очертания его фигуры делаются зыбкими и нечеткими – словно ты смотришь на него сквозь пелену густого тумана. И в следующий миг вампир уже исчез. А на его месте возник кот. Или собака. Или летучая мышь. Или – как вот сейчас – крыса. Обычная серая крыса, которую на вид не отличишь среди великого множества других обычных серых крыс, населяющих Лондон…

Кевин снова глянул наверх. Там, между пластом пола, накрывшего выход, и краем люка, оставался небольшой проем. Совсем узкий. Существу, размером с человека, конечно, никак в него не пролезть. Но крысе – особенно, если та втянет бока – вполне возможно.

– Может, не надо искать нору, сэр? – сказал Кевин, глядя себе под ноги. На серую крысу, сидевшую на полу рядом с ворохом одежды. – Мне кажется, вы сейчас проберетесь через щель наверху. Давайте я вас подсажу?..

Крыса чуть приподняла голову, и опустила ее, имитируя кивок. Движение слишком медленное, чтобы быть случайным. Кевин нагнулся и взял крысу в руки. А потом снова поднялся по ступенькам. И запихнул ее в узкую щель, оставшуюся между досками и проемом люка.

– Пожалуйста, будьте осторожны, сэр, – тихо повторил он. А потом снова спустился вниз. Теперь ему оставалось только ждать.

0

39

Если смотреть глазами крысы с высоты крысиного роста, то завал представлял собой лабиринт из камня, угля и дерева. Алан Форнайт искал путь, выбирая щели, откуда чувствовался приток свежего воздуха. Где-то пришлось немного подкопать, где-то прогрызть себе проход, но в целом выбраться наверх удалось довольно быстро.

Там Алан осмотрелся. М-да, то, что раньше было остовом дома и кучей обгоревшего хлама, теперь стало просто большой кучей обгоревшего хлама. С одной стороны, это хорошо: теперь мифотворцам не придётся тратить много сил, чтобы скрыть следы своего негласного визита. После того, как Алан разгребёт завал, можно навалить мусор обратно в любой последовательности. С другой же стороны, сначала надо разгрести завал, а это, возможно, будет не так просто.

Пользуясь присущей крысе незаметностью, вампир пробежал по развалинам и обломкам, осмотрелся. Так, зеваки ушли. Полицейские тоже ушли; но не все. Один из доблестных стражей порядка стоял в палисаднике бывшего дома, готовясь, по-видимому, перекрыть дорогу новым любопытным, если те вдруг появятся.

Для вампиров этот полицейский был явно лишним. Когда Алан начнёт растаскивать в разные стороны кирпичи, стропила и балки, полицейский услышит шум. И что он увидит, если пойдёт посмотреть на источник шума? Голого мужика, прыгающего по пепелищу? Алан усмехнулся про себя, – пасть крысы не приспособлена для того, чтобы усмехаться, – и отбежал на сохранившуюся часть лестницы, ведущую к цокольному этажу.

Проще всего нейтрализовывать человека, неслышно подходя к нему сзади. Но сейчас такой вариант был невозможен – полицейский стоял на виду у всей улицы. Придётся заманивать его в руины.

Алан Форнайт сосредоточился и превратился из крысы в мужчину плотного телосложения, похожего на одного типа, встреченного как-то в Ист-Энде (похожего, но не точно такого же, поскольку Алан не хотел бросать подозрения на невинного человека). Чуть-чуть приподняв голову над краем пролома, он позвал, постаравшись придать своему голосу нерешительные и жалобные нотки:

– Сэр… сэр…

– Что? – полицейский обернулся, никого не увидел и подошёл ближе к краю пролома.

– Сэр… я…

– Упал, что ли?   

Полицейский сделал ещё шаг вперёд, наклонился – и в этот момент вампир, развернувшись подобно сжатой пружине, быстро и точно ударил его в висок. Другой рукой Алан подхватил обмякшее тело и утащил вниз.

Прислушался. Судя по звукам на улице, никто не обратил внимания на исчезновение стража порядка. Что ж, всё закономерно – полицейский отошёл от края улицы в тень, а у снующих по улице туда-сюда прохожих хватает своих забот, чтобы не задумываться о том, почему он там задержался.

Потерявшего сознание полицейского Алан уложил в сторонке на груду головешек. Человек придёт в чувство примерно через полчаса; времени хватит. Форнайт начал методично разбирать завал над люком в погреб.

Мысль, что полицейского можно было бы просто прикончить, даже не пришла Алану в голову. Он ценил человеческую жизнь и всегда, если видел к тому возможность, старался избегать убийства.

Отредактировано Алан Форнайт (2016-07-17 19:10:16)

0

40

Кевин уселся на нижнюю ступеньку лестницы, прислушиваясь к звукам наверху. Чуткое ухо вампира уловило шорох крысы, пробирающейся между обугленными балками. Кевин немного волновался. Да, конечно, крыса – ловкая, быстрая и верткая. А уж обратившийся в крысу вампир – тем паче. Но все же… небольшой зверек более уязвим, чем вампир в своем нормальном облике. Потому он испытал облегчение, поняв, что шеф снова принял антропоморфный вид.

Короткий разговор с полисменом… А потом – скрежет отодвигаемых балок. Кевин посмотрел наверх, но, похоже, до освобождения было еще далеко. Он убрал пакет с прахом и кольцо в портфель. Потом – сложил одежду Форнайта аккуратной стопкой. Вечно шеф швыряет ее как попало, когда превращается. А костюм, между тем, мнется.

Он еще раз обошел подвал, поглядывая, не пропустили ли чего. Здесь по-прежнему было холодно… и тоскливо. Но перспектива скорого освобождения придавала бодрости.

Наконец шум раздался прямо над головой. Наверху отлетело и ударилось об пол очередное бревно. Кевин снова поднялся по лестнице и попробовал столкнуть в сторону пласт досок, перегораживающий люк. На этот раз доски поддались. Двигались тяжело и медленно: на них еще что-то лежало. Но прогресс был налицо.
…А потом доски отъехали в сторону. Свобода!

Кевин вернулся в подвал, взял портфель и одежду и снова поднялся по лестнице. И встретился взглядом с Аланом Форнайтом.

– Ваш костюм, сэр, – сказал он, протягивая шефу одежду и обувь. И поднялся наверх.

0


Вы здесь » Лондон 1870 » Лондон и его окрестности » Таинственный подвал‡Алан идёт в сгоревший дом&