http://forumfiles.ru/files/0017/94/c8/17306.css
http://forumfiles.ru/files/0017/94/c8/63044.css

Лондон 1870

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Лондон 1870 » Минувшее » Проверка лояльности‡Сантес читает мотивы Алана&


Проверка лояльности‡Сантес читает мотивы Алана&

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

Даниэль Сантес вызывает к себе Алана Форнайта,
чтобы проверить его на лояльность Принцу, в связи с событиями в Уинчестере.

После событий Тронный зал. Переговоры‡Депеша от бунтарей.&

Проверки заняли меньше времени, чем ожидал Даниэль. И прошли довольно легко. ...Вампиры, как на подбор, попались сильные духом и не боязливые. Ничего удивительного, если вдуматься: Винсент знал, кого выбирать себе в спутники.

Ясное дело: такие проверки пугают, и если сопротивляться – причиняют боль.  А не сопротивляться почти нереально. Даже зная, что это – насущная необходимость, все равно инстинктивно противишься попыткам залезть тебе в голову. Кому понравится вторжение чужого разума в твое сознание? И кто обрадуется тому, что его намерения, желания и воспоминания перебирают и перетряхивают, разыскивая малейший намек на нелояльность или неповиновение? Кто не испугается, зная, что он бессилен скрыть свои самые сокровенные и потаенные мысли?
Конечно, если речь не шла о врагах, Сантес не вторгался дальше необходимого. Он всегда уверял, что не станет вызнавать личные секреты и маленькие тайны. И выполнял обещание. Почти всегда.  Но многих это не слишком успокаивало. Ибо – как проверишь? Как сможешь понять, какие из твоих тайн – больше не тайны?..

Впрочем, эти вампиры, видимо, либо никаких сокровенных тайн не имели, либо обладали достаточной силой воли, чтобы перебороть страх и желание сопротивляться. И не сопротивлялись. Ну, почти.
Совершенство недостижимо.

Невзирая на это, Даниэль устал. И проголодался. Такие проверки всегда отнимают силы  - душевные и физические. А предстояла еще непростая работа...

...Проверить всю свиту. Начиная с "высших эшелонов"...

Винсент явно переоценивал его возможности. Но, с другой стороны: если не он - то кто?.. А время сейчас не такое, чтобы стенать и жаловаться...

Даниэль позвал Фергуса.

- Вызовите сюда Алана Форнайта.

Отредактировано Даниэль Сантес (2016-05-30 06:47:49)

0

2

Для людей Алан Форнайт был журналистом. Для вампиров – главой службы секретности, лично отвечающим за то, чтобы рядовые жители Лондона не узнали о живущих рядом с ними вампирах.

Сам Алан любил неофициально называть свою деятельность «мифотворчеством». Он и его товарищи (Алан думал о них именно как о товарищах, а не как о сотрудниках службы) создавали мифы, выдавая проявления магии и способности нелюдей за явления, легко объяснимые в рамках научно-технического прогресса. 

Служба секретности располагалась в четырёхэтажном доме на восемь квартир. С точки зрения лондонцев, это был респектабельный доходный дом, населённый едва знакомыми между собой людьми. На деле же обитателями дома были в основном вампиры. А дом, с виду вполне заурядный, таил в себе немало секретов.

«Утечка газа привела к чудовищной трагедии – сгорел дом, погибли десять человек! А кто виноват? Неужели компаниям, прокладывающим в Лондоне неисправные газовые магистрали, снова удастся уйти от ответственности? Не пора ли правительству…»

Выводя на бумаге эти строки, Алан Форнайт прекрасно знал, что ни одна из компаний, занимающихся газоснабжением, в трагедии не виновата. Дом подожгли мифотворцы, чтобы скрыть следы пиршества не в меру развеселившихся вампиров. Взрыв газа Алан с товарищами сымитировали убедительно, но чтобы версия закрепилась, полезно упомянуть о ней в нескольких газетных сообщениях.

– Алан, – дверь отворилась, и Джерри просунул голову внутрь. – Тебя к первому советнику вызывают. 

Вампиры посмотрели друг на друга. Они много лет работали вместе и хорошо друг друга знали. Для Джерри не было секретом, что Алан не любит первого советника Принца Лондона, а тот относится к главе службы секретности с полной взаимностью. Без необходимости эти двое старались не встречаться.  И если Даниэль Сантес вызывает – значит, случилось что-то серьёзное.

– Подожди-ка, – Алан дописал фразу, промокнул чернила и положил законченную статью в плотный конверт.  Встал. – Так, отправь это мистеру Делану в редакцию «Таймс». Если придут заказанные товары из магазина Готторна, оплати их и передай Маргарет.  В остальном действуй по ситуации.

– Угу, – Джерри взял конверт. – А ты надолго?

– Пока не знаю.

Дорога до резиденции Принца вампиров заняла несколько минут. Встретивший Алана Фергус спросил, надо ли о нём доложить, но вампир отказался. К чему лишний этикет? Они с Сантесом знакомы уже не одно столетие. А добавлять к встрече дополнительное время не было ни малейшего желания.

Алан постучал в дверь кабинета первого советника и, получив приглашение войти, перешагнул порог.

Отредактировано Алан Форнайт (2016-05-29 22:42:16)

0

3

– Садись, – сказал Даниэль, не утруждая себя долгими приветствиями. И кивнул на кресло по другую сторону стола.

В том, что Алан Форнайт верен Принцу Лондона и не связан с бунтовщиками Уинчестера, Сантес не сомневался.  Ну, почти не сомневался. Но это «почти» проистекало в основном из того, что на своем посту Даниэль привык никогда и никому не верить безоговорочно. Полезная привычка, если хочешь выжить.

Но если уж начистоту: крайне маловероятно. Сантес знал Форнайта не первое столетие и успел кое-что уяснить.  Вампир, который, прожив на свете шесть сотен лет, все еще старается быть «человечным».  И не просто сохранил представление об этике и морали, о благородстве и милосердии, а до сих пор пытается – с упрямством осла – всему этому следовать. Порой – в ущерб себе. А порой – и в ущерб окружающим.  Многие вопросы и проблемы можно было бы решить с куда меньшими затратами, ежели бы Форнайт – со своим видением мира – не делал сложное из простого. Хотя куда уж проще:  finis sanctiflcat media. Но только не для Алана Форнайта. Он, со своей нелепой «человечностью», был просто смешон. 
Но в данном случае, впрочем, это работало на руку. Прекраснодушный Форнайт едва ли окажется предателем.  Он для этого слишком уж благороден.

Из всего можно извлечь пользу,
– подумал Даниэль. – Даже из глупости…

– В соответствии с приказом Принца Лондона, – сказал он,  – я обязан провести проверку лояльности.  Поэтому дай мне руку, открой свой разум и не сопротивляйся.

Отредактировано Даниэль Сантес (2016-05-29 02:35:44)

0

4

– И тебе доброго вечера, – ровно произнёс Алан, усаживаясь.

Если Алан Форнайт при общении с первым советником считал излишним точное следование этикету, то Даниэль Сантес отметал даже элементарную вежливость. Его слова звучали как приказы. Резкость и сухость тона выдавали плохо скрытое пренебрежение.

Но высокомерие Алан мог бы простить. Он не прощал Даниэлю Сантесу другого:  наслаждения, с которым тот упивался чужими страданиями. Сладострастия, которое влекло первого советника издеваться над своими жертвами, прежде чем погубить их. По мнению Алана, это была даже не жестокость – а много хуже жестокости.

Впрочем, что бы они с Сантесом друг о друге ни думали, оба служили Принцу Лондона. Это обязывало сотрудничать.

Слова о проверке Форнайту не понравились. Результатов проверки он не опасался – от Принца ему нечего было скрывать. Но сам факт того, что потребовалась такая проверка, говорил о многом. Похоже, ситуация гораздо серьёзнее, чем Алан сперва предположил; но что же случилось?

Спрашивать Даниэля Сантеса сейчас не имело смысла:  пока первый советник не убедится, что собеседнику можно доверять, он не имеет права выдать информацию. Все объяснения возможны только после проверки.

Алан молча стянул перчатку и положил руку на стол ладонью вверх.

«Открой свой разум и не сопротивляйся»… Не так-то легко это сделать. Страшно даже не то, что Сантес может узнать те стороны личной жизни, которые Алан предпочёл бы не афишировать, – но невыносимо думать, что самые дорогие тебе воспоминания будут рассматривать с циничной и глумливой усмешкой.

Отредактировано Алан Форнайт (2016-05-26 15:23:10)

+1

5

«Читать» древнего непросто. Это тебе не болван-парламентер, у которого мозгов кот наплакал, и всё лежит на поверхности – так, что даже не требуется тактильный контакт. Форнайт, древний вампир, – совсем иное дело. Даже если он добровольно открывает свой разум, предоставляя Даниэлю доступ к мыслям и воспоминаниям.

– Я не намерен вторгаться дальше, чем это необходимо, и вызнавать личные тайны и секреты, – произнес Сантес «дежурную фразу», которую всегда говорил перед началом проверки. Предполагалось, что это немного успокаивает и позволяет расслабиться. На деле же так получилось далеко не всегда. Но Даниэль уже привык, это стало для него своеобразным ритуалом.

Он накрыл ладонь Форнайта своей ладонью, закрыл глаза, сосредотачиваясь. Ощутил, как энергия,  возникая в кончиках пальцев, устремляется вверх по руке и разбегается по всему телу. Знал, что второй вампир сейчас чувствует то же. Энергия связывала их незримой, но прочной нитью… Даниэль коснулся своим разумом мыслей Форнайта… а в следующий миг его будто бы ударило упругой волной и отшвырнуло назад. Чужой разум закрылся – точно захлопнулась тяжелая дверь. Невидимая нить натянулась до предела, готовая выскользнуть из пальцев. Неимоверным усилием воли Сантес удержал ее. И открыл глаза.

В голове гудело. Перед глазами прыгали черные точки. Энергетическая нить рвалась из пальцев, причиняя боль.

– Я же сказал: не сопротивляйся! – прошипел Даниэль. – Или тебе есть, что скрывать от Принца?

Едва ли. Но Сантес был раздражен. И зол. Он и так утомился уже после трех предыдущих проверок, а тут еще этот… изволит кочевряжиться.

– Открой разум, – сказал он. – Иначе мне придется вторгаться насильно. А это будет больно и крайне неприятно. Для тебя.

0

6

Если Даниэль Сантес хотел, чтобы Алан раскрылся и доверил ему свои мысли, не стоило раздражённо шипеть, кидаться обвинениями и угрожать болью. Это не способствовало желанию довериться. Скорее, наоборот.

Однако Алан понимал, что проверку пройти необходимо. И чем скорее она закончится, тем лучше.

Усилием воли он заставил себя успокоиться. Расслабился – насколько мог. Нашёл взглядом книжный шкаф и уставился на корешки, стараясь думать о названиях и содержании книг, а не об искажённом злостью лице первого советника Принца. Постарался внутренне примириться с неприятным прикосновением чужого разума,  которое ощущал почти физически.

– Продолжай, – сказал Алан коротко.

0

7

–  Мне надо передохнуть, –  буркнул Сантес. – Подожди пять минут.
Он выпустил руку Алана, разрывая нить. Потом придется начать сначала, но да уж ладно. Передышка действительно требовалась. 

Должно быть, не следовало рычать на Форнайта: это уж точно не способствует расслаблению. Но черт возьми! Цацкаться с ним и вокруг него прыгать Даниэль уж точно не собирался. Не дитя малое! Древний вампир уж мог бы проявить силу воли и взять себя в руки – вместо того, чтобы шарахаться и закрываться.

Дьявол бы побрал этот Уинчестер, – подумал Даниэль. – Куда смотрели наши агенты? Шпионы, разведчики и контрразведчики… служба безопасности… Целая армия дармоедов, позорно проморгавшая заговор.  Случайно или намеренно?.. Да нет, едва ли случайно, –  размышлял он. – Уж не настолько они плохи. Похоже, надо искать предателя. Причем – на самом верху пирамиды. А это значит – проверки, проверки, проверки… Да еще неизвестно, чем закончится  поездка Винсента… И не забыть написать записку Джорджине – предупредить, что сегодня я не с могу у нее быть. Да и насчет завтра – ничего не понятно.  Не исключено, что с расследованием придется повременить…

Сантес перевел взгляд на Форнайта. Тот сидел с каменным лицом. Рука по-прежнему лежала на столе. Кажется, он вообще не пошевелился.

–  Ладно, –  сказал Даниэль. – Вторая попытка.

…На этот раз дело пошло получше. Видно, Форнайт совладал с собой. Упругая волна лишь слегка толкнула – и отступила.  Тяжелая дверь приоткрылась. Совсем чуть-чуть, но Даниэлю хватило и этого, чтобы войти. Он коснулся разума вампира. И начал «читать».

Отредактировано Даниэль Сантес (2016-05-28 15:48:20)

0

8

Ощущение было такое, будто череп начали сверлить одновременно с нескольких сторон: голова наполнилась гулом и скрежетом, виски заныли, глаза, казалось, стали выдавливаться наружу.  Первые мгновения Алан ещё видел кабинет, шкаф, книжные корешки – а потом мысли спутались, и мир вокруг исчез. Верх и низ смешались, смешались свет и темнота. Но скрежет в голове оставался, он рос, он становился сильнее. Ещё сильнее. Невыносимее.

А потом всё разом закончилось.

Отредактировано Алан Форнайт (2016-05-28 13:40:43)

0

9

Разумеется, Форнайт был чист. Как и предполагал Даниэль – ни намека на предательство, нелояльность или неповиновение. Но Сантес работал тщательно, добросовестно стараясь не пропустить ничего – мысленно формулируя вопросы и изыскивая на них ответы в голове вампира.

Однако, пора была заканчивать. Ясно, что здесь ничего нет. Напоследок – более для проформы – Даниэль спросил: «Есть ли что-то, о чем ты не рассказал Принцу, хотя он должен это знать?»

И в ответ – картинка в голове, вспыхнувшая мгновенно и ярко. Старый дом. Внутри – мертвые тела людей, окровавленные, с разодранными шеями. Остатки пиршества вампиров… Зрелище неаппетитное, но не сказать, чтобы непривычное. Другая картинка: тот же дом, словно взрывающийся изнутри, и исчезающий в языках пламени. И затем – лишь обугленный остов, переплетение обрушившихся почерневших балок и куски растрескавшейся черепицы…

Даниэль слышал о взрыве газа на Чансери-лейн, но не знал, что это – дело рук службы секретности, подчищавшей следы любых проявлений магии и деятельности нелюдей. «Чистильщиков» – как любил называть их Сантес. Впрочем, он не лез в их дела без нужды... 

Так или иначе, понимал он, едва ли Алан Форнайт намеренно пытается утаить это от Принца. Скорее, просто не успел доложить: взрыв был совсем недавно. На всякий случай он еще немного покопался в голове Форнайта; так и есть – не успел. Никакого скрытого неповиновения. Да и в любом случае, едва ли дом на Чансери-лейн имел какое-то отношение к Уинчес…

Сантес не успел додумать. Потому что от картинки пахну́ло, вдруг, знакомым леденящим холодом. И страхом...

– Твою ж мать! – вырвалось у Даниэля. Он выпустил руку Форнайта, разрывая контакт. И лишь теперь понял, что произнес последнюю фразу вслух.

Отредактировано Даниэль Сантес (2016-05-30 00:00:19)

+1

10

Алан аж вздрогнул. Мало того, что Даниэль Сантес довольно-таки болезненно перелопатил ему мозг, так затем его же ещё и обматерил! А не слишком ли охамел первый советник Принца?

Алан Форнайт рывком повернулся к беловолосому вампиру, собираясь едко попросить не тревожить прах давно почившей миссис Форнайт – но слова замерли у него на языке, едва он увидел лицо Сантеса. Тот выглядел точь-в-точь как Горацио, увидевший призрак отца Гамлета. Или, выражаясь менее поэтично, как будто бы ему только что балкон на голову рухнул.

– В чём дело? – спросил Алан резче, чем следовало бы.

Отредактировано Алан Форнайт (2016-05-29 22:34:47)

0

11

Даниэль уже опомнился и взял себя в руки. Но надо признать: то, что он увидел, было… было слишком неожиданно. И застало его врасплох.

–  Это я не тебе, – мрачно сказал он Форнайту. – Скорее, в пространство…

Еще летом Даниэль поведал Винсенту об их с Дорджиной похождениях. Тогда же рассказал и Форнайту. Ему следовало знать. Даниэль опасался, что «дети Баала» – или кто они там? –  могут подкинуть на видное место новый труп. Труп  человека, якобы убитого вампиром. Пришлось предупредить «чистильщиков» – и, как следствие, пришлось объяснить Форнайту всё, как есть.

Теперь же Сантес недоумевал. Как могли дьяволопоклонники провести ритуал в жилом доме, заполоненном людьми? Или, может, и не было никаких не в меру разрезвившихся молодых вампиров – а всего лишь маскарад?.. Но там, в доме – если верить картинке из воспоминаний Форнайта – было много людей, в том числе дети… Простые жители доходного дома средней руки. Невозможно, чтобы все они были магами! Да и не походило увиденное на результат ритуала. Ну никак не походило. В прошлые разы все выглядело совсем иначе…

Но сомнений быть не могло: тот же пронизывающий холод, тот же удар необоримого панического страха…

Здесь что-то не так, – подумал Сантес. – Или же… Может быть, ритуал провели в другом месте, а тело подкинули в дом уже после взрыва? Чтобы его нашли те, кто станут разбирать завалы… Этого нельзя было допустить!

Охотнее всего он бы сходил туда сам – посмотрел и попробовал разобраться. Но не сегодня. И, возможно, не завтра. Кризис в Уинчестере держал его здесь крепче любых цепей… А значит, придется отправить «чистильщика», больше ничего не поделать.

–  В том доме на Чансери-лейн, – нехотя объяснил он, – был ритуал. Подобный тому, что летом. Или же, возможно, там сейчас лежит тело жертвы такого ритуала. Если так – нужно забрать его. И как можно быстрее.

Отредактировано Даниэль Сантес (2016-05-30 07:39:10)

0

12

«В пространство он, видите ли, матерится, – неприязненно подумал Алан. – А простой факт, что в этом пространстве нахожусь я, он игнорирует. Даже не подумал извиниться. Как и всегда, впрочем».

Мысли промелькнули в голове и исчезли, уступив место более насущным размышлениям.

Случай с домом на Чансери-лейн Алан Форнайт раньше считал пусть не рядовым, но в целом ничем не примечательным. Троим молодым вампирам вскружило голову ощущение обретённого могущества и вседозволенности. Они поспорили, возможно или нет выпить кровь из спящего мужчины так, чтобы лежащая рядом жена даже не проснулась.  Залезли в дом почтенного адвоката; но пока первый вампир вкушал главу семьи, второй возбудился, не удержался и впился зубами в его супругу. Третий тоже не захотел остаться в стороне, и дело кончилось кровавым разгулом. Не пощадили ни домочадцев адвоката, ни слуг, ни даже детей. К счастью, один из вампиров даже сквозь угар сообразил, что бросать разорённый дом и кучу трупов с ранами на горле – нельзя. Он сообщил в службу секретности (во время своего отчёта государю Форнайт собирался специально обратить внимание Принца Лондона на этот поступок – у парня есть голова на плечах, стоит взять его на заметку). Служба секретности обследовала место действия, убедилась, что выживших нет, и Алан предложил сымитировать взрыв газа. Дальше всё было уже элементарно. Казалось бы, не о чем думать.

Но вот Даниэль Сантес  почему-то утверждает, что в сгоревшем доме может находиться ещё один покойник. Откуда у него такая информация? Он что-то знал о доме ещё до того, как молодёжь  устроила там жестокое пиршество? И справедливы ли предположения первого советника? Ведь Алан был на Чансери-лейн полдня назад и ничего подозрительного не обнаружил!

К тому же эта проверка лояльности. Почему Принц вдруг решил проверить главу службы секретности, ради чего?

«Если кто-то  из вампиров копает под меня и напел государю про меня гадостей – не беда. Гораздо хуже, если мифотворцы вызвали подозрения, потому что и в самом деле допустили крупную ошибку. Очень крупную, непростительную. Но какую? Чего мы могли не учесть? Что мог пропустить лично я?»

– Если проверка закончена, – сказал Алан спокойным голосом, – то прошу объяснить, что именно в работе службы секретности потребовало проверить меня на верность Принцу. А также – какие есть основания считать, что в сожжённом доме может быть тело убитого на ритуале человека. Про срочность я понял, но мне нужны подробности.

Отредактировано Алан Форнайт (2016-05-31 13:09:56)

0

13

– Проверка закончена, – подтвердил Даниэль. – Ты чист, поздравляю. К тебе лично или к работе твоего отдела претензий нет. – Теперь, когда стало ясно, что Алан Форнайт не предатель, можно было ввести его в курс дела. – Я проверяю всю свиту в связи с неприятностями в Уинчестере: тамошние вампиры подняли мятеж. И посему я должен убедиться, что по крайней мере здесь, в ближайшем окружении Принца, нет предателей – и тех, кто сочувствует бунтовщикам.

Он помолчал секунду, раздумывая, не развернуть ли мысль, но решил, что не стоит. Если Форнайт возжелает подробностей – сам спросит.

– А теперь про сожженный дом, – продолжал Сантес. Он знал, что сказанное Форнайту не понравится. Но особого выбора не было. – Я увидел картинку в твоей голове. Остатки вампирского пиршества, взрыв, обгоревший остов. И почувствовал…

Даниэль снова сделал паузу. Как объяснить ему?.. Как рассказать… О могильном холоде, который в единый миг пронизывает тебя до костей. О паническом страхе – диком, иррациональном, но настолько сильным, что приходится собирать всю свою волю в кулак, чтобы не закричать и не кинуться прочь, не разбирая дороги… Откровенничать об этом с Форнайтом? Нет уж. Только не с ним.

– …почувствовал… присутствие энергии, – сказал Даниэль, глядя в сторону. – Некую ауру, если угодно. Такую же, какую ощущал в случаях предыдущих жертвоприношений. А это может значить одну из двух вещей: либо в том доме был проведен ритуал, либо там находится тело жертвы. Но едва ли дьяволопоклонники устроили ритуал в доме полном людей – так, что никто ничего не заметил. Поэтому я и предположил наличие тела. Которое, не исключено, подкинули туда уже после пожара. Я не утверждаю, что оно там есть. Но другого объяснения своим ощущениям не нахожу. А посему полагаю, что эту версию стоит проверить – пока тело не нашли рабочие, которые будут разбирать завалы. 

Он снова повернулся к Форнайту, глянул ему в лицо, пытаясь понять, какую реакцию вызывают его слова.

– Я достаточно внятно изложил? Или есть вопросы?

0

14

Вопросов у Алана было множество. Его живо заинтересовали события в Уинчестере – бунт и его подавление всегда чреваты некоторым риском, что смертные увидят то, что им не положено, а значит, будет новая работа для мифотворцев. Хотелось узнать также про ауру или энергию, которую ощущал Даниэль Сантис: на что она похожа? в каком месте дома он её почувствовал? и почему её не чувствовал больше никто?

Но спросил Алан совсем о другом – он просто не мог сдержаться.

– Если проверка была вызвана уинчестерским мятежом, – начал вампир мягко, но почувствовал, что к концу фразы голос звенит от ярости, – и если ты понял, что я не имею к мятежу отношения, какого хрена ты начал смотреть в моих мыслях про работу службы секретности? Так-то ты «не вторгаешься дальше, чем необходимо»? Так-то ты держишь свои обещания?

Сжал руки на подлокотниках кресла, преодолевая в себе желание вскочить и врезать «первому после Принца лицу» прямо по лицу.

0

15

Даниэль смерил взбешенного Форнайта холодным взглядом.

– Я держу слово, – ровно сказал он. – И не лезу дальше необходимого. Можешь поверить, что менее всего меня интересуют твои секретишки. И если я разыскал некие сведения в твоей голове, значит, так было нужно. Я делаю свою работу – и прилагаю усилия, чтобы выполнять ее добросовестно. Чего и тебе желаю…  – Он помолчал секунду, глядя в глаза Форнайту. – Это все твои вопросы? Или есть еще?

0

16

Алан гневно смотрел в глаза Даниэлю Сантесу, а тот отвечал ледяным и колючим взглядом.

– … Это все твои вопросы? Или есть ещё? – произнёс Сантес ровно.

Его ровный тон неожиданно помог Алану успокоиться. Он узнал такой тон и такие интонации – сам всегда говорил именно так, если хотел продемонстрировать собеседнику  что-то вроде «Мне безразлично, что ты обо мне думаешь, мы собрались здесь ради дела, так давай от дела не отвлекаться».

«Мы используем один и тот же приём, – подумал Алан. – Неудивительно: уже почти четыреста лет работаем вместе, невольно что-то перенимаем друг у друга. Но всё-таки как странно слышать собственные интонации от того, с кем не хочется иметь ничего общего».

Что ж, если взглянуть на ситуацию непредвзято, то не было никаких доказательств, что первый советник Принца нарушил своё слово. Он обещал, что не будет читать  мысли больше, чем «необходимо». Но меру необходимого определял он сам. Это было крайне неудобно, потому что никто не мешал объявить Даниэлю Сантесу необходимым всё, что он захочет, но, увы, это было так.

– Я был неправ, прошу прощения, – в отличие от Сантеса, Алан вежливостью не пренебрегал. – Расскажи про ситуацию в Уинчестере. Чего добиваются мятежники? Кто они? Далее: какие планируются меры по подавлению бунта и будет ли привлекаться служба секретности?

0

17

Алан Форнайт мгновенно сменил тон. Еще миг назад он, казалось, готов был растерзать Даниэля – и тут же, словно по волшебству, переменился – стал собранным и деловитым. Сантес отлично знал, что глава службы секретности терпеть его не может, и никогда не упустит случая это продемонстрировать. И, однако, Форнайт  умел не давать воли эмоциям, если того требовало дело. Полезное качество, которое сложно не оценить по достоинству.

Уинчестер…  Да, следовало начать с него. Более важная тема. И… более безопасная, если уж на то пошло. Как бы ни желал Сантес разобраться со сгоревшим домом, он понимал, что придется рассказать Форнайту о некоторых вещах, о которых говорить совсем не хотелось. Уж точно не с ним…

– Мятежники, – отозвался Даниэль, – желают независимости и самоуправления. Сегодня прислали парламентера с какой-то дурацкой писулькой. Они заявляют, что власть Принца Лондона нелегитимна, и требуют переговоров. На их территории. Организовали некое «временное правительство» во главе с неким Энтони Беккетом… – Даниэль хмыкнул. – Это все было бы смешно, если б за спинами молодых идиотов не стояла более серьезная сила. По нашим сведениям, восстанием руководит клика итальянских вампиров во главе с древним – Герардо Барнецци. И вот они, как нетрудно понять, желают отнюдь не только независимости Уинчестера. А смены власти…

Даниэль помолчал, раздумывая. Формально, по его статусу, Алан Форнайт имел право знать всё о ситуации в Уинчестере. А Сантес был обязан ему информацию предоставить. Но, – думал Сантес, – некоторые вещи Форнайту лучше не знать. Например, то, что Винсент собирается привлечь охотников и натравить их с мятежными вампирами друг на друга – уменьшив «поголовье» и тех, и этих.  Алан Форнайт, и сам бывший когда-то охотником, а теперь ставший вампиром, привык защищать всех ото всех – лишь бы обойтись наименьшими  жертвами. И таких мер прекраснодушный охотник-вампир, конечно же, не одобрит. Да, подобное сокрытие информации было нарушением внутренних законов вампирского общества. Но – хотя Сантес и не верил, что какие-то сведения могут поколебать лояльность Форнайта Принцу – не стоило вводить его во искушение без нужды. 

Рано или поздно, он, разумеется, узнает. Но пусть лучше будет поздно…

– Его Величество, – сказал Даниэль, – намерен посетить переговоры. Завтра в полдень. Все мы понимаем, что это ловушка. Однако у Принца есть план…

И я надеюсь, что он хорош, – подумал Сантес. – Ох, Винсент… надеюсь, ты знаешь, что делаешь…

– … и Принц уверен, что план безукоризнен. О его деталях, я полагаю, Принц поведает тебе сам, если сочтет нужным. Как и о том, намерен ли привлекать вашу службу секретности –  и в какой мере.

Даниэль помолчал. Все, что он говорил до сих пор, он произносил невозмутимо и ровно, стараясь, чтобы в его голосе или в глазах не промелькнуло ни тени сомнения или страха. Произносил с уверенностью и спокойствием – которых отнюдь не испытывал.

– Обязан оговорить, – закончил он, – что в данный момент эта информация не подлежит широкой огласке. Хотя, думаю, ты и сам это понимаешь.

Отредактировано Даниэль Сантес (2017-02-11 18:47:04)

0

18

– Понимаю, – подтвердил Алан. 

Конечно, информация всё равно может просочиться. Но одно дело, когда она просачивается на уровне слухов и сплетен, и совсем другое, когда на официальном уровне. Слухам не всегда верят. А точные сведения могут побудить некоторых вампиров к действиям. Например, кто-то может пытаться извлечь из мятежа личную выгоду. А кто-то, желая показать свою преданность  Принцу Лондона, рьяно кинется в бой против мятежников – и испортит Его Величеству всю тщательно продуманную комбинацию, ибо, как известно, глупый помощник хуже врага.

Слухи и сплетни тоже могут стать опасными, но если бунт будет пресечён быстро, они не успеют причинить вред.

Что делать лично ему, Алан Форнайт тоже теперь понимал: сохранять спокойствие, ждать указаний от Принца – и быть в полной боевой готовности. На всякий случай.

– Насчёт дома на Чансери-лейн, – перешёл он к следующей теме. –  Есть ли предположения, почему ты почувствовал ауру жертвоприношения, причём даже в чужих – моих – воспоминаниях, а я сам её не заметил? В какой комнате и, если можно, в каком конкретно месте ты почувствовал эту ауру или энергию? Мне надо знать, где искать. И наконец: это не просто аура, которая возникает на месте смерти? Там было что-то иное?

0

19

– Да, это не просто аура, возникающая на месте смерти, – кивнул Даниэль, – она… особая. – Он помолчал, подбирая слова. – Необычная. Возникает ощущение холода и… чувство страха. Иррационального, но весьма сильного, – прибавил Сантес, стараясь, чтобы голос его звучал как можно более нейтрально. 

Форнайт смотрел в упор, не отводя взгляда. Это не нравилось Даниэлю. Казалось, вампир желает теперь сам залезть ему в голову и понять, что на самом деле скрывается за этим нейтральным тоном и безучастным взглядом…

– Два раза, – сказал Даниэль, – я ощущал ауру в те моменты, когда видел место жертвоприношения посредством трансляции мне изображения того участка, где оно состоялось. Один раз – в Валахии. Второй – сегодня. Я предполагаю, что это связано с моими способностями к телепатии. Но точнее сказать не могу… Как не могу и сказать наверняка, – прибавил он, помедлив мгновение, – где именно в доме следует искать. Так что, боюсь, придется осмотреть его весь. Поскольку я уверен: там что-то есть.

Отредактировано Даниэль Сантес (2016-06-03 22:00:02)

0

20

Алан интуитивно чувствовал, что Даниэль Сантес что-то недоговаривает. Но что? И главное, зачем? Алану очень не нравилась мысль, что, обладая неполной информацией, он может влезть в неприятности, которых в противном случае удалось бы избежать.

С другой стороны, а что делать? Первый советник Принца Лондона – не та персона, которой можно велеть не запираться и выкладывать всё как есть. Сантес скажет только то, что сам захочет.

Алан Форнайт достал из жилетного кармана часы и посмотрел на циферблат:

– Я пойду на Чансери-лейн прямо сейчас. Думаю, что успею осмотреть дом и вернуться обратно к началу церемонии принесения присяги. После церемонии отчитаюсь.

Убрал часы, натянул перчатки, встал. Уже подошёл к двери,  но в последний момент обернулся:

– Ты больше ничего не можешь мне сказать?

0

21

Даниэль проводил Форнайта взглядом.

Что он может ему сказать такого, чего Форнайт не знал бы сам?..

Чтобы был осторожен и не совался в дом в одиночку? Чтобы не забывал о странной и чуждой магии, вроде той, что была в доме возле Бервик-стрит (и о которой он уже рассказывал прежде)? Чтобы немедленно сообщил ему и главе Ковена, если что-то найдет?.. Что все мы слишком мало знаем о происходящем, и можно столкнуться с чем угодно?..

Как бы там Даниэль ни относился к Алану Форнайту, он знал, что в своем деле тот – профессионал. И нет ни смысла, ни толку терять время, объясняя Форнайту, как ему делать его работу.

А раз так – что тут прибавишь?..

– Удачи, Форнайт, – сказал он.

Отредактировано Даниэль Сантес (2016-06-03 23:45:39)

+1

22

Алан на секунду замер, глядя на первого советника и пытаясь понять, издевается тот или серьёзен. Желать Алану удачи – это было для Даниэля Сантеса, мягко говоря, нехарактерно. Обычно от него не то что доброго слова не дождёшься, а даже и простого «здравствуй».

Но, похоже, Сантес всё-таки не издевался.  Удивительно.

И что ему ответить? Одно из правил поведения джентльмена гласит, что в неловкой ситуации следует вести себя как обычно, как будто ничего особенного не случилось. Алан последовал этому мудрому правилу.

– Спасибо, – сказал он с привычной вежливостью. – До встречи.

Слегка поклонился и вышел, аккуратно прикрыв за собой дверь.

0

23

Даниэль откинулся на спинку кресла и несколько минут посидел, закрыв глаза и ни от чем не думая. А потом поднялся и достал из подвесного шкафчика бутылку вина и бокал.
Можно поставить очередную «галочку» в длинном списке дел, назначенных на сегодня. Но сколько их еще предстоит! Надо переговорить с Греем. И провести еще несколько проверок. И не забыть о письме Джорджине. А потом эта присяга... и один дьявол знает, что еще случится. Ночь обещает быть долгой...

И пожрать... – подумал он. – Где-то посреди всего этого безумия надо будет улучить минутку, чтобы, черт побери, пожрать.

Далее Судьба Адриано Бернини‡Беседа Сантеса и Грея&

Отредактировано Даниэль Сантес (2016-06-04 14:44:20)

0


Вы здесь » Лондон 1870 » Минувшее » Проверка лояльности‡Сантес читает мотивы Алана&