http://forumfiles.ru/files/0017/94/c8/17306.css
http://forumfiles.ru/files/0017/94/c8/63044.css

Лондон 1870

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Лондон 1870 » Лондон и его окрестности » Два разговора‡Сантеса с Адерли и Форнайтом&


Два разговора‡Сантеса с Адерли и Форнайтом&

Сообщений 41 страница 47 из 47

41

[indent] – Я не говорил о непосредственной причастности, – Даниэль усмехнулся. – Скорее, косвенной. О том, что утрата матери тоже возымела свое действие. В числе прочего. Утрата матери – большая потеря и шок для ребенка. Ученые говорят, что это накладывает отпечаток на всю его будущую жизнь. Хотя не поручусь. Не доказано. Да и не в том дело. Это все метафизика, Форнайт. Девица умерла – и хорошо. Лично ты должен быть доволен. Ведь это причинило страдания твоему заклятому врагу Уэлшу. Надеюсь, она мучилась перед смертью. И надеюсь, Уэлш это знал. Тогда ты должен радоваться, я полагаю?

Отредактировано Даниэль Сантес (2016-12-04 22:03:48)

0

42

– Замолчи, – сказал Алан Форнайт, уже с трудом сдерживаясь. – Замолчи, Сантес. А то я тебя ударю.

Он только что дважды – дважды! – объяснил Сантесу, что мысль о чужих страданиях радости ему не доставляет. Да, лорд Уэлш был врагом Алана Форнайта, и Алан собирался его убить, но у вампира не было цели заставить оборотня мучиться. Он просто хотел, чтобы Уэлша больше не стало.

Даниэль Сантес не был дураком. Как он мог не понимать того, что сказано ему напрямую? Да нет, конечно же, он понимал, – так считал Алан.

Так зачем же Сантес говорил о том, что Алан должен быть доволен потому, что кто-то страдал? Да просто затем, чтобы позлить, не иначе!

Отредактировано Алан Форнайт (2016-12-04 22:10:24)

+1

43

[indent] – А за что? – сказал Даниэль. – Не любишь слушать о себе правду? Ну, это можно понять: никто не любит. Но уж таков я есть: говорю правду. Убивая, ты причиняешь страдания – хочешь того или нет. Близким убитого. Его родным. Горечь потери - тоже страдание. И закрывать на это глаза, считая, что не причиняешь мук – то самое лицемерие, да еще какое! И если ты не желаешь это признать – то ты лицемер и ханжа. Убийцу я не осуждаю. Лицемера – да.

Отредактировано Даниэль Сантес (2016-12-07 09:13:23)

+1

44

– Да чтоб тебя! – заорал Алан, шарахнув кулаком по столу. Подскочили папки, дрогнула чернильница, пресс-папье в виде серебряного черепа упало на пол. – Я что, хоть раз сказал, что никому не причиняю боли? Я хоть когда-то так говорил? Я говорил только то, что мне это не доставляет удовольствия, ни малейшего! Не суди о других по себе! Я-то не буду радоваться тому, что кто-то мучается, даже если это Уэлш!

Спокойное, слегка брезгливое выражение на лице Сантеса взбесило Форнайта окончательно.

– Хотя для тебя, – добавил он, – для тебя я, пожалуй, сделал бы исключение.

0

45

[indent] – Поаккуратнее со столом, Форнайт, – холодно проговорил Даниэль. – Это эбеновое дерево. Такой стол стоит больше, чем вся твоя контора. Поломаешь его – не расплатишься. И хватит на меня орать, – прибавил он, – я тебе не мальчик из воскресной школы.
[indent] Сантес наклонился, подобрал пресс-папье и аккуратно водрузил на место.
[indent] – Я пока терплю тут твои выходки, но терпению может прийти конец. Так что прекрати буянить.

0

46

– Ах да, действительно, – процедил Алан сквозь стиснутые зубы. – Стол. Как я мог забыть. Оборотни, вампиры, люди могут попадать в беду, страдать, умирать – какая разница? Туда им и дорога, верно, Сантес? А вот стол – это важно. За него стоит побеспокоиться. Он из эбенового дерева!

Глава службы секретности рывком поднялся с кресла.

– Что ж, у тебя полно дел. У меня тоже. Ситуацию с «Детьми Баала» мы обсудили, план действий наметили. Можем расходиться. Все нужные распоряжения я перед отъездом сделаю. До встречи.

Ответа Алан ждать не стал. Повернулся и вышел из кабинета, хлопнув дверью так, что удар отдался гулким эхом по коридору.

Он злился. Причём злился не на Сантеса, а на себя. Ошибкой было обсуждать с первым советником Принца что-либо, кроме сугубо деловых вопросов. Не стоило говорить о себе и своих чувствах – а раз уж заговорил, не стоило надеяться, что тебя правильно поймут. Какой нормальный вампир поверит, что тебя действительно с души воротит при мысли о чужом унижении, беспомощности и позоре? О лишних и ненужных смертях? Глупо было пытаться объяснить это, а ещё глупее – выходить из себя и кидаться оскорблениями. К тому же незаслуженными. Ведь Алан знал, что хотя в большинстве случаев Даниэль Сантес и ведёт себя как эгоистичная сволочь, тем, кто ему по-настоящему дорог, он друг надёжный и верный. Вряд ли тот же самый Артур Милтон был для Сантеса менее важен, чем эбеновый стол.

В общем, по всему выходило, что Алан наговорил лишнего, причём сделал это сразу же после того, как пообещал держать себя в руках и сотрудничать спокойно. 

«Я не хочу, чтобы он считал меня лицемером», – признался себе Алан Форнайт. – «Пусть бы Сантес знал меня таким, какой я есть, даже если б он этого не одобрял. Хотя почему, собственно, мне хочется, чтобы Сантес знал обо мне правду? Разве не всё равно? Ладно, неважно. Джерри с Сильвией наверняка уже во дворце. Надо пойти к ним; ах да, и по пути заглянуть к Фергусу. Потом встреча с Оливером, а в два часа ночи уже отъезд».

Алан сосредоточился на текущих делах и выбросил всё прочее из головы.

Далее про Алана Форнайта в логе Найти своего вампира

Отредактировано Алан Форнайт (2016-12-16 02:12:57)

+2

47

[indent] – До встречи. Надеюсь… – сказал Даниэль закрывшейся двери.
[indent] А потом собрал разлетевшиеся папки в ровные аккуратные стопки. Такие же безукоризненно-аккуратные, какими они были до того, как Форнайт вдарил по столу. Подвинул письменный прибор на его исконное место, попутно поправив покосившуюся крышечку чернильницы. Еще раз убедился, что пресс-папье стоит именно там где ему положено находиться. Он двигал и перемещал предметы, пока на столе не воцарился привычный идеальный порядок. И каждая вещь не оказалась там, где должна быть.
[indent] Руки действовали сами, без участия мозга. А думал Сантес совершенно о другом.
[indent] Он и сам не мог понять, почему его так раздосадовала стычка с Форнайтом. Далеко не первая за те четыреста лет, что они прожили бок о бок. Говоря по правде, стычек за это время было много больше, чем задушевного общения.
[indent] А если уж совсем по правде: задушевного общения не было вовсе. Так что случилось сегодня?
[indent] – Тому, кого ты убиваешь, Форнайт, – пробормотал Даниэль, словно бы все еще споря с невидимым собеседником, – абсолютно все равно, радуешься ли ты его смерти – или нет. Он просто умирает.
[indent] …И обращается в прах. Сразу – или постепенно.
[indent] Да, прах… Сантес снова посмотрел на коричневый пакет. От удара о стол пакет тоже подскочил, и немного серебристого пепла высыпалось на столешницу.  Нужно было бы собрать его, ссыпать обратно. Но Даниэль боялся. Чего именно – трудно сказать. Боли, которая, вероятно, последует за прикосновением? Видения, которое может прийти – и показать последние минуты Артура Милтона? Утраты последней надежды на то, что прах в пакете – не Артур?..
[indent] Конечно, можно воспользоваться метелкой для сбора пыли. Но это казалось чем-то… неуважительным.

[indent] Да, возможно зря Даниэль сказал про эбеновый стол. Но уж слишком Форнайт его разозлил. Почему просто не смириться с мыслью, что другие видят тебя не таким, каким ты желаешь казаться? Или каким ты кажешься сам себе? Судят тебя по поступкам, а не намерениям. Всех судят так. Почему же ты, Форнайт, должен быть исключением?
[indent] «А впрочем, – подумал Даниэль, – возможно, я просто устал. Слишком уж много всего случилось за эти вечер и ночь. Имею же и я право немного устать?»

[indent] Ладно, нам еще многое предстоит. Но хотелось бы верить, что на остаток ночи происшествия закончились.
[indent] Он откинулся на спинку кресла, все еще созерцая хлопья серебристого пепла на столе. Единственное, что нарушало идеальный порядок его рабочего места. И Даниэль по-прежнему не знал, что с ними делать…

[indent] «Происшествия закончились – на сегодня, – мысленно повторил он. – Завтра возьмемся за дело с новыми силами. А сейчас можно немного перевести дух».

[indent] Стук в дверь прервал его размышления.
[indent] Даниэль подскочил он неожиданности. Да что там еще?!
[indent] – Да?! – рявкнул он.
[indent] Дверь приоткрылась. Слуга – побледневший при виде выражения лица первого советника – согнулся в поклоне.
[indent] – Высокочтимый древний Даниэль Сантес, – речитативом произнес слуга привычную формулу обращения, – имею честь доложить о прибытии Верховной ведьмы ковена Лондона, леди Джорджины Мортимер. Со свитой.
[indent] – Со свитой?.. – ошарашено переспросил Даниэль. Это было всё, что он мог выдавить.
[indent] – Да, высокочтимый древний. – Слуга склонился еще ниже. – Имею поручение Его Величества: доложить вам, что на леди Джорджину Мортимер в резиденции было совершено нападение. Виновный вампир, к сожалению, пока не найден. Сообразно с приказом Его Величества, вам, высокочтимый древний, надлежит расследовать это дело. Как официальному представителю и наместнику Принца Лондона, каковым вы являетесь на время отсутствия Его Величества. Дозвольте пригласить леди Мортимер?..

Продолжение в логе «Чай и политика»

Отредактировано Даниэль Сантес (2016-12-16 02:26:49)

+1


Вы здесь » Лондон 1870 » Лондон и его окрестности » Два разговора‡Сантеса с Адерли и Форнайтом&