Проверив Алана Форнайта на лояльность, Даниэль вызывает Майкла Грея,
чтобы поговорить с ним о событиях в Уинчестере

МАЙКЛ ГРЕЙ

float:left...Спустя некоторое время после ухода принца Майкл решил проветриться. Холодный ночной воздух был полезен сейчас для него, путь даже холода он уже давно не чувствовал. Он поднялся на крышу дома и стал гулять по ней, наблюдая за людьми. Ночь не была тихой в этом городе, особенно в центре: всюду горели фонари, и люди то и дело выходили на улицу, кто просто прогуляться, а кто выпить и даже подраться. Суета повседневной жизни простых смертных, их однообразные развлечения – все это нагоняло тоску на бессмертного. Так скучно и монотонно…

…Когда это занятие ему надоело, он лег, предварительно сняв стеснявшую его одежду, оставшись в рубашке. Наблюдая за звездами, он вспоминал время, когда был счастлив. Перед глазами встала картина, как Майкл танцевал вместе с Адриано в спальне – в шутку, даже не под музыку. Только смех и разносился по комнате.
В их отношениях Майкл был главным, но никогда не ограничивал своего любимого. Модельер знал, как важна свобода. Он не всегда был в курсе дел Адриано; именно поэтому новость о возможном предательстве стала такой шокирующей.

Неизвестно сколько времени светловолосый вампир вот так пролежал на крыше, предаваясь воспоминаниям. Но пора было возвращаться к реальности, ему еще предстояло встретиться с первым советником Принца.
Грей шел по коридору и уже привел себя в порядок, когда к нему подошел слуга и сообщил о приглашении Даниэля Сантеса. Вампир тут же направился в сторону кабинета первого советника.

Стук в дверь.
– Добрый вечер, разрешите войти?


ДАНИЭЛЬ САНТЕС

float:left– А, Майкл.  Входите. Располагайтесь. – Сантес кивнул на кресло по другую сторону стола. – И наливайте, если угодно. – Он толкнул через стол бутылку вина и второй бокал, который достал из шкафчика, пока ожидал Майкла.

Не дожидаясь, пока Грей усядется, продолжал:
– Я так полагаю, вы знаете, на какую тему у нас будет разговор. И полагаю, вам уже плешь проели этой темой. Но придется еще немного потерпеть.  – Даниэль чуть заметно улыбнулся, но не насмешливо, а, скорее, ободряюще.  – Так что садитесь поудобнее, хлебните винца, и давайте обсудим вашу… ситуацию еще раз. С самого начала.


МАЙКЛ ГРЕЙ

float:leftСветловолосый вампир вошел в кабинет и присел в предложенное кресло. Кабинет советника, был чуть меньше, чем Принца, но обставлен не хуже, хоть и декором занимался сам советник. Майкл был, конечно, возмущен тем, что не во всем особняке был его дизайн, но противиться не мог – не в его власти… Грей опустился в кресло, ожидая очередного поучительного разговора.

– Благодарю, но от вина я, пожалуй, откажусь. – Вампир чуть улыбнулся в ответ. - Да я понимаю, что этот разговор необходим. И, с вашего позволения, начну. Уже не один десяток лет моим партнером и единственной любовью (не считая декор и пошив одежды), является Адриано Бернини. Он молод, но умен и очень добр (несмотря на то, что он вампир). Я доверяю ему, как себе. Поэтому после донесения от леди Драммонд, о том, что Адриано, среди прочих вампиров, является предателем, я был в замешательстве. И даже шокирован. Это слишком не похоже на него. Именно поэтому я пытался добиться от Принца разрешения на поездку в Уинчестер. Хотел узнать правду из уст самого Адриано.

– Я не ставлю под сомнения слова госпожи Беатрис Драммонд, но возможно, ее дезинформировали. Или же самого Адриано обманом вынудили стать предателем. Именно поэтому я должен сам все узнать. Его Величество не прощает предателей, как вы знаете. Я хочу спасти Адриано. Но Принц отказал, и уже не изменит своего решения. Но он сказал, что вы сможете мне помочь. Ибо сможете понять мои чувства… ввиду схожести наших предпочтений. И я надеюсь, что мы придем к взаимопониманию, сэр. – Закончил Майкл, глядя в глаза первому советнику и надеясь отыскать в них поддержку…


ДАНИЭЛЬ САНТЕС

float:leftУслышав последние слова Грея, Даниэль приподнял бровь и смерил модельера задумчивым взглядом.

Интересно, он действительно считает, что я окажусь более сговорчивым лишь потому, что в моей постели временами оказываются не только женщины, но и мужчины?..

Впрочем, комментировать это заявление не стал. Протянув руку через стол, забрал обратно бутылку и налил вина в свой бокал. 

– А, собственно, – сказал Даниэль, – какую именно правду вы хотите узнать? Предатель ли ваш друг или нет? Для вас это принципиально – по большому счету? Давайте уж начистоту: так ли вам важна эта правда?.. Предположим, вы узнаете, что Адриано присоединился к восстанию по доброй воле. Ваша любовь тут же рассеется как дым?.. – Сантес усмехнулся, явственно давая понять, что вопрос риторический и ответ очевиден. – Предположим, – продолжал он, – станет понятно, что никто его не обманывал, не принуждал, и он желает драться на стороне мятежников. Что вы будете делать в таком случае?..


МАЙКЛ ГРЕЙ

float:leftГлупо было искать поддержу…
Ты забыл кто ты и кто вокруг тебя? Прекрати надеяться на сочувствие. Его здесь нет,  – так и твердил светловолосому вампиру его внутренний голос. Модельер незаметно улыбнулся, но это было улыбка полная горечи.

– Что я буду делать? – повторил вампир, задавая вопрос самому себе. – Я дам ему выбор, захочет ли он отказаться от этого и пойдет ли он со мной,  или же выберет революцию. Во втором случае я просто уйду и не буду его больше держать, – кратко ответил Грей.

– Можете больше ничего не говорить, сэр, – прибавил он. – Я понял, что наш разговор не даст результатов. И думаю, мне лучше уйти, – светловолосый вампир встал, ожидая разрешения покинуть кабинет.


ДАНИЭЛЬ САНТЕС

float:leftДаниэль внезапно разозлился.

Да что за день такой сегодня?
– раздраженно подумал он. – Все норовят, чуть что, скорчить «козью морду».

Он со стуком поставил бокал на стол.

– Сядьте! – Кажется, это прозвучало слишком резко. – И успокойтесь. – Отличный совет, впору и самому ему последовать…  – Я, вообще-то, пытаюсь помочь, – сказал Даниэль уже мягче. – Но хочу сделать так, чтобы все остались живы. А для этого мне надо четко понимать, что происходит. Что будет происходить. И что может произойти.

Сантес в упор посмотрел на Майкла.

– Вы утверждаете, что если Адриано мятежник, то вы просто развернетесь и уйдете? Но вы отлично понимаете, что когда бунт в Уинчестере будет подавлен – а он будет подавлен – Принц жестоко разделается со всеми виновными. В том числе и с Адриано.  И вы хотите, чтобы я поверил, будто вы оставите возлюбленного  на произвол судьбы?..

Даниэль помедлил немного. Есть ли вообще решение у этой головоломки? – подумал он. – Можно ли вообще сделать так, чтобы все остались живы, здоровы и довольны результатом: Грей, его приятель Бернини, Винсент… и я?

Пока что картинка выходила довольно безрадостная. 

– Разумеется, я в это не поверю. Я полагаю: вы попытаетесь спасти своего друга. А помощь мятежнику сделает вас его сообщником. И, таким образом, соучастником мятежа… Я не пустого любопытства спросил вас, что вы будете делать, – продолжал Сантес. – Если уж мне предстоит покрывать мятежника, то я, по крайней мере, имею право об этом знать. Вы не находите?


МАЙКЛ ГРЕЙ

float:leftВ кабинете повисло напряжение. Казалось, даже свечи стали подрагивать. Первый советник Принца был раздражен. Не стоило модельеру вести себя так неподобающе с вышестоящим вампиром. Майкл вмиг надел на себя маску безразличия и сел обратно в кресло. Разговор будет долгим.

Вампир спокойно посмотрел в глаза Даниэлю.
– Да, вы правы: я в любом случае хочу, чтобы Адриано остался жив. Даже если он не останется со мной или мне придется отдать свою жизнь ради него. И я не вижу в сложившейся ситуации выхода, который бы устраивал всех. Вы не обязаны меня покрывать, действуйте в интересах Принца…

Он замолчал – и ждал, что же ответит советник.


ДАНИЭЛЬ САНТЕС

float:leftСантес откинулся на спинку кресла и снова взял свой бокал. Который, по счастью, выдержал удар. Долбать хрусталем по столу – не лучший способ сохранить стекло в целости. Но этому бокалу, очевидно, повезло.

– Я безмерно благодарен вам за добрый совет, – сказал Сантес чуть насмешливо, – но, видите ли, Майкл, так вышло, что я уже поручился за вас перед Принцем. Уверил его, что вы не мятежник, никогда им не станете, и полностью лояльны Его Величеству. Так что теперь сдавать назад немного поздновато. И когда выяснится, что вы все же нелояльны, вслед за вашей головой полетит моя. А она мне, знаете ли, нравится. Да и вам, полагаю, нравится ваша. Равно, как и голова вашего друга Адриано. 

Даниэль глотнул вина, не чувствуя вкуса. Слишком долгий день. Слишком много всего. И день этот закончится еще очень нескоро. А завтра, возможно, – подумал он, – все станет только хуже…

– Я верю, – сказал он, – что вы готовы умереть за своего друга. Беда в том, что это едва ли ему чем-то поможет. Для начала: я не думаю, что разведка драммондов ошиблась; скорее всего, Адриано действительно революционер. Предлагаю из этого исходить. И вместе подумать, как усидеть на двух стульях разом.


МАЙКЛ ГРЕЙ

float:left– Тогда будем, надеется, что все же я не мятежник. Ибо пока и сам не знаю, кто я, – с долей иронии ответил вампир. – Иначе не сносить нам голов. – Майкл улыбнулся.

Прощаться со своей головой Грей был не намерен, если это конечно не спасет его любимого. Но, видимо, не спасет. Поэтому необходимо было что-то предпринять: времени до отправления Принца в Уинчестер оставалось все меньше.

– Допустим, Адриано мятежник… Тогда можно считать, что дни его уже сочтены. Даже если его Величество обещал его пощадить, это не значит, что наказания за свое предательство он не понесет. А я бы не хотел, чтобы он страдал. Что же это тогда будет за жизнь? Такого и врагу не пожелаешь, тем более возлюбленному. – Вампир старался говорить как можно спокойнее, отбросив лишние эмоции и трезво взглянуть на ситуацию. Возможно, он не видел выхода из-за излишней эмоциональности и сейчас ему удастся его найти.

– Как вы думаете, сэр, что можно предпринять в этом случае? Чтобы все закончилось, как можно лучше для всех? Возможно, Вы сможете увидеть то, что я не могу – взглянув на ситуацию со стороны…


ДАНИЭЛЬ САНТЕС

float:leftДаниэль пристальнее взглянул на Грея. Он и так смотрел на него, но теперь попытался заглянуть ему в лицо, увидеть выражение глаз – силясь понять, что скрывается там, за этой ироничной улыбкой и шутливым тоном.
И как я сам чувствовал бы себя на его месте?.. – подумал Даниэль. – Паскудно я бы чувствовал себя. Ох, паскудно… 

– Я понимаю, Майкл, – сказал Сантес, – что вы не хотели бы оказаться бунтовщиком. Думаю, вы предпочли бы сохранить верность Принцу и остаться на своем месте. Но помогая Адриано, вы станете мятежником. И, насколько я понял, вы готовы на это пойти.

По большому счету Майкл Грей уже расписался в нелояльности Принцу. И, в общем-то, того, что Грей успел наговорить в этом кабинете, вполне достаточно, чтобы арестовать его – как неблагонадежного. Майкл не может этого не знать, но все же говорит об этом – так спокойно. Как о некоей обыденности… Отчаялся? – подумал Даниэль. – Или, может быть, все же сумел поверить, что я не хочу ему зла?..

Трудно быть одному. Трудно жить, сознавая: случись что – никто не придет на помощь. И твои беды ни у кого не вызовут сочувствия. В лучшем случае их воспримут с холодным равнодушием. Если не с враждебностью. Я знаю, каково жить так, – подумал Даниэль. – Отвратительно и страшно. И поэтому – именно поэтому – я могу тебя понять…

– …И вот, что я думаю, Майкл, – сказал Сантес. – Вам не стоит ехать в Уинчестер. Объясню, почему. Там сейчас неспокойная обстановка. Если вас убьют или схватят, вы потеряете шанс помочь Адриано. А вдобавок, подумайте: каково будет ему, если он узнает, что вы погибли по его вине?..

Даниэль снова отпил из бокала – и снова не ощутил вкуса. Да и пил он в основном для того, чтобы «взять паузу» и собраться с мыслями.

– С другой стороны, – продолжал он, – предположим, вы все же встретитесь с Адриано. И узнаете, что он желает сражаться за революцию. Что дальше? Вам придется либо уехать, бросив его на произвол судьбы, либо остаться с ним, волей-неволей став соучастником мятежа. Ни в том, ни в другом случае вы не сохраните ему жизнь.

А скорее всего, – мысленно прибавил он, – потеряешь и свою. И весьма неприятным способом…

– Посему я предлагаю другой вариант, – сказал Даниэль. – Я отправлю в Уинчестер своих помощников. Среди них есть вампиры с разными… умениями. В том числе лазутчики и бойцы. Я найду тех, кто подходит для наших целей.  Они доставят Адриано в Лондон. Тайно и без шума. Выведут его из Уинчестера еще до того, как начнется бойня. И здесь, в Лондоне, мы разберемся, что к чему. В спокойной, так сказать, обстановке.  – Он помолчал. – Но для этого вам придется довериться мне, Майкл…


МАЙКЛ ГРЕЙ

float:leftМодельер прекрасно понимал, что ходит по лезвию ножа и его в любой момент могут объявить предателем и даже не убить. Но скрывать ничего он не собирался, это было не нужно. По крайней мере, не от Даниеля Сантеса. Он и так мог с легкостью узнать все, что на уме у Майкла, и с этим ничего не сделаешь. Модельер не силах сопротивляться древнему.

Конечно, вампир мог сбежать в Уинчестер сразу же, как узнал об Адриано, но вряд ли бы это чем-то могло ему помочь. Глупо было бы не испробовать все варианты и ринуться на помощь без плана. Эта затея была бы попросту провальной.

Светловолосый вампир молча выслушал слова первого советника; время от времени древний отпивал из бокала вино, то ли машинально, то ли для того, чтобы сделать паузу, но он явно был все еще не спокоен. Спустя несколько минут после того как советник закончил (все это время он обдумывал его предложение), Грей заговорил:

– У меня есть один вопрос, господин первый советник. Почему я должен вам довериться? Я понимаю, что вы, как доверенное лицо Принца, также защищаете его вассалов. И пока я еще официально не являюсь предателем, вы защищаете и меня. Но ведь Его Величество уже передал меня Вам, чтобы решить мою участь. А значит, вы можете смело меня казнить (за все мои слова, которых было предостаточно для этого), как предателя. Так почему вы еще не сделали этого? Почему поручились за меня? Мы с вами не так близки и никогда не были, именно поэтому я не понимаю в чем ваша выгода от этого. Как по мне, так было бы проще, избавиться от потенциального дезертира, чем подвергнуть опасности свое имя и имя Принца, пытаясь прикрыть отговорить предателя. Разве нет, господин первый советник?.. – Майкл пристально смотрел на Сантеса, ожидая его ответа.


ДАНИЭЛЬ САНТЕС

float:left– Разумеется, – сказал Сантес, – вы не обязаны мне доверять. Но коль скоро вы задаете вопрос «почему?»… – Даниэль чуть пожал плечами. – Скажу так: вы уже отчасти ответили на него сами. Да, вы правы: я мог бы оставить ваше дело Принцу, чтобы он сам принял решение. Но, сдается мне, оно бы вам не понравилось. Так что я попросил передать это дело и право решения мне – и именно поэтому вы сейчас здесь.

– И да, вы правы: вы уже достаточно мне наговорили, чтобы арестовать вас и упечь подальше. Бесспорно, так было бы проще. Но я этого не делаю, как вы можете заметить. Не зову охрану и не объявляю вас во всеуслышание предателем. А вместо этого спокойно сижу здесь и пытаюсь вместе с вами разобраться в ситуации. 

Даниэль поудобнее устроился в кресле и вольготно откинулся на спинку – словно для того, чтобы наглядно продемонстрировать, как спокойно он сидит.

– Возможно, этого недостаточно, чтобы довериться мне, – продолжал Сантес. – Тогда подумайте вот о чем: а что вы, собственно, теряете, принимая мое предложение? Боитесь, что я могу представлять угрозу для вашего друга?.. Но, меж тем, настоящая угроза для него – оставаться в Уинчестере. О чем я говорил чуть ранее. И что, я думаю, вы понимаете и сами. Иначе бы давно уже отправились туда, никого не ставя в известность.
Сантес сделал паузу, давая Майклу возможность осознать сказанное. И от всей души надеясь, что рассудок возьмет верх над эмоциями и опасениями. Он понимал: нелегко вот так взять и поверить в искренность собеседника, если привык жить, никому не доверяя и во всем всегда полагаясь лишь на себя. А потому не торопил Грея,оставляя ему время подумать.

– Что же касается второго вашего вопроса, – наконец проговорил он. – Почему я делаю все это? Потому что вы – один из нас. И я знаю, что вы не мятежник и не хотите им быть. А если станете, то не по доброй воле. Я знаю, что вы не злоумышляете против Принца, не хотите вреда ни ему, ни кому-то еще здесь. И я знаю, что вы не предатель. И значит, вы один из нас. А я привык защищать своих…  Меня, – продолжал Даниэль, – трудно назвать добрым. Или милосердным. Или сострадательным. Мне плевать на бо́льшую часть мира. На его проблемы и несчастья. Но те, кого я называю своими, могут на меня рассчитывать… Я ответил на ваш вопрос, Майкл?..


МАЙКЛ ГРЕЙ

float:leftВампир улыбнулся в ответ на показное спокойствие первого советника. Хотя это было не к чему: даже если бы Майкл решил напасть, Даниэль бы с ним справился. Весомая разница в возрасте, давала и ощутимую разницу в силах и способностях между вампирами.

Модельер внимательно слушал советника, который в свою очередь говорил спокойно и размеренно, давая понять, что на его стороне и, действительно, хочет помочь ему.
Майкл никому никогда не доверял (даже своему любимому не рассказывал всего) и поэтому словам Даниэля тоже отнесся с недоверием, хотя и хотел бы верить. Хотя Сантес был прав: если уж и выбирать из двух зол, то лучше выбрать наименьшее. В данном случае, в отношении спасения Адриано лучше будет выбрать предложение первого советника.

– Да, вполне устраивает. И меня очень удивили ваши слова, сэр. Вы действительно мне верите? Хорошего же вы мнения обо мне, я даже польщен, – вампир наклонил голову в знак признательности. – Ну что ж, раз я уже раскрыл все свои карты, думаю, иного выбора у меня уже нет. Поэтому я доверюсь вам, господин Сантес. Попробуйте спасти меня и моего возлюбленного. А я же обещаю, что буду покорно ждать здесь и не ехать в Уинчестер.

Наконец Майкл принял решение. Внешне он не выдавал своего беспокойства и казался невозмутимым. Но внутри же им овладевала тревога и нарастающий (с каждым часом) страх об участи своего возлюбленного. Вампиру будет нелегко спокойно ждать, когда же вернутся люди Даниэля вместе с Адриано. Неизвестность будет медленно пожирать изнутри, как и делает она сейчас с модельером.


ДАНИЭЛЬ САНТЕС

float:left…«И меня очень удивили Ваши слова… Вы действительно мне верите? Хорошего же вы мнения обо мне»…
Майкл Грей словно бы сам изумлялся тому, что кто-нибудь – хоть кто-то – может ему поверить. 
Привык к недоверию? Или не верит даже себе?..
Даниэля так и подмывало спросить: «А что, вам верить не стоит?».
Но он не спросил.

– Да, я вам верю, – сказал вместо этого. – И надеюсь, мне не придется об этом пожалеть.
Снова отпил вина. Полюбовался игрой света в сложных узорах хрустального бокала. И продолжал:

– Я сделаю все возможное, чтобы ваш друг оказался в Лондоне. Но мне потребуется ваша помощь. Мои люди не знают Адриано Бернини в лицо… Но вы ведь, кажется, хорошо рисуете?.. Мне нужен его портрет – это облегчит им задачу. И еще: напишите ему записку, чтобы он был уверен, что мои люди – друзья, которые пытаются ему помочь, и не представляют опасности…
Не дожидаясь ответа Майкла, Сантес достал из ящика стола карандаш и бумагу.
– Рисуйте. И пишите.


МАЙКЛ ГРЕЙ

float:left– Я тоже на это надеюсь, сэр, – немного печально ответил длинноволосый вампир, опустив голову.
Модельер действительно надеялся на то, что все закончится благополучно, хоть и надежда на это не очень велика. Если бы было возможным, вампир хотел бы вернуть все назад и не дать Адриано вступить в ряды революционеров. Это была вина Майкла, что он дал так много свободы своему любимому. Все же Адриано был слишком молод и доверчив, и необходимо было следить за ним. Но произошедшего уже не изменить, поэтому осталось лишь надеяться на людей Даниэля.

Выслушав первого советника, Майкл ответил:
– Хорошо, как скажете. – Вампир взял предложенный карандаш и бумагу и начал делать набросок портрета Адриано. Через пару минут он закончил и протянул листок советнику.

– Просто набросок, на детальную прорисовку нет времени. Но уже по нему будет сразу ясно, как выглядит Адриано.
За долгие годы вместе, модельер уже не раз рисовал портреты возлюбленного и в голове уже отпечатался образ Адриано, поэтому нарисовать его по памяти ему не составило труда.

Затем Грей взял другой листок и написал на нем несколько строк, сложил пополам и также протянул советнику.
– Он сразу поймет, что это от меня. Мой почерк не подделаешь, можно даже и мой набросок ему показать, если все же этого будет недостаточно, он сразу узнает.

«Прошу не сопротивляйся, они не причинят вреда, а лишь вернуть тебя мне. Первый советник нам поможет. Майкл Грей.»


ДАНИЭЛЬ САНТЕС

float:left– Спасибо. – Сантес принял из рук Майкла обе бумаги. Рассмотрел портрет. Потом, развернув записку, пробежал взглядом содержание послания. Чуть приподнял бровь и коротко глянул на Майкла. На миг показалось, что Сантес хочет что-то сказать… или о чем-то спросить… Но тут же он опустил взгляд и убрал записку вместе с портретом в ящик стола.

– Ни о чем не волнуйтесь. Как только Адриано прибудет в Лондон, я незамедлительно вам сообщу. Теперь же не буду дольше вас задерживать. – Слишком много еще предстоит сделать. – Рад, – прибавил он, - что нам с вами удалось понять друг друга.


МАЙКЛ ГРЕЙ

float:leftВзгляд советника вызвал ответную улыбку модельера. Видно Даниэля удивило его упоминание в записке к Адриано, но ведь советник сам предложил свою помощь. Поэтому Майкл решил воспользоваться этой возможностью.

– Это мне стоит вас благодарить, сэр. Спасибо за ваше понимание и помощь. – Майкл  встал. – Видимо, мне придется грызть себя в одиночестве… что ж, думаю, это лучше чем быть мертвым, каким бы я и был, поступи я иначе. Хотя… в этом я до конца не уверен. Доброй ночи, господин Сантес.

С этими словами голубоглазый вампир вышел из кабинета и закрыл за собой дверь.
Модельер отперся на дверь и тяжело выдохнул.
Беседа с первым советником Принца прошла практически легко, все же некое «взаимопонимание» между ним и Майклом было.

Это может помочь и в будущем, и, возможно, стоит сблизиться с Даниэлем. Теперь осталось самое сложное – ожидание в неизвестности. Эта ночь выйдет весьма тяжелой, но бывало и хуже.
– С этими мыслями Майкл Грей направился вглубь коридора.


ДАНИЭЛЬ САНТЕС

float:leftДождавшись, когда Грей выйдет, Даниэль снова вытащил из ящика стола записку Майкла и еще раз глянул на нее. Записка была – что и говорить – провокационной.  Если Бернини мятежник, то, увидев ее, он, бесспорно, сбежит сломя голову. Ну, точнее, попытается. Сбежать ему, разумеется, не дадут: уж настолько-то Сантес верил в своих людей… Да и, говоря откровенно, не то чтобы кто-то собирался учитывать мнение Адриано Бернини: в Лондон его привезут, желает он того или нет… А вот записка такого рода поможет сразу понять, с кем они имеют дело: лояльным сторонником Принца – или же мятежником. Удобно.

Но все же интересно, почему Майкл написал именно это? Свято верит в невиновность своего друга или хочет дать ему шанс спастись, если тот все же революционер?.. Впрочем, неважно. Проверить Грея можно – и нужно. Но позже. Проверка – тяжелое испытание для «реципиента». Ковыряться в мозгах Грея сейчас, когда он и так нервный – точно не стоило. Это следует сделать позже, когда Адриано окажется в Лондоне. Пока Майкл ждет своего возлюбленного, он все равно никуда не денется. И не станет нарываться на неприятности… по крайней мере, Сантес на это надеялся.

Хотя, зная импульсивный характер модельера, сложно сказать что-нибудь наверняка…

Далее Платье, достойное своей госпожи
А так же Марафет Фредерика и проверка Сантеса

Отредактировано Даниэль Сантес (2016-06-19 23:32:04)